Трусы Казановы

Сергей Лазарев: “Тетечки, мамочки — все хотят со мной чего-то, так или иначе”

26 марта 2006 в 00:00, просмотров: 581

Еще какой-то год назад у Сергея Лазарева брали интервью как у солиста группы “Смэш”. Теперь же это название если и произносят применительно к его персоне, то только вспоминая о днях минувших. Сейчас 22-летний парень — вполне самостоятельный проект, сам себе — и продюсер, и директор, и исполнитель.

— Конечно, это не так легко, — признается Лазарев. — В группе многие вопросы решали за меня.

Но времена несмышленых мальчиков прошли.

Я сам этого очень хотел.

Сергея можно и не узнать: наивная подростковая улыбка тоже осталась в прошлом. Нынче — взгляд взрослый, но с хитрецой, уверенность в себе и понимание, что и как нужно говорить, — именно таким показался певец во время нашей встречи.

“Меня поздравляют в День дурака”

— Сергей, весна наконец-то чувствуется. Как настроение?

— Обычно для меня весна начинается 1 апреля, с моего дня рождения. А сейчас настроение — самое обычное.

— Отмечаешь именины как положено: наутро ничего не помнишь?

— Ой, нет. Я напивался, конечно, но я не люблю это состояние.

— Тебя чаще воспринимают как “экс-смэшевца” или имя Сергей Лазарев все же перевесило прежнюю жизнь?

— Приставка “экс-смэшевец”, конечно, есть пока. Но я не напрягаюсь. Люди три года привыкали нас с Владиком видеть вместе. Так что придется ждать еще три, чтобы они отвыкли.

— Ты удивил народ на недавней презентации альбома: переодевался прямо на сцене. Это кому пришла такая идея?

— Мне, кому же еще? Мне не нравится уходить за кулисы, а менять образы во время концерта я люблю. Я не стесняюсь своего тела.

— Как ты поддерживаешь себя в форме?

— Честно говоря, давно уже в зале не был и очень себя за это ругаю. Но очень много работы. Мне даже поесть нормально некогда. И я немного потерял спортивную форму, похудел, — парень улыбается. — Но это восстановимо — у меня уже были такие моменты.

Зверев совсем не друг

— Слышала, что на презентацию был приглашен Влад Топалов, но он так и не появился.

— Ну, мое дело пригласить, его дело — отказаться или прийти. Были его мама и сестра, которых я был очень рад видеть. И на Владика я не обиделся — мало ли какие дела ему помешали.

Вообще мы с ним переписываемся sms-ками, нормально общаемся. И про альбом в том числе говорили. Конечно, характер общения поменялся. Но между нами нет никакого негатива, мы в свое время уже все друг другу сказали. Раньше мы были друзьями, теперь — просто коллеги.

— Однако такие люди, как Филипп Киркоров или Сергей Зверев, все-таки доехали. Не знала, что ты дружишь со Зверевым...

— Ну с Сережей мы не дружили никогда, хотя знакомы и здороваемся. После презентации все написали, что он мой друг, потому что я сказал, что пригласил своих друзей. Но я даже не знал, что Зверев приедет, ведь я не один приглашал гостей, было очень много людей, даже незнакомых мне... Но вот “Тату”, например, да, я лично пригласил, и Филиппа тоже.

— Часто ты общаешься в неформальной обстановке со звездными коллегами?

— В шоу-бизнесе сложно дружить. У каждого свои гастроли, съемки. Я хорошо общаюсь с Андреем Данилко. С Филиппом, если есть свободная минута, мы можем созвониться и куда-то сходить. Он — очень яркий и позитивный человек.

Но самые близкие люди для меня, конечно, “татушки”. Они были моими друзьями еще до работы. Когда мы встречаемся с Волковой, болтаем часа три-четыре, не важно, где мы.

— О чем можно говорить четыре часа подряд?

— Да на любые темы, даже на интимные... О том, как поживает Юлька, ее дочка, что у меня происходит в жизни. Она может рассказать об очередном бойфренде или спросить, какие трусы я сегодня надел, — смеется Лазарев, — ей такие вопросы позволительны.

Любовь по-быстрому

— Сейчас на ТВ крутят твой полуэротический клип. Говорят, этот ролик поначалу даже запретили...

— Это слухи. Просто есть две версии клипа. Одну, менее откровенную, мы и предполагали поставить на каналы. А так называемую “грязную” версию оставили для выпуска на каком-нибудь DVD. Но на зарубежные каналы она точно не попадет — там цензура еще строже. А вообще я совершенно не стесняюсь откровенности.

— Вы с партнершей столько целовались в кадре. Признайся, понравилась девушка?

— Это как курортный роман, — улыбается Лазарев. — Уезжаешь — и вся романтика испаряется.

— А я думала, ты скажешь, что нашел ту единственную и ни на кого больше не смотришь...

— Нет, я совсем не готов сейчас к серьезным отношениям. Мне нужно быть постоянно сосредоточенным на работе.

— Ты сторонник скоротечных связей?

— Мне кажется, что кратковременные связи, какая-то сексуальная жизнь — это вынужденная мера для всех, кто не нашел пока свою половинку. Если бы я женился — никогда бы не изменял.

— Какие же девушки тебя привлекают в первую очередь?

— Девушка должна быть... — Сергей задумывается, рассматривая постеры звезд на стенах комнаты — Ну Джессика Симпсон мне не нравится. Абсолютная кукла. В Анджелине Джоли вот есть загадка. Она не суперкрасавица, но может сотворить ее из себя. Нравится Ума Турман, не путать с группой. Ну а про то, что Волкова у меня самая красивая и самая любимая, я молчу, это всем известный факт.

Актерской семьи не получилось

— С полгода назад ты упомянул на одном ток-шоу, что у тебя есть вторая половина. И ты же два года твердишь, что никакой девушки у тебя нет. Может, раскроешь эту тайну?

— Да я не люблю рассказывать о личной жизни. Поэтому всегда говорил, что у меня нет второй половины. Но на самом деле она, конечно, была. Я хотел просто оградить от слухов свою любимую.

— Сейчас опять собираешься увиливать от ответов?

— Вот даю слово, что говорю правду. “МК-Воскресенью” я не вру, — Лазарев смеется.

— Из-за этой скрытности и возникают разговоры о твоей якобы не совсем традиционной ориентации...

— Что бы я ни отвечал: такая у меня ориентация или другая — люди все равно будут говорить об этом, писать и спрашивать. У меня нет никакого желания опровергать слухи.

— И все же расскажи, что за роман такой загадочный был.

— Так и быть... Некоторое время назад я общался с замечательной девушкой, которую зовут Катя Соломатина. Она актриса, я думаю, вы ее все прекрасно знаете. У меня до сих пор с ней хорошие отношения. Одно время мы с ней даже жили вместе.

— Ты говоришь об этом в прошедшем времени. Что стало причиной вашего расставания?

— Мы расстались по банальной причине: у каждого в жизни главное место заняла работа. Я возвращаюсь с гастролей — она на репетициях или тоже на гастролях. Или наоборот. У нас просто-напросто перестало хватать времени друг на друга. Мы поняли, что не сможем это изменить, а обманывать себя, делать вид, что это пустяки, мы не хотели. И мы прекратили наши отношения, перейдя снова в ранг друзей.

— А как вы с Катей познакомились?

— Познакомились очень давно — вместе учились на одном курсе в Школе-студии МХАТа. В какой-то момент я понял, что наша дружба — больше, чем дружба.

— Сейчас общаетесь?

— Общаемся, но так редко видимся! У меня ни на кого времени не хватает.

— Значит, сейчас одинокому Сергею Лазареву приходится самому наводить порядок в доме, самому готовить?

— Да я и раньше мог спокойно это сделать, когда жил с Катей. Было бы время. Обычно же дома не ешь никогда — все на бегу. Мама, конечно, помогает — может приехать, приготовить. А с уборкой у меня вообще особые отношения: ненавижу, когда кто-то уберет мои вещи, а я не могу их найти. Поэтому убираю сам.

Две “Чайки” в одни руки

— Сергей, на что сейчас тратишь кровно заработанное?

— На жизнь. Это квартира, которую я снимаю — свою еще не купил, еда, одежда, обслуживание машины. У меня не лежат миллионы в банках. Вообще многие думают, что артисты гребут деньги лопатой и платят им за все, чуть ли не за интервью. А это не так, к сожалению.

— В “Смэше” ты больше зарабатывал, больше было концертов?

— Если брать период, когда только начинался “Смэш”, то у меня сейчас больше концертов. Все-таки я не новое лицо при новом имени. А что касается концертов вообще — это, естественно, несравнимо. Я пока даже не начал толком гастролировать, у меня проходят пробные концерты.

— А зачем ты работаешь еще и в театре? Неужели одной музыки мало?

— У меня актерское образование, хочется, чтобы оно не пропадало. К тому же театр — это другой мир. Ты не представляешь разницу между театральной средой и шоу-бизнесом.

— А как тебе удалось отхватить аж две премии “Чайка”?

— Да я ничего не отхватывал. Я упорно работал. Но мне, конечно, повезло: я был единственным, кто в этом году получил сразу две премии.

— Когда узнал об этом, какая была первая мысль?

— Не мог поверить, что назвали мое имя. Меня однажды уже номинировали на “Чайку” за “Ромео и Джульетту”, но тогда я ничего не получил. И в этот раз я тоже особо ни на что не надеялся. За лучшую любовную сцену я получал не один, а с партнерами по спектаклю и, конечно, думал, что во второй номинации уже пролетаю — слишком жирно будет. Но дали. Когда в руках оказалось две премии, я был в полном шоке.

Гусары денег не берут

— Как обстоят дела с твоими фанатками? После ухода из группы их не убавилось?

— Надеюсь, что прибавилось, — улыбается. — Все так же дежурят у дома. Даже в 30-градусный мороз они стояли и говорили: Сережа, постой, пожалуйста, с нами. На что я отвечал: ну мало того, что вы сами стоите здесь в коротких юбках, себя не бережете, так еще хотите, чтобы и я с вами стоял! Шапку надели — и марш домой. У меня с ними разговор короткий.

— Сергей, ты парень симпатичный. Тебе поступали предложения от дам бальзаковского возраста на предмет знакомства, возможно, даже за деньги?

— Таких случаев, чтобы меня купить пытались, не было. Но фанаток бальзаковского возраста, которые приходят на спектакли, которые тоже ждут меня у подъезда иногда, — у меня очень много. То есть мои поклонницы — это не только девочки, но еще и тетечки, мамочки... И все хотят со мной чего-то так или иначе.

— Ты поддерживаешь свой прежний имидж идеального мальчика? В “Смэше” это было хорошо заметно...

— Мы с Владом были в тандеме, и это налагало определенные обязательства — по имиджу в том числе. А сейчас я не хочу никакого имиджа, не хочу быть “глянцевым” мальчиком, хочу просто быть собой, со своими недостатками и со своими плюсами.




    Партнеры