Пальма первенства

Крупнейший контракт по поставке 18 истребителей Су-30МКМ в Малайзию оценивается в 900 миллионов долларов, форма оплаты – предмет любопытного торга

1 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 378

Западные инвесторы всерьез присматриваются к новой золотой жиле в Малайзии, где пальмовое масло почти официально называют golden hope – золотая надежда.

Очень скоро эта мировая тенденция докатится и до России

Ряд отечественных бизнесменов присматриваются к рынку пальмового масла – крайне необходимого для мировой парфюмерной промышленности. Хотя рядовой потребитель с трудом понимает ценность пальмового масла, для крупного бизнеса, в парфюмерной и в пищевой промышленности использование его уже давно стало делом привычным. В отечественном шоколаде, печенье, мороженом, маргарине и даже хлебе содержится тот или иной его процент. Речь, заметим, идет не о кокосовой или финиковой пальме, а о ее другой разновидности – масличной.

ПАЛЬМА НА ТРОПЕ ВОЙНЫ... С СОЕЙ

В СНГ показатель потребления пальмового масла на душу населения невелик – около 2,5 килограмма в год. Для сравнения: малайзийцы потребляют по 40 килограммов. Однако положительная динамика роста красноречиво свидетельствует о неплохих перспективах этого продукта.

Продолжая вести войны с генетически модифицированной соей, европейские страны все больше склоняются к использованию пальмового масла. На одну европейскую «душу» приходится уже по 10 килограммов в год.

Только США стоически не поддаются новому мировому буму. Публикуемые изредка пространные отчеты о якобы устойчивых вкусовых предпочтениях американцев, скандалы о вреде пальмового масла – все это не более чем попытки оградить громоздкую соевую отрасль от вполне реальной «пальмовой угрозы».

Пока сети фастфудов всего развитого мира используют неоспоримые преимущества фритюрных жиров на основе пальмового масла (главное из которых – устойчивость к окислению), американцам ничего не остается, как жевать картофель фри, поджаренный на родном соевом.

Пальмовое масло уверенно входит в четверку основных мировых растительных масел. С каждым годом растут не только мировое производство и потребление натурального чудо-продукта, но и расширяется сфера его применения. Чернила, косметика, биотопливо, моющие средства – только небольшой фрагмент перечня продуктов, которые могут производиться на основе пальмового масла.

Основное достоинство пальмового масла – прежде всего низкая цена. Даже с учетом транспортных издержек по доставке его в СНГ оно дешевле подсолнечного масла местного производства на 200–250 долларов за 1 тонну.

Кроме того, пальмовое масло обладает прекрасными физико-химическими характеристиками. Низкая температура плавления (около 37 градусов по Цельсию) и высокая устойчивость к окислению позволяют активно его использовать в производстве разнообразных продуктов питания и в сети общепита.

МАЛАЙЗИЙСКИЕ ТИГРЫ

Основными производителями пальмового масла и его фракций являются Малайзия и Индонезия. Вместе они производят около 80 процентов мирового количества этого продукта, оставив далеко позади Колумбию, Гану и Нигерию. И хотя Индонезия уверенно догоняет Малайзию в объемах экспорта, именно Малайзия сегодня является локомотивом этой отрасли и ей принадлежит лидерство в мировой экспансии.

В то время как Индонезия фокусируется на агрессивном сбыте масла, естественно, с помощью низких цен, Малайзия использует более дальновидный подход – всеобъемлющий маркетинг, направленный не только на продажу, но и на обучение (читай: приучение) потребителей. Причем всеобъемлющий – в плане географии, масштабов и уровней деятельности.

Именно в Малайзии пальмовая отрасль стала целой индустрией. Она прошла путь длиной в 150 лет – от кустарного производства масла как сырья до диверсифицированной отрасли, включающей все стадии производства, переработки и сбыта пальмового масла и его продуктов.

Малайзия – уникальный пример успешного симбиоза рыночных отношений и ручного, планового управления экономикой. И пальмовая отрасль страны является отличной моделью всей экономики, где прекрасно ладят государство и большой бизнес. Так, 60 процентов пальмовых плантаций принадлежат крупным вертикально интегрированным компаниям (IOI, Golden Hope, Sime Darby, United Plantations и Guthrie). Государство курирует 30 процентов плантаций с помощью нескольких уполномоченных федеральных агентств. Остальной частью владеют мелкие фермеры и землевладельцы. Причем такая структура собственности сложилась эволюционно, без рывков, скандалов и экспроприаций. Как знать, не это ли способствовало нынешнему процветанию отрасли?

Несмотря на открытость экономики – что прекрасно демонстрируют высокотехнологичные отрасли страны, – малайзийское государство весьма осторожно относится к прямым иностранным инвестициям в сельское хозяйство. И в святую святых – пальмовую отрасль, одну из приоритетных отраслей экономики страны, – старается никого не пускать.

В то же время непрямые, портфельные инвестиции всячески приветствуются. И тут инвесторов уговаривать не приходится. Ведь малайзийские компании-лидеры пальмовой отрасли – голубые фишки не только национального, но и всего азиатского фондового рынка.

Однако собственная внешняя экономическая политика малайзийского правительства более чем наступательная. Особенно когда речь идет о конкурентах. Хотя реальные цифры объемов прямых инвестиций малайзийских компаний и государства в индонезийскую экономику четко не озвучиваются, известно, что 25 процентов индонезийских пальмовых плантаций имеют малайзийских собственников.

Так, наравне с крупнейшими индонезийскими игроками, такими как PT Sinar Mas, PT Astra International, крупные малайзийские компании – Kumpulan Guthrie Bhd, IOI Corp Bhd, Golden Hope Plantations Bhd, PPB Oil Palms Bhd, Kuala Lumpur Kepong Bhd – занимают весомую долю индонезийского рынка пальмового масла.

Это ли не свидетельство более чем серьезных намерений малайзийской стороны в отношении страны-соседки?

АППЕТИТ НЕ УБЫВАЕТ

Ограниченность ресурсов и рост производственных издержек в стране заставляет малайзийские компании интенсивно расширять свое присутствие и в других странах. Такие отчаянные шаги производителей пальмового масла вполне объяснимы. Ежегодно мировое потребление этого продукта увеличивается на 2 миллиона тонн. Индия, например, импортирует ежегодно около 4 миллионов тонн пальмового масла из Малайзии и Индонезии.

Кроме Индонезии малайзийские инвесторы облюбовали и соседние Филиппины. Поначалу филиппинское правительство проявляло осторожность по отношению к инвестициям в сельское хозяйство страны. Но теперь плантации, принадлежащие малайзийским инвесторам, расположены в нескольких провинциях Филиппин.

Кроме того, малайцы добрались уже и до Танзании. По соглашению между группой малайзийских инвесторов и Tanzania Investment Center, заключенному еще в 2003 году, в Танзании началось освоение новых земель под плантации, собственником которых является опять-таки малайзийская сторона. Площадь земель, отведенных под проект, – 50000 гектаров.

Сегодня уже Колумбия, Венесуэла, Лаос, Вьетнам и Индия проявляют интерес к производству пальмового масла. Вполне возможно, что именно Малайзия выступит в роли энергичного партнера по созданию пальмовой отрасли в этих странах.

Но и этих достижений малайцам мало. На подходе Папуа-Новая Гвинея (страна с идеальным для масличной пальмы климатом), Нигерия (родина масличной пальмы, которая сейчас производит всего два процента мирового объема пальмового масла) и даже Колумбия, у которой есть все шансы улучшить нелицеприятный имидж своего сельского хозяйства.

МАСЛИЧНАЯ СХВАТКА

Специалисты не без оснований предрекают, что уже в ближайшем будущем соседи, сохраняющие деловые отношения – Малайзия и Индонезия, – станут ярыми конкурентами.

Борьба лидеров обостряется за счет того, что сегодня Малайзия имеет весомое преимущество в виде намного более организованной и регулируемой пальмовой отрасли.

В этих условиях страна надеется увеличивать производство за счет роста производительности. Сейчас этот показатель составляет 3,85 тонны сырого пальмового масла с гектара в год. Целью является уровень в 5,5 тонны с гектара.

Вполне возможно, что скоро Малайзия лишится своей долго удерживаемой позиции мирового лидера по производству пальмового масла. А у Индонезии есть все шансы стать новым лидером уже в ближайшие два года. По мнению малайзийских аналитиков, из-за агрессивной политики расширения плантаций Индонезия вскоре превысит показатели соседней Малайзии по производству пальмового масла.

Ведь в Малайзии наблюдается обусловленный биологическим циклом спад производства. По прогнозам аналитиков отрасли, в 2006 году производство составит: в Малайзии – 14,95–15,25 миллиона тонн, а в Индонезии – 15–15,1 миллиона тонн. В будущем Малайзия будет испытывать недостаток земель под плантации. Сейчас под пальмой здесь занято 4 миллиона гектаров. Вряд ли стране быстро удастся достигнуть планового показателя в 5,5 миллиона гектаров. На это может уйти до десяти лет.

А Индонезия как раз собирается расширять свои плантации. В частности, за счет массированных инвестиций из Китая. Кроме того, в 2003 году Индонезия получила от Мирового банка кредит в 26 миллионов долларов на развитие пальмовой отрасли. Из них 14 миллионов долларов получила компания Verdaine Investment Limited, а 12 миллионов – PT Sahabat Mewah Makmur.

Как развиваются отношения между конкурентами? Индонезия щедро предложила инвесторам из Малайзии разрабатывать у себя новые плантации под пальму. Благо страна располагает территорией около 100 миллионов гектаров, пригодных для возделывания. И это, надо заметить, при том, что общая площадь страны составляет 300 миллионов гектаров.

Из этих 100 миллионов «презентуемых» гектаров сейчас возделываются под пальмовые плантации только 5 миллионов. Таким образом, малайзийским инвесторам есть где развернуться в соседней Индонезии.

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД

В открытых данных не удается найти сведения об источниках иностранных инвестиций в пальмовую отрасль той же Малайзии или Индонезии из других стран.

У России с Малайзией особые отношения. Первая является не только потребителем пальмового масла, в основном для технических целей – в бытовой химии, парфюмерно-косметической и фармацевтической промышленности. Импортируем масла мы относительно немного – около 320 тысяч тонн в год.

Но вряд ли этот факт является предметом особого внимания. Гораздо интереснее, что Россия поставляет в Малайзию истребители Су-30МКМ. Так, в 1994 году Россия уже продала этой стране 18 истребителей МиГ-29 за 600 миллионов долларов. Малайзия тогда 380 миллионов заплатила иностранной валютой, на 150 миллионов поставила в Россию пальмовое масло. На оставшиеся 70 миллионов долларов был организован сервисно-технический центр по обслуживанию российских МиГ-29 в этой стране.

Второй крупнейший контракт 2003 года по поставке 18 истребителей Су-30МКМ оценивается в 900 миллионов долларов. Форма оплаты – предмет торга, результаты которого не становятся известны широкой публике. По мнению эксперта Центра по изучению проблем разоружения Марата Кенжетаева, Малайзия половину суммы оплачивает валютой. Остальное – «скорее всего, пальмовым маслом или каким-нибудь другим бартером». По другим сведениям, около 40 процентов стоимости сделки оплачено маслом.

В частных разговорах специалисты рассказывают, что в России уже появились бизнесмены, намеренные заработать на вложениях в масличную экзотику. Во всяком случае, уже известно, что некоторые компании, занимающиеся торговлей масличными и зерновыми на рынке СНГ, всерьез подумывают о диверсификации бизнеса и развитии трейдинга пальмового масла и его продуктов.

Более того, создание совместных предприятий по продаже, перевалке и обработке пальмового масла и его продуктов в России и других странах СНГ в ближайшем будущем грозит стать новым бизнес-бумом. Единственной проблемой при этом окажется легко прогнозируемый протест со стороны отечественного масложирового сектора.

Но ничего не поделаешь, через два-три года, прогнозируют аналитики, произойдет логичное смещение подсолнечного масла в средний сегмент – между оливковым и другими, более дешевыми маслами, в том числе и пальмовым. Причем произойдет это даже в СНГ – в регионе, где приверженность к подсолнечному сложилась исторически.




Партнеры