Антиинфляционный проект

Как «распилить» Стабфонд с пользой для России

1 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 214

Маржа между запланированными и реальными ценами на нефть уже накопила в Стабфонде почти 50 миллиардов долларов. Правительство ломает голову над тем, как не разбазарить исторический шанс

Мой однокашник, давно уж гражданин Европы, работает менеджером в крупной немецкой инвестиционной компании. В ее руках – пакеты акций «Рургаза», «Дрезднербанка», «Проктер энд Гэмбл» и чего-то такого, о чем он даже не хочет рассказывать. Выдал мне свою мечту. «Нас тут всех охватила лихорадка, – говорит он. – Все только и мечтают, как бы запустить руку в ваш Стабфонд…» Да кто ж ему даст, подумал я, обратив внимание на лестное местоимение «ваш».

Но тут же за друга порадовался. Судя по всему, загребущая рука глобального финансового рынка имеет все шансы. Минфин предложил перевести часть Стабфонда в доходные акции ведущих компаний мира. Как это делает, например, Норвегия. Пусть приходит стабильный доход. Нам – легкие и обеспеченные проценты, им – головная боль от управления нашими миллиардами.

Идея оказалась уже третьей, которую озвучило правительство на предмет того, как распорядиться главным государственным резервом. Правительство мучается. Нетрудовые доходы – всегда проблема.

Попытка вернуть западным фондам миллиарды в счет имеющихся у России внешних долгов, похоже, потерпела неудачу. Кредиторам не нужна легкая расплата. Да и у России нет такой уж необходимости сбросить с себя груз обязательств одним махом.

Более разумная мысль насчет того, как потратить средства на пользу, уже привела к образованию Инвестиционного фонда, составлению списка национальных проектов, на которые будут пущены его капиталы, и назначению над всем этим процессом начальства. Подрядчики проектов уже стоят к начальству в ажиотажной очереди.

У идеи с проектами есть и плюсы, и минусы. Конечно же, пущенные в разнообразное строительство и инвестирование внутри страны средства со временем приведут к той же инфляции. Но откупом станет нажитый материальный баланс в виде заводов, больниц, автодорог и т.п. – в зависимости от того, куда будет направлена генеральная мысль госпроектировщиков.

Призываю мыслить масштабно.

Вот, например, не так давно в США развернулась дискуссия о целесообразности Аляски. Мол, уж больно дорого обходится ее содержание. Бьет по карману налогоплательщика и т.д. Поискав в доступных базах данных ЦРУ хоть какой-нибудь намек на стоимость штата, обнаружил, что его оценивают где-то в триллион. Потерпим, накопим и – сделаем американцам предложение, от которого они не смогут отказаться.

Преимущество такого способа приложить наши шальные капиталы не только в том, что таким образом будет возвращена когда-то проданная земля. Но и в том, что покупка никак не ударит по инфляции. Более того, обогащенный столь внушительным вливанием Федеральный резервный банк ничего не сможет противопоставить мгновенному удешевлению американской валюты.

Если мысль о покупке Аляски – пусть даже и в рассрочку – представляется слишком смелой, можно последовать призыву предпринимателя Владимира Семаго. За пределами России есть немалое количество мест, достойных приложения свободного российского капитала, и каждое – без ущерба инфляции: банановые плантации в Эквадоре (проект «Свежие фрукты для россиян»), заросли пальм в Индонезии (проект «Прорыв в парфюмерии» – отрасль нуждается в пальмовом масле), импортные промышленные сборочные линии по производству лекарств (о чем взывают к Михаилу Зурабову светила отечественной медицинской науки, недоумевая от сути проекта «Здоровье»), некоторое количество заброшенных объектов земли и недвижимости, принадлежащих России за границей (взять, например, и отреставрировать Староафонский монастырь в северной части Греции – он является зарубежной собственностью России), готовые к пророссийским цветным переворотам страны Центральной и Латинской Америки (проект в противовес «оранжевому»)… Да мало ли что можно натворить – с такими-то деньгами. Не только лишь для забавы.




Партнеры