Добрачный тренинг

Стас Пьеха: “Пусть думают, будто я и родился такой клевый”

29 января 2006 в 00:00, просмотров: 582

Несмотря на, казалось бы, неоспоримые преимущества известной фамилии, жить с подобным “багажом” не так уж и легко. Во всяком случае, многие отпрыски знаменитостей, включая недавнего выпускника “Фабрики звезд” Стаса Пьеху, считают именно так.

Чего только не пришлось услышать о себе 25-летнему внуку знаменитой певицы! Наверное, только полученный по наследству артистический иммунитет позволяет Пьехе не переживать, когда о нем распускают слухи, когда на него подают в суд, когда его делят продюсеры. Причем эпопея с “разделом” певца длится уже не первый год. Одно утешает парня: наладившаяся личная жизнь. Обо всем этом он рассказал “МК-Воскресенью” перед своими съемками в ток-шоу в “Останкино”.

“Боюсь стать тенью Валерии”

— Ой, как тут накурено, — морщится Пьеха, когда мы усаживаемся за столик в кафе.

— Подожди, а разве ты сам не куришь? На нашем прошлогоднем интервью ты, помнится, искал пепельницу...

— Честно говоря, я курить начал еще в семилетнем возрасте. Когда впервые попал в пионерлагерь. А сейчас вот бросил. Просто когда на гастролях приезжаешь откуда-нибудь, где минус сорок, в плюс двадцать и выкуриваешь пачку сигарет — дурно становится. Давление скачет.

В этот момент, как по заказу, по радио начинает петь дуэт Стаса и Валерии.

— Кстати, как реагируешь, когда слышишь себя по радио, например...

— Если честно, у меня отвращение к своему голосу, к своему изображению в телевизоре. (Смеется.) Нет, может, это не так уж и плохо, но хочется, чтобы было еще лучше.

— Максималист, значит, по жизни?

— Слушать эти завывания не могу! — парень снова смеется. — Я не про Валерию сейчас.

— Расскажи, как обстоят дела с вашим дуэтом? Вы заявили, что недавний ваш совместный клип был последним...

— Ну да. Я надеюсь, что сейчас пойдет вверх моя сольная карьера. Со временем планирую сделать группу и играть вживую. Правда, пока еще даже музыканты не набраны. Я взял только саксофониста. Это молодой панковый парень. Я с ним дружу еще со времен эстрадно-джазового училища, где я когда-то сам учился.

— Когда вы неожиданно запели с Валерией, у всех возник вопрос: для чего это было нужно?

— Да для всего! Это выгодно было мне, чтобы засветиться. То малое количество людей, которое меня смотрело на “Фабрике”, даже если и придет на концерт, то будет где-то сидеть особнячком. Ну и, я считаю, для Валерии это хорошая история. Дуэтная, свежая, которая молодит ее образ.

Было много вариантов, с кем мне петь дуэтом. Но с кем еще? С Машей Распутиной? Не могу. Абсолютно разные мировоззрения.

— Тогда почему эта история заканчивается?

— Боюсь стать тенью Валерии, тенью звезды. Важно вовремя остановиться.

Кепка заменяет бороду

— Стас, положа руку на сердце скажи: если бы не “Фабрика звезд”, быть тебе певцом Стасом Пьехой?

— Стал бы я популярен — не уверен. Родители, фамилия — это лишь рычажки, за которые могут потянуть люди с деньгами. У нас денег нет.

— Да ладно: у таких известных родных — и нет денег?

— Да. И где вы видите сейчас по телевизору Эдиту Пьеху?

— Но ведь у твоей бабушки масса поклонников...

— Эти поклонники иной раз даже билет на концерт купить не могут. У Илоны поклонников вообще меньше, поскольку она занимается разговорным жанром... Конечно, у меня было небедное детство. Я ездил по заграницам, получил превосходное образование.

— Проблем с карманными деньгами не было?

— У меня всегда хватало денег на все. Помню, даже ходил с мешком конфет, как Дед Мороз, и угощал всех во дворе. Потом запросы, естественно, выросли. Устраивал праздники какие-то, вечерины и так далее. Абсолютно бессмысленно деньги тратил. Попил крови у родственников, — Стас смеется. — В результате мной начала интересоваться милиция.

— Фамилия спасала?

— Ну, Пьехой я стал только классе в четвертом, до этого носил фамилию отца — Герулис, что по-литовски означает “умница”. Но бабушка очень переживала, что некому продолжить фамилию, и не придумала ничего лучше, как присвоить ее мне. А милиционеров раздражал молодой человек “с известной женской фамилией”, так они говорили.

Но мы все равно не магнаты и никогда не смогли бы самостоятельно раскрутить такой проект, как Стас Пьеха. Это немыслимые вложения для нас. Пришлось бы продавать дома. И ради чего? А вдруг бы не получилось?

— Значит без “Фабрики” — никуда?

— Во-первых, меня там все узнали, а во-вторых, проект помог мне найти людей, которым я понравился как артист. Которые занялись моим пиаром, материалом и раскруткой. Раньше у меня никогда не было собственного материала. Всегда пел чужие кавер-версии.

Конечно, есть и свои сложности. Я не привык к узнаваемости. Для меня было шоком: вышел из дома одним человеком, а пришел с “Фабрики” через три месяца уже совершенно другим. Люди на тебя тыкают пальцем, дети орут под окном...

— Что орут-то?

— По-разному. Иногда добрые вещи, иногда хочется пойти и... угомонить. Если бы у меня росла борода, я бы, наверное, отрастил ее, чтобы замаскироваться. Но, к сожалению, она у меня слабо растет. Я просто в кепке хожу.

— Стас, а чем закончилась история с судом? Тебя поделили-таки продюсеры?

— Да ничем не закончилась. Она продолжается, — парень улыбается. — Я не хожу на суды, мне до них фиолетово. Я свою точку зрения высказал, поэтому всем этим занимаются адвокаты.

“Фабрика” любви

— Ты много уже говорил о деньгах. Сейчас сам себя обеспечиваешь или кто помогает?

— Теперь, естественно, все по-другому. Сам зарабатываю. Другое отношение к деньгам. Но все равно устраиваю себе какие-то праздники. В последнее время пристрастился: накапливаю деньги и отправляюсь на полмесяца куда-нибудь, ни в чем себе не отказывая. Недавно вот съездил в Барселону. Вернулся с хорошим посылом к работе, только погода немножко обломала. Я не люблю мороз.

— Значит, деньги тратишь только на “ни в чем себе не отказывать”?

— Еще на такси бесконечные. Я собираюсь купить машину. Но каждый раз, когда думаю заняться этим вплотную, уезжаю на гастроли. То есть я бываю один-два дня в Москве. Когда покупать?

Трачу на рестораны, потому что дома я ем от силы раза три в неделю. Из меня повар никудышный. Иногда на родителей трачу. На любимую женщину.

— А на кого больше уходит: на нее или на себя?

— Конечно, на девушку. У меня меньше потребностей в плане аксессуаров и украшений.

— Поделись, у вас с ней была романтическая история знакомства?

— Я одно время раздумывал все: живу без любви, один. Наверное, это неправильно... Потом я понял, что, если буду париться, ничего не найду. И отпустил ситуацию. И через какое-то время все пришло само собой. Я никогда не влюблялся до этого по-настоящему.

— Так как же вы познакомились?

— Это было в телецентре “Останкино”. Почти на этом самом месте. Вика — двоюродная сестра Тимати, она приезжала к нему на концерты. Так что наше общение происходило в коридорах “Останкино”. Во время томительной “Фабрики звезд”. Тогда особенно хотелось вырваться наружу. Как раз весна начиналась. Все вокруг было романтично.

— И ухаживал, значит, красиво?

— Да, красиво. Правда, урывками. У нас было свидание на корабле. Как раз, помню, был салют в честь свадьбы Ирины Дубцовой... До сих пор эта романтика в отношениях остается.

— Дома кто готовит? Она?

— Для этого у меня есть женщина-домохозяйка, которая приходит три дня в неделю и что-то готовит... Ты прости, я не люблю много говорить о личной жизни. Если в худшую сторону что-то перевирают, мне кажется, это сказывается потом на мне негативно. Это уже как сглаз своеобразный.

— Ну хотя бы поделись — она к поклонницам не ревнует?

— Да я ж не Тимати. Моя музыка пока ориентирована на публику старше 14. А все безумства происходят именно в этом возрасте.

Свадьба будет не в Москве

— Стас, еще не так давно ты жил со своей сестрой. Сейчас у тебя появилась девушка. А сестра куда делась?

— Никуда не делась. Она живет со своим молодым человеком. Они оба — начинающие архитекторы. Учатся в МАрхИ. Кстати, они одни из самых успешных на своем курсе.

— Ты знаком с молодым человеком своей сестры?

— Ну, видел один раз. Да.

— Одобряешь выбор как брат?

— Одобряю: умный, симпатичный, что еще надо? Ровесники, да еще одним делом занимаются... Я не люблю, когда у людей большая разница в возрасте. Хотя сейчас это даже модно. Девочки пытаются опережать свой возраст. А зря: надо делать все вовремя.

— А сам ты, кстати, раз всему свое время, жениться собираешься? Пора, наверное, уже...

— Ну, естественно, я собираюсь жениться. Когда — об этом никто не узнает. Даже никого на свадьбу приглашать не буду. Это будет даже не в Москве. Конечно, я думаю об этом. У меня вон уже седые волосы на висках, — парень смеется.

— Стасом Пьехой, наверное, занимаются известные стилисты?

— Думаю над образом я сам. Глобальной концепции нет, хотя очень хотелось бы заняться этим вплотную. В верхней филейной части, — Пьеха показывает на голову, — я менять ничего не хочу. А насчет остального подумаем.

— А над нижней филейной частью работаешь?

— Купил себе тренажер. Чтобы можно было работать со своим весом. Тренажер, турник, брусья, и еще на турнике висну по 30 минут. Сегодня еще вырос сантиметра на 2, наверное. Я просто занимаюсь немного, чтобы создавалось ощущение, как будто я и родился такой клевый.

— Раньше ты жаловался на склонность к похуданию...

— Сейчас все нормально. Меньше худею. Я абсолютно доволен своим весом.

— Скажи, проблема отцов и детей у вас в семье стоит?

— А у кого ее нет? Бабушка вечно критикует мой внешний вид. Она же сама эстетика. По ней ориентировалась вся страна. Мать, как философ-музыкант, все остальное критикует. То есть на меня со всех сторон критика валится.

— А что именно бабушке не нравится?

— Мои рваные джинсы. Она говорит: “Ты не настолько еще стар, чтобы носить рванье”.

Кстати, я с детства запомнил, что бабушку нельзя называть бабушкой. Женщина всегда должна ощущать себя как дочка, даже не как мама. Поэтому она для меня была Дита. Даже не Эдита.




Партнеры