Братство волка

Москвичам скармливали самых популярных обитателей зоопарка

5 февраля 2006 в 00:00, просмотров: 429

“Весною в нынешнем году

В зоологическом саду

Олень и лев, барсук и рысь

И медвежата родились.

Для них устроен детский дом

С зеленым лугом и прудом”.

Каждый год тысячи маленьких москвичей, впервые прочитав стихи Самуила Маршака “Детки в клетке”, просят своих мам: “Пойдем в зоопарк смотреть на зверят”! И каждый раз мамы, обшарив весь зоопарк, объясняют детям, что площадки с детенышами там нет. И куда она делась — неизвестно.

Поправка в законы природы

“В общем, там один жираф влюби-и-ился в антилопу”, — напевали сотрудники зоопарка, расходясь с очередного совещания. Обсуждалась серьезная проблема: волк влюбился в козу. И как не влюбиться — ведь она была его лучшей подругой с детства. А свою волчью семью он никогда в глаза не видел. Его, серого хищника, сразу после рождения поместили в “звериный детский сад” — на площадку для молодняка. И тут он учился жить в компании двух маленьких зебр, щенка собаки динго и трех козлят.

Площадка молодняка появилась в Московском зоопарке в 1934 году. Тогда условия содержания зверей оставляли желать лучшего — поэтому самки, выводя потомство в неволе, нередко отказывались от своих малышей. Брошенных зверят, конечно, пытались выхаживать. Бывали даже случаи, когда зоологи приносили в коммуналки (к безмерному ужасу соседей) осиротевших львят, рысят и волчат.

Собрать всех подкидышей в “одну кучу” придумала Вера Васильевна Чаплина — именно она выкармливала брошенных зверят, бегая с бутылочками молока по всему зоопарку. Она и возглавила новую секцию. За попавшими в такой вольер малышами было гораздо легче ухаживать. А они больше не скучали поодиночке.

Друзей не едят

Отчасти затея носила еще и идеологическую нагрузку. Маленькие волки никогда не нападали на новорожденных ягнят. Поросята бесстрашно возились с детенышами льва. А медвежата играли в мяч с лосенком, ничуть не пытаясь попробовать его на вкус. Ну чем не пример правильного социалистического воспитания!

— Под площадку молодняка отвели самую солнечную лужайку зоопарка, — вспоминает Михаил Новинзон, пришедший на площадку более 40 лет назад в качестве юнната, а теперь заведующий одной из секций зоопарка. — Поляну разделили на три части. В самый большой вольер — “детский сад” — попадали животные, рожденные в этом году. Кроме них тут постоянно обитали карликовые камерунские козы и лисицы, каждый год с фермы Суворовского училища брали двух поросят. В загоне поменьше, так называемых яслях, держали лишь новорожденных зверушек, в возрасте 1—2 месяцев. Им нужна была особая забота, ведь таких крошек могли задавить в игре их подросшие товарищи. Еще один вольер предназначался для хищников семейства кошачьих — львят, тигрят или ирбисов, — эти малыши могли быть опасны для более безобидных детенышей.

Витрина коммунизма

Новый вольер имел невероятный успех — площадка с молодняком стала самым популярным местом в зоопарке. Маленькие животные все свое время посвящали играм и веселой возне. У решетки в три ряда толпились взрослые и дети, с удовольствием наблюдавшие за уморительными кульбитами или потешными драками за обладание мячиком крошечных мохнатых клубочков.

Уже через пару лет после открытия площадки стало понятно, что малышей, рожденных в зоопарке, не так уж много — поэтому площадка выглядит полупустой. Чтобы не оставлять зрителей без развлечения, в вольер подсаживали молодняк “с воли”. Отловленных в лесу волчат, зайчат, медвежат и енотовидных собак приносили осенью простые горожане — все лето зверь служил им развлечением, а с окончанием дачного сезона его надо было куда-то деть. И тут все вспоминали про зоопарк.

Бывало, что побывавшее в “добрых” человеческих руках животное нуждалось в серьезном лечении — по незнанию или от бедности хозяева кормили хищников манной кашей или костями. После выздоровления такие бедолаги отправлялись на площадку молодняка.

Жертвенные животные

Неизвестная посетителям печальная правда состояла в том, что подросшие “чужаки” никому не были нужны, поэтому их попросту отправляли в заготконторы — на мясо. Каково было выкормившим из бутылочки медвежат сотрудникам площадки сознавать, что все, что останется вскоре от их питомца, будет красоваться в магазине “Дары леса” под вывеской “Медвежатина. 6 руб./кг”.

К тому же иногда пребывание в таком “общежитии” имело для зверей неожиданные последствия: у животных искажались заложенные природой поведенческие нормы. В результате хищники вдруг перенимали манеры своих травоядных друзей. Или юный кенгуру воображал себя поросенком и желал жить в стаде с новоявленными сородичами. Доходило даже до попыток создания брачных союзов между совсем не подходящими для этого животными — история про волка и козу стала одним из примеров таких “сумасшествий”.

В середине 70-х после долгих споров все же было принято решение закрыть площадку молодняка. Условия содержания животных стали к тому времени настолько хороши, что матери отказывались от детенышей лишь в единичных случаях. А уж если такая неприятность и случалась, то малыша теперь нянчили в одиночку, в вольере, расположенном поближе к его родичам, чтобы он хотя бы издалека наблюдал за себе подобными.

Так что от этого решения пострадали только посетители, которых лишили любимого развлечения. О площадке вспоминают до сих пор — и сейчас время от времени в администрации раздается телефонный звонок и кто-нибудь сердито спрашивает: “Куда подевалась площадка молодняка?”




    Партнеры