Заблудший рокер

Владимир Кузьмин: “Пугачева дважды сломала меня”

19 марта 2006 в 00:00, просмотров: 274

Хотя Владимира Кузьмина в последнее время окружают негативные слухи по поводу его личной жизни, а с любимой женой Катей его даже со скандалом “развели”, он не унывает. Считает, что на это не стоит обращать внимания. Ведь, как он говорит, за пять с половиной лет их брака с Катей какой только грязи на них не выливали, как ни старались, но так и не смогли поссорить.

Сейчас музыкант уже не прячется от журналистов, как это было несколько лет назад, — скрывать ему нечего. Теперь он готов говорить не только о творчестве и музыке, но и на любые другие темы, в том числе и на личные.

Одноклеточные “фабриканты”

— Складывается впечатление, что в так называемом “российском шоу-бизнесе” вы почти не участвуете. Почему?

— Ну напрасно вы так говорите! Во всех главных программах участвую. На “Песне года” вот получил приз, а “Золотых граммофонов” у меня уже штук шесть.

— Я не о том. Я о засветке на радио и ТВ.

— Это да, на музыкальных каналах нас нет. Я к нашим “Муз-ТВ” и MTV отношусь скептически — мы не их формат. Мы уже вышли на другой качественный уровень, и соревноваться с “фабрикантами” очень трудно. Нас больше интересует живая игра, концерты, творчество. Если представить игру в шашки — они идут по белым клеточкам, а мы по черным (Кузьмин задумался на несколько секунд и, рассмеявшись, закончил) ...или наоборот.

— А как же реклама себя, любимого? Ведь могут и забыть?

— Свои амбиции я удовлетворил 20 лет назад. Мне неинтересно смотреть на себя по ТВ. Хотя все меняется. Сейчас выходит наш новый альбом “Святой ручей”, и мы будем снимать клип, и он будет крутиться по музыкальным каналам. Уговорили (Смеется).

— На новой пластинке будет надпись “На тихой громкости и в трезвом виде прослушивание не рекомендуется”, как это было на альбоме “Рокер-2”?

— Да нет (смеется). Это совсем другой альбом, очень сложный, больше психоделический. А по поводу “Рокера-2” — это была игра. Мой герой на сцене — далеко не я в обычной жизни. Я просто вхожу в роль. Такая игрушка для взрослых.

Тернистый путь на обложку

— Сейчас в прессе муссируются слухи о вашем разрыве с женой Катей...

— (Недослушав вопрос.) Так журналисты “желтой” прессы придумывают истории на ходу. Вот недавно, например, появилась статья о том, что, когда мы ехали в Киров, везли с собой несколько ящиков виски и отрывались по полной. Да, кто-то вез виски, человек ехал в нашем вагоне, но я его не знаю! Если я и пил, то пиво, как все байкеры. Тяжелых напитков не употребляю. У меня мотоцикл весит 320 килограммов. Как на нем пьяным ездить?

— Ой ли?

— Раньше — да! Раньше я был настоящий рокер. А теперь, куда пить? Я сейчас делаю очень сложную музыку, классические аранжировки, джазовые. Так что разговоры о загулах — все пурга. Правда, спасибо, что при подобных материалах на обложках появляются хорошие фотографии (смеется).

— И все же, если можно, о семье.

— У нас с Катей крепкие отношения. За пять с половиной лет между нами не было никаких ссор. А ведь со дня свадьбы на нас вылили столько грязи!..

Знаете, когда погибла моя дочь, то несколько месяцев нашу фамилию просто поливали. По-моему, делать себе карьеру на горе чужих людей — преступление перед Богом. Надо этим людям покаяться!

Любовь за автограф

— Успокоили — в семье, значит, покой и благодать. А помните, когда вы впервые увидели будущую жену?

— С Катей и ее родителями я познакомился одновременно.

— Это как?

— А так, в один день. И дружим до сих пор. Сейчас Катина мама гостит у нас. Я выезжаю работать каждый день, а Катя приболела, поэтому, чтобы за ней присмотреть, чтобы ей было не одиноко, и приехала мама. А потом, мало ли что может случиться — живем-то в деревне.

— Так как произошло знакомство?

— Случайно. Я в то время — свободный рокер, находился на гастролях в Анапе. Шел 2000 год. Перед концертом решили посидеть в кафе на набережной. Причем одеты мы были довольно простенько. Когда я пошел в туалет, бабушка на входе сказала: “Проходи, сынок, поди последнее отдаешь!” Видок у меня был еще тот (смеется).

Вот в таком виде меня Катя и увидела. Она подошла с сестренкой и попросила у меня для нее автограф. Я сразу влюбился. Глядя на Катю, подумал: “Какая складная девушка, как на картинке. Вот была бы у меня такая идеальная!” И тут же автоматически предложил им посидеть с нами. Она отказалась, сказав, что они с родителями и что художник пишет ее шарж.

Тогда я решил заказать у художника еще один портрет Кати — для себя. Катя была не против, художник, естественно, тоже (улыбается). И когда она уходила, я ее вместе с родителями пригласил к нам на концерт.

Как потом оказалось, она и не знала даже, кто я такой. Не интересовалась она советской эстрадой. А после концерта был ресторан, куда мы тоже поехали все вместе — с родителями.

— И что же дальше?

— Расстались через два дня, обменявшись телефонами. Чуть позже созвонились, и я пригласил ее к себе в деревню. С тех пор вместе и живем. А через год поженились. Считаю это самым лучшим, что я сделал в своей жизни.

Дети идут в шоу-бизнес

— А друзья не пытались отговорить вас от свадьбы? Разница в возрасте и т.п.

— Да-да-да! Отговаривали и друзья (с некоторыми пришлось расстаться), и множество поклонниц. А о разнице в возрасте я не думал. Я же был тогда настоящим мальчишкой. Мотоциклы на уме, байкерские фестивали.

— Вы действительно с Катей стараетесь не расставаться?

— Нет такого, чтобы мы ночевали в разных местах.

— Можно сказать, что Катя сильно изменила вашу жизнь?

— Конечно. Я ведь был конкретным разгильдяем. Пропагандировал образ рокера отвязного. А теперь люблю посидеть у камина с женой. С ней я стал серьезно заниматься спортом. Она сама отжимается по сто раз, посещает спортивные залы.

Да и я ей что-то дал. Она стала много читать, даже я за ней не успеваю, тогда она мне вслух читает. Закончила институт, пошла на курсы английского. Внутренне очень повзрослела, а внешне осталась такой же 18-летней красавицей.

— О малыше не задумывались?

— Думали, думаем и будем думать. Но мы пока еще не насладились нашими отношениями и боимся их разрушить. Сейчас мы редко затрагиваем эту тему.

— А как ваши дети приняли Катю?

— Сложно сказать. Внешне сохраняются очень хорошие отношения. Сейчас работаю вместе с ребятами. Продюсирую сразу два альбома — для Сони и Степы. У них совершенно разная музыка. Он играет рок, русский грандж. Соня работает в стиле прогрессивного попа.

После “Фабрики” Соня серьезно занималась вокалом. Упорная девушка, все время то с педагогами, то на спорттренажерах. Пошла в институт современного искусства. Она мне сказала, что пока не научится петь, ни о каких группах и речи быть не может. Теперь я как белка в колесе — между своей работой и детскими проектами.

— То есть проблем с таким неформальным отцом, как вы, у детей не возникает?

— Соня, как девочка более нежная, говорит, что уважает мои музыкальные способности. Степан более сдержан в эмоциях, но в работе слушается меня. Он учился в Англии, но не остался там, вернулся в Россию. Сначала писал песни на английском, а вот недавно стал на русском.

Игорь Николаев подсуетился

— Вы в начале 90-х тоже жили за границей. Почему уехали?

— У меня была такая бешеная популярность, работали стадионы. Для меня это был какой-то ад.

— В то время, когда вы работали с Пугачевой?

— Это когда я начал работать сольно. Знаете, мне повезло. В 82-м году, когда вышел первый магнитоальбом, у нас появилась популярность. В 84-м году в ленинградской “Смене” написали, что у нас две звезды — Алла Пугачева и Владимир Кузьмин. Пугачева заинтересовалась этим, приехала в Питер посмотреть, как мы работаем. А у нас по 12 тысяч человек было каждый день на протяжении месяца.

После Пугачева предложила мне сделать совместный проект. Я написал для нее несколько вещей, тут же подсуетился Игорь Николаев, сочинил песню “Две звезды”. И только после пошла официальная часть моей карьеры.

— И что же вас не устроило?

— Длилось все это недолго. Я понял — это не для меня. Я решил быть абсолютно самостоятельным артистом. Каким я был до Пугачевой, да и стал после нее. Хотя она мне очень много дала и помогла, я многому научился у нее. Она мне даже помогла возобновить “Динамик”. И с 87-го года начали работать стадионы.

Вот когда все перемешалось. Ее и мои поклонники кинулись на концерты. Я хотел играть одну музыку, а поклонники Пугачевой слушать другую. Я разрывался.

Ко мне возникла куча внимания и с криминальной стороны, и от правоохранительных органов. Мне некогда было заниматься творчеством. Стало грустно жить. Тогда я и сказал, что мне не нужна такая слава. Я возненавидел свою музыку “на русском”.

И когда нас пригласили на гастроли в Америку, мы решили там остаться, начать новую жизнь простого американского музыканта. Так я стал в Америке клубным музыкантом.

Алла достала и в Америке

— Чем же в Америке было плохо?

— Мы стали играть шесть дней в неделю по 4 часа. За три года мне так надоел рок-н-ролл и блюз, что я стал его ненавидеть. Мне захотелось простой русской песни. Я опять устал, во многом разочаровался.

— И решили вернуться обратно.

— Да. А тут еще проявилась Алла. Позвонила в Америку, пригласила на свои “Рождественские встречи”. Я долго не соглашался. Долетел на московском рейсе из Лос-Анджелеса до Нью-Йорка, забрал свои вещи из самолета, остался там.

— Передумали?

— Да. Меня еще несколько дней уговаривали остаться нью-йоркские музыканты. Предлагали работу. Но я окончательно решил вернуться. И оказалось, что меня никто не забыл.

— Музыку “на русском” возненавидели, рок-н-ролл... Сейчас не наступает “передозировки” от работы?

— Не-не! У меня гитарка всегда со мной, всегда! Я всегда играю. Если часов пять не позанимался, чувствую себя плохо. У меня 73 гитары.

— А мотоциклов сколько?

— Пять. Несколько чоперов “Yamaha”, как и положено настоящему байкеру. Один кроссовик. Я у себя в деревне по болотам езжу. Есть российские “Иж” и “Урал” с коляской. На нем я перевожу мусор.

— Правда, что и Катя приобщилась к вашим путешествиям на байке?

— Если честно, она любит ездить на машине, а если на байке, то только на заднем сиденье. И совершенно не боится этого. Она больше остерегается со мной на машине ездить. А так — она на машине, а я на мотоцикле. Особенно хорошо она смотрится на джипе.




    Партнеры