Ругака-парень

Гоблин: “Женщины сквернословят безграмотно”

1 января 2006 в 00:00, просмотров: 716

Человек, который успел поработать библиотекарем, сантехником и даже оперуполномоченным, конечно, рано или поздно должен был остановиться на чем-то оригинальном. Дмитрий Пучков, например, поочередно освоивший все эти профессии, стал хорошим переводчиком зарубежных фильмов. Но в рамках классического перевода не удержался и теперь больше известен как Гоблин, великий и ужасный! Кстати, кличка появилась еще во времена милицейских будней...

С его легкой руки “Матрица” превратилась в “Шматрицу”, а “Властелин колец” получил “новую” серию — “Две сорванные башни”. Его страшно любят подростки, потому что в своих переводах он виртуозно ругается матом. Его побаиваются знаменитости, потому что Дмитрий категоричен в суждениях. А в новом году он задумал и вовсе возмутительное: переснять фильм “9 рота”. Такой вот оригинал.

У Тарантино ругаются без огонька

— Дмитрий, мастерски ругаться вас в библиотеке научили?

— Тут надо понимать, что я не устраиваю сольных выступлений на тему “Как послать кого угодно наиболее красочным способом”. Я перевожу то, что говорят персонажи фильмов.

Если персонаж ругается виртуозно типа сержанта в фильме Стенли Кубрика “Цельнометаллическая оболочка” — в переводе это тоже звучит красочно. А если ругается уныло, без огонька, как у Тарантино, — в переводе это звучит ничуть не интереснее. Дело не во мне, а в авторах диалогов.

А сам я родился в военном городке. Рос на улице, публика у нас была переселенная в “хрущобы” из подвалов Лиговского проспекта. Служил в армии. Так что в библиотеке я сам всех обучал!

— То есть армия как всегда была “школой жизни”?

— В родной стране наиболее бодро ругаются военные, флотские и заключенные. Эта разновидность ораторского мастерства оттачивается только в сугубо мужских коллективах, где можно употреблять различные слова без оглядки. Тот же сержант из фильма Кубрика — он не актер, а самый настоящий сержант, который двадцать пять лет готовил новобранцев в американской морской пехоте, откуда и богатство лексикона.

В целом же хорошо ругается тот, кто говорит образно, умеет строить интересные, яркие словесные конструкции. Ругательства — лишь довесок. Хороший оратор может обойтись без них, но при необходимости продемонстрирует и эту грань мастерства.

— В обычной жизни ненормативную лексику применяете?

— Как и все вменяемые мужчины — строго в определенных обстоятельствах. А именно — при отсутствии женщин и детей поблизости. Матерную брань в общественных местах решительно не одобряю, к матерящимся прилюдно отношусь резко отрицательно. Всему свое место и время.

Целомудренный мат чукчей

— А “чисто женский мат”, он какой?

— Женский мат — он, как бы это сказать, не сильно грамотный. Во-первых, сами по себе ругательства — сугубо мужские, ибо подразумевают угрозу насильственного полового акта, что в устах женщины звучит странно.

Во-вторых, чтобы хорошо ругаться, надо постоянно упражняться среди других умельцев. Таких условий у наших женщин, хвала всевышнему, нет, и поэтому для нас они в первую очередь милые дамы, а не отмороженные матерщинницы.

— Есть ли, на ваш взгляд, принципиальное отличие русского мата от иностранного?

— Инвективная и обсценная лексика (читай — нецензурная брань) в различных языках имеет различные оттенки. В русском языке, как нам известно, у нее сексуальный уклон. В немецком или японском — уклон в сторону нечистот, испражнений. А у чукчей, например, самое страшное оскорбление — обвинение в нечестности, а не в смене половой ориентации.

— Кстати, как часто в фильмах ругаются матом?

— Американские фильмы серьезно разнятся. Если это детский мультик типа “В поисках Немо” или фильм для семейного просмотра типа “Бетховен” — понятное дело, никакой ругани там быть не может. А если это фильм про полицию и бандитов типа “Тренировочный день” или про военных типа “Взвод” — с этим делом все в порядке, любители не будут разочарованы.

В отдельных случаях в фильмах, снятых неграми для негров типа “Не грози южному централу”, количество нецензурной брани превосходит все мыслимые пределы. Ну нравится черным парням это дело, такая у них культура негритянская.

Задницы не дают вдохновения

— Одно из направлений вашей деятельности — перевод фильмов, по вашему выражению, “зверски пафосных”. Что особенно пафосным кажется из снятого у нас?

— На мой взгляд, у нас данные культурные несколько иного плана. Например, пафосен ли фильм “Они сражались за Родину”? Безусловно. Смешон ли этот пафос? Решительно нет. Хочется ли сделать “смешной перевод”? Категорически нет.

— А самый “зверски пафосный” отечественный режиссер?

— На данный момент у нас нет режиссеров, есть только клипмейкеры, мастера жанра “крутятся жопы”. О каком пафосе при показе задниц может идти речь?

— Не кажется, что, делая “смешные переводы”, вы откровенно издеваетесь над чужой работой?

— Это лишь пародия на плохие переводы. Фильм “Властелин колец” мне очень нравится, и для начала я сделал правильный перевод. Добротный и качественный в отличие от того, что шел в кинотеатрах. И только через полгода сделал пародию на творчество доморощенных умельцев. Так что никакого издевательства над фильмом там нет.

— Обиженные как-то себя проявляют?

— Читал какие-то стоны в одном журнале: “это недопустимо”, “юмор на уровне третьеклассника” и прочий бред. Я так понимаю, допустимо испоганивать фильмы, на производство которых потрачены сотни миллионов долларов, безграмотными переводами. После чего, сэкономив сто баксов на переводе, потерять в прокате пару миллионов.

— Самый, на вашей памяти, занятный ляп переводчика?

— Есть такой фильм “Охотник на оленей”, в оригинале называется “Deer Hunter”. Неизвестный гений перевел это название как “Дорогой Гюнтер”. На мой взгляд — рекордсмен идиотии.

Ремейк “9 роты”

— Расскажите о самом “возмутительном” своем проекте: ваша версия “9 роты” на какой стадии?

— Мой документальный фильм не будет иметь ничего общего с тем бредом, что показан в художественном фильме “9 рота”. Он будет рассказывать о том, что произошло на самом деле. Сейчас готовлюсь к съемкам. Разыскал ветеранов, собираю материал, работаю с источниками финансирования, определяю маршруты и способы выдвижения на натуру, в Афганистан. Если все пойдет как надо, уже в январе приступлю к съемкам.

— Над “Иронией судьбы”, хотя бы в честь Нового года, поглумиться неохота?

— Нет, конечно. Во-первых, фильм для этого совершенно не годится. Во-вторых, сделать классическую комедию смешнее, на мой взгляд, невозможно. А вот нагадить людям в душу — это запросто.

— Какой, кстати, была ваша самая оригинальная встреча Нового года?

— Сколько себя помню, Новый год всегда встречал дома, за семейным столом. В прошлом году, правда, разругался с женой и в ярости гонял по городу на машине. Новый год встретил на перекрестке у площади Восстания. Такая вот оригинальность.

— Чем сын ваш занимается? Поддерживает ли гоблинские традиции?

— Трудится заместителем гендиректора в строительной конторе. Насчет поддержания традиций — не знаю, переведенные мной фильмы смотрит в своей комнате в наушниках.




    Партнеры