Брачный челнок

Анна Прохорова: “Зарплату отдаю мужу”

26 марта 2006 в 00:00, просмотров: 350

В “горячих цехах” информационного ТВ ведущая Анна Прохорова с шестнадцати лет. Была и корреспондентом, и “лицом” новостей. Сейчас Анна неделю работает в кадре “25-го часа” на ТВЦ, а свободную неделю посвящает личной жизни. Правда, для этого ей приходится… перебираться на Британские острова, где служит муж. Чтобы не умереть в Лондоне от скуки, Анна изобретает фантастические блюда, катается на роликах, иногда делает сюжеты. И мечтает о подмосковной рыбалке.

Жена на неделю

— Режим у вас непростой: неделю здесь, неделю в Лондоне. Кто раньше начал работать в Англии: вы или муж?

— Три года назад Толю отправили туда руководить корсетью Первого канала, после чего я и стала летать. Муж очень ценит, что я к нему летаю. Таких ненормальных жен у зарубежных корреспондентов мало.

— Познакомились-то вы с мужем, еще когда работали на Первом?

— Да, восемь лет назад. Я тогда уже вела новости и достаточно давно работала в редакции, а он только пришел стажером.

— И как же вы разглядели его среди стажеров?

— Инициатором отношений был он. В жизни я вовсе не такая суровая, какой кажусь с экрана. Я же, в свою очередь, поняла, что это моя половинка. Безусловно, какое-то время мы притирались. И сейчас пришли к тому, что конечные решения принимает муж. Он выслушивает мое мнение, но последнее слово за ним. А я соглашаюсь.

— Получается, сначала сами пытались играть первую скрипку?

— Нет, некоторое время мы были на равных.

— Служебный роман всегда сопровождают сплетни. Сложно было вместе работать?

— Мы мало пересекались по работе. Сейчас думаю, что вариант, когда муж и жена работают в одной сфере, но в разных редакциях, — правильный. Иначе дома начались бы летучки.

— Когда новое начальство попросило вас из новостей, в депрессию впали?

— Человек я достаточно сильный, держу удар и к депрессиям вообще не склонна, скорее к самокопанию. Еще быстро и с удовольствием впадаю в панику, что достаточно быстро проходит. Причем это касается не только работы, а чего угодно. У собаки флюс — у меня паника.

Предают самые улыбчивые

— Как проводите неделю в Лондоне?

— Что касается работы, то чаще всего нахожусь в режиме дежурства: если что-то случается, то снимаю. Иногда делаю какие-то интересные сюжеты как корреспондент.

Обязательно готовлю, поскольку очень люблю этим заниматься. Перед отъездом оставляю мужу битком набитый холодильник, так чтобы ему хватило и до середины следующей недели. С готовкой у меня проблем никогда не было. Скорее наоборот — однажды муж заявил, что ему надоело мое ресторанное меню, и попросил сделать банальных котлет с картошкой.

— И как в Британии относятся к русским журналистам?

— Отлично. В Британии вообще все очень доброжелательны. Первое время, когда начала летать, чувствовала очень резкий контраст. В Москве люди ходят с тяжелым взглядом — “не влезай, убьет”, а там все всегда в хорошем настроении.

— Готовы были бы переехать туда всерьез и надолго?

— Все бы хорошо, но с точки зрения работы скучновато. Мы, информационщики, привыкли жить в жестком режиме, когда постоянно что-то происходит. В Англии жизнь течет гораздо спокойнее. Однако это страна, где нужно растить детей и можно достойно встретить старость. У них нет бездомных стариков, даже кошек бродячих нет. Мы действительно более безразличны, что ли.

— Безразличны или эгоистичны?

— Хороших людей вообще-то больше, но плохие чаще на виду. Жизнь научила меня не доверять людям. Близких друзей у меня мало, и это сознательная позиция. Проблема в том, что в профессию пришла лет в шестнадцать восторженным щенком. И думала, что все меня будут любить. Тогда казалось, что предательство, подлость обойдут стороной. Ничего подобного, не обошли. Причем предают те, кто тебе в лицо улыбается. Эти уроки я усвоила хорошо.

Лондонские закупки

— Раз в Англии так хорошо, детей будете там воспитывать?

— Пока о детях речи нет. Но, пожалуй, лучше растить здесь, где мамы, которые подскажут, помогут.

— Кто в вашей семье главный добытчик?

— Муж, конечно.

— Значит, свою зарплату можете потратить на косметику-одежду?

— На книжки — могу. Но мне не дадут. Обычно отдаю зарплату мужу, чтобы не спустить все сразу. Это не значит, что я не могу взять деньги обратно. Просто стараюсь себя сдерживать всеми способами, потому что библиотека уже перевалила за две тысячи томов, которые негде складировать. Мой Анатолий Анатольевич как-то интересовался, не собираемся ли мы открывать магазин.

— А может, и правда стоило бы заняться каким-нибудь своим бизнесом?

— Нет, совершенно неинтересно. Вот тратить — это мое. Конечно, стараюсь и зарабатывать, работать, но не просто, чтобы денег много получать, — надеюсь, начальство меня поймет. Деньги — вещь, конечно, нужная. Поскольку летаю в Лондон за свой счет, если речь не идет о командировке.

— Где тратите сэкономленные на книгах деньги: в Москве или в Лондоне?

— Только в Лондоне, здесь слишком дорого. Мы считали с подругой: даже если прилететь в Лондон, жить в гостинице и накупить одежды, то в целом все равно получится дешевле, чем те же покупки в Москве.

— Постойте, а как же слава Лондона как одного из самых дорогих городов мира?

— Смотря с чем сравнивать. Цены на продукты — как в Москве, а зарплаты и пенсии — совсем другие. Гарантированная государством пенсия в Британии — тысяча фунтов, это две тысячи долларов. Что мало по британским меркам, у них очень дорогая квартплата. Но для стариков здравоохранение — бесплатно.

Если же говорить про одежду, обувь — в Лондоне, несомненно, дешевле. Только там поняла, каким удовольствием может быть шопинг. Тем более когда понимаешь, сколько на этом экономишь.

Супруг сматывает удочки

— Чем еще развлекаетесь: салоны красоты, бег по утрам?

— Салоны красоты — не мое. Фитнес, физкультура — тоже, после занятий болею, температура поднимается. Вот вышивание люблю, нервы успокаивает. Мне нравятся тихие забавы: раньше пазлами увлекалась. К сожалению, собакам пазлы тоже нравились, они на них спали, пару раз погрызли, после чего картинки мы прекратили складывать. И рыбалку обожаю. С удочкой могу сидеть часами.

— Это у вас семейное?

— Муж на рыбалке дышит воздухом. Если идет клев, может половить. Но без фанатизма. В отличие от некоторых. Я сейчас с нетерпением жду, когда сойдет лед, чтобы открыть сезон.

Еще езжу верхом. Два года профессионально этим занималась в Битце, когда училась в университете. Умею седлать, чистить. Я и мужа посадила на коня. Но ездим верхом мы редко, нет времени, чтобы найти подходящее место, инструктора, аксессуары.

— А говорите, что физкультуру не любите.

— Не люблю. Вот муж обожает кататься на роликовых коньках, а я не очень. Тоже с ним езжу. Но не так часто, как ему этого хотелось бы. Впрочем, мне тоже иногда хочется, чтобы муж почаще со мной ездил на ту же рыбалку. Но кто сказал, что мир совершенен?





Партнеры