Список женщины

Катя Гусева: “Меладзе, Безруков, Кристовский, Рома Зверь... С моей репутацией можно спеться с кем угодно”

15 января 2006 в 00:00, просмотров: 287

Актриса Екатерина Гусева, проснувшаяся знаменитой после культового сериала “Бригада”, в последнее время редко дает интервью. И вовсе не из-за вредного характера. Просто свободного времени у нее практически нет. Смотрите сами: съемки сразу в нескольких кинофильмах, игра в театре, участие в телепроектах да еще сольная карьера.

Но “МК-Воскресенью” все же удалось уговорить девушку на встречу.

Диплом обольстительницы

Местом для интервью Катя выбрала уютный итальянский ресторанчик в центре Москвы. Я интересуюсь: “Итальянская кухня близка вам по духу или...” Гусева реагирует мгновенно: “Нет, близко территориально!” Естественно, что в первые дни нового года и тема для разговора напрашивается соответствующая.

— С Новым годом, с Рождеством! Где обычно встречаете эти праздники?

— Традиционно дома. Раньше у родителей, сейчас — со своей семьей. Правда, начиная с 16 лет убегала в час или два ночи к друзьям. Непременно — елка (в этом году живая!), салат оливье, полусладкое “Советское шампанское”, желание загаданное. А затем — раздача подарков. И идем гулять.

В этом году почти сразу после боя курантов поехали на премьеру нового “Дозора”. Была жуткая давка — как, например, в метро или в очереди в Мавзолей (по рассказам родителей!). Я искренне порадовалась за коллег. О такой премьерной лихорадке можно только мечтать!

— В предновогодние дни премия “Чайка” наверняка стала для вас приятным сюрпризом?

— Это действительно был новогодний подарок, ведь это моя первая театральная премия, и получила я ее в номинации “Обольстительная женщина” за роль Люси Харрис в “Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда”.

— Волновались? Речь готовили?

— Когда смотришь со стороны, кажется: ну что такого, ну — всего лишь премия. А когда выходишь на сцену, начинается какой-то несусветный зажим и стеснение...

Америку открыл банкир

— Разве “Чайка” — ваша первая премия? Я слышал, что вы и от американцев награды получали — главный телевизионный приз “Эмми”. И вроде бы с этим связана какая-то забавная история. Давайте вспоминать...

— Впервые за 33 года существования премии “Эмми” российский телефильм вышел в финал, что само по себе уже для всех нас явилось наградой. Кстати, в свое время сериал “Бригада” дошел до полуфинала этой премии.

Все было как снег на голову. Я была на киностудии имени Горького. И неожиданно приехали телевизионщики, вывели меня на интервью и сообщили эту новость. Не буду скрывать, было очень приятно! Жаль только, что этот сериал “Курсанты” мало кто видел!

— А что же за забавная история произошла с получением визы?

— Дело в том, что мне поздно дали аккредитацию на фестиваль. И когда я подала документы на визу, мне назначили собеседование на 23 ноября. А церемония вручения премии должна была состояться 21 ноября. (Смеется.) Я отчаялась.

Но случилось так, что меня пригласили на ТЭФИ, где я должна была вручать премию с руководителем одного российского банка. Я похвасталась ему номинацией на “Эмми”. Он поздравил, пожелал хорошей дороги. И тут я: “Да вот с визой проблема”. И он дал свою визитку, попросил позвонить утром и сказать мой регистрационный номер. Я так и сделала. А через два часа перезвонили из американского посольства и сказали, что ждут меня сегодня.

В окошке я произнесла только одну фразу: “Я актриса и еду на “Эмми”. Представляете, мне поставили визу на пять лет и искренне пожелали удачи!

— Очень молниеносно. Времени на поиски вечернего платья хватило?

— У меня был всего один день, чтобы найти платье. Выбрала у Валентина Юдашкина!(Смеется.) Валя в этом смысле всегда выручал звезд.

Сейчас оно висит у меня в гардеробе. Правда, я не так часто смогу в нем выходить. Появляться в одном и том же наряде для актрисы — признак дурного тона.

В заложницах у “Бригады”

— Вы упомянули сериал “Бригада”. Правда, что после него режиссеры долго предлагали вам однотипные роли? Депрессии из-за этого не было?

— Депрессии не было, потому что был мюзикл “Норд-Ост”. Когда меня спросили: “Не боитесь быть заложницей одной роли?”, я ответила: “А какой именно? Кати Татариновой или Ольги Беловой?” Тогда по всей Москве висели билборды “Норд-Оста”, а по ТВ шла “Бригада”. И только благодаря одновременному выходу этих двух проектов я смогла избежать клише одной роли.

А потом у меня было много других работ. Например, после “Охоты на изюбря” нам с Сашей Балуевым такое количество сценариев приносили, что все даже не успевали читать. В этом была видна конъюнктура и совершенно иной смысл — сделать сиюминутный продукт на волне успеха того или иного фильма.

— На съемках “Есенина” вы снова встретились с Сергеем Безруковым. Помогла ли ваша совместная работа в “Бригаде” лучше понимать друг друга?

— Конечно. Если в прошлом фильме мы открывали друг друга, пристраивались, то в “Есенине” все было намного проще. Жаль, что в “Бригаде” мы снимались полгода, а тут было всего пять съемочных дней! Но эти съемки были незабываемыми. Это танго, которое снималось с 8 вечера до 12 дня. Танцевальный марафон! А еще в этом фильме я исполнила романс.

— Насколько я знаю, вы ведь его не только в фильме поете.

— Да. Мы поем его дуэтом с замечательным актером и певцом Леонидом Серебрянниковым. У нас уже есть программа: романсы старинные русские, цыганские, городские.

Это во многом благодаря мюзиклу “Норд-Ост” я развиваюсь музыкально. Ведь тогда я каждый вечер выходила на сцену перед тысячной аудиторией и пела вживую, с живым оркестром. И когда “Норд-Ост” закрылся, желание петь и заниматься музыкой только окрепло и возросло.

Романы с поп-звездами

— Слышал, что вы даже свой сольный диск собираетесь издать, в чем вам помогает сестра Валерия Меладзе. Это сплетни?

— Нет, я ничего такого не записываю. Это действительно какие-то слухи (смеется). Когда у Валерия Меладзе был сольный концерт, его брат Константин предложил мне вместе с Валерием исполнить песню “Актриса” и уже сольно — песню “Тая”. Кремлевский Дворец съездов, более 6000 зрителей, восемь мониторов, живой звук... Не-за-бы-ва-е-мые ощущения!

— А не обидно было, что после этого в прессе заговорили не о вашем выступлении, а о романе с Валерой?

Катя на несколько секунд задумывается:

— Нет! Ха-ха-ха! С Валерием? Нет, не обидно! Ха-ха-ха-ха!

— А как вы вообще относитесь к слухам о себе?

— Да никак! А потом, у меня такая безупречная репутация, что слухи о романе с Валерием меня не очень настораживали. Это то же самое, что слухи о нашем романе с Безруковым, с Сергеем Кристовским из “Уматурман” — после того как я спела с ним дуэтом, о романе с Ромой Зверем, когда мы вместе исполнили песню. Но я просто обожаю петь.

На танцы очередь, как к стоматологу

— В первые дни нового года публика лицезрела ваш зажигательный танец в программе Андрея Малахова. Как вы туда попали?

— Когда для съемок в телепередаче мне предложили встать в пару с тренером по бальным танцам Женей Папунаишвили, я сразу согласилась. Ведь к Евгению на урок записываются, как к дорогому стоматологу на прием, — за несколько месяцев, а я очень люблю танцевать и не могла упустить такой шанс. У нас было четыре репетиции, где мы и решили сообразить на двоих зажигательное “Ча-ча-ча” (смеется).

— В телестудии показали вашего мужа Володю — создалось впечатление, что он был чем-то недоволен.

— Хм! Это сугубо ваши личные ощущения (смеется).

— Он ревнивый человек?

— Знаете, когда у него спросили, не ревнует ли он меня к моему партнеру по танцу, он ответил: “А вы посмотрите на Женю, как к нему можно не ревновать?”

Что ни партнер, то подарок

— Катя, а в детстве вы влюблялись в актеров, артистов?

— Нет. Мне нравились Юра Шатунов, Володя Пресняков, Валерий Меладзе. Но в то время я не собирала никаких фотографий, не обклеивала ими стены квартиры. Мне удалось избежать идолопоклонничества.

— А кто вам из актеров-мужчин симпатичен сегодня?

— Ну, это некорректный вопрос (смеется). Назвать всех сложно... Успех моих ролей зависит на 60 процентов от того, с кем я играю, от партнеров. Мне в этом смысле повезло. Что ни актер рядом, так просто подарок.

Это и Сережа Безруков, и Саша Балуев, и Марат Башаров, и Алексей Гуськов, и Денис Никифоров, и Костя Хабенский, и Женя Миронов... Вот так.

— А не хотелось поменять процентное соотношение?

— А это гибель. Это профнепригодность. Потому что нужно раствориться в партнере. Не себя играть, а быть полностью в нем.

— Вы в разных фильмах такая разная. А на улицах вас узнают?

— Иногда узнают, иногда нет! Если я в лыжном костюме захожу в магазин купить шарф, то не узнают.

Странно, на Западе нормально воспринимают, когда, например, Барбра Стрейзанд в растянутой майке, драных джинсах, с тележкой и собачкой под мышкой заходит в супермаркет.

А у нас все должно быть только комильфо: лимузины, лисьи шубы. Как-то каталась на сноуборде. И когда из-за пробок пришлось спуститься в спецботинках в метро, у людей был шок.




Партнеры