Тюремныи рэп

Богдан Титомир: “По делу старика посадили только в Америке”

23 апреля 2006 в 00:00, просмотров: 289

Если кто не помнит, начинал Титомир с экзотик-шоу-группы “Кар-мэн”, затем пустился в одиночное плавание, привив здесь заокеанский рэп. После чего его стали называть “белым негром”. Пик популярности, толпы поклонников, звездная узнаваемость, но он бросает все и почти на четыре года пропадает из отечественного шоу-бизнеса.

Все выяснилось гораздо позже. Богдан уехал отдохнуть в Америку, да там и остался. Чего только не говорили о том времени его пребывания в США. И что он владеет огромной недвижимостью, и что он стал наркобароном и гангстером.

После возвращения на Родину слухи о Титомире не прекратили регулярно появляться на страницах СМИ. То его Интерпол разыскивает, то его поймали в Риге и посадили в тюрьму за провоз наркотиков в Швеции. Хотя все это время Титомир устраивал различные масштабные вечеринки в стиле техно и путешествовал по странам. Сейчас он планирует свое возвращение.

Статусная штучка

— Так тебе кем больше нравится быть: популярным артистом или просто известной личностью?

— Мне популярность не нужна. У меня есть некая узнаваемость среди инспекторов ДПС. (Смеется.) Она меня устраивает. Слава богу, что и со стороны красивых девушек вниманием не обделен. Поэтому стремиться горы свернуть или подписать мега-контракт с крупными звукозаписывающими компаниями мне не нужно.

Да и не хочу повторять ошибок артистов типа Майкла Джексона, которого компания раздела догола. Всех, кто идет против компаний, рано или поздно стирают.

— Раньше ты выступал вместе с именами известными: Вайкуле, Понаровской, Мазаевым, теперь ты появился на экране в клипе “Маленькая штучка” группы “Шпильки”. Формат вроде бы не твой?

— Когда был молодой, тянулся за опытом к более старшим. (Смеется.) Сейчас уже ко мне обращаются. Мои давние кореша теперь продюсеры великие. И все почему-то ударяют по девчачьим коллективам. Вот и здесь попросили, а я не могу старым друзьям отказать, когда они просят дать статуса.

— И ты решил дать статуса, намекая в песне на свою “маленькую штучку”?

— А почему бы и нет: “Маленький лучше, чем очень большой” — я же не обязательно про себя говорю. А может, и про себя, но непонятно, какой ОН у меня — маленький или очень большой. Может, я страдаю от того, что он у меня... (Хохочет.) Девчонки, с которыми я общаюсь, думают, например, что я в клипе жалуюсь: мол, лучше бы у меня был маленький. Каждый понимает это в меру своей распущенности. (Смеется.)

Ниггер в отставке

— В прошлом ты любил удивлять народ своими костюмами, эпатажным поведением. Сейчас ты ведешь себя скромнее, образ “белого негра” навсегда ушел в прошлое?

— Мне всегда не давали покоя лавры Майкла Джексона. Он же у нас обелившийся ниггер, человек, который воплотил свою мечту детства.

Поэтому он и вел себя всегда не как негритос.

А у меня получилось наоборот — я белый ниггер, потому что, как ты говоришь, веду себя эпатажно. Даже притащил сюда в начале 90-х рэп. Друзья меня по-доброму так и называют — ниггербон. Ну, ниггером. Только и осталось, что сделать себе какую-нибудь пластику. А затем, ну, не гуталином намазаться, а... пигментацию сотворить. (Хохочет.)

Правда, с некоторых пор Джексон перестал меня волновать. Его лавры с уклоном в педофилию. Потому и эпатировать перестал. Из меня уже делали и наркодилера, и наркобарона, и контрабандиста. Я, оказывается, еще и наркоман, хотя всегда был за здоровый образ жизни. Занимаюсь спортом, алкоголь не употребляю и не курю с детства.

— А как же арест в Риге, когда после посещения Швеции тебя объявил в розыск Интерпол?

— Во всех газетах потом написали, что приняли меня по ошибке.

— Каково осознавать, что тебя разыскивают по всему миру?

— Да ничего стремного. Подумаешь, разыскивают?! Отыскали меня в Риге, быстренько разобрались, отпустили. Знаешь, у меня есть один товарищ, он и мухи не обидит, а из него сделали в Интернете террориста №1. Пишут, что он на Украине чуть ли не на Ющенко готовит покушение. Бред и чистой воды подставы.

Приоткрытое сознание

— О тебе в Интернете тоже много чего написано. Читал?

— Там такая лабуда написана. И что я не Богдан вовсе, и не Титомир, и не Петрович. Что у меня непонятные имя и фамилия типа Олег Титоренко. Мне смешно. Пахан мой Петр Иванович Титомир, у деда фамилия Титомир. Это можно проверить. Все паспортные столы работают.

Я и в армии был Титомиром. А это было до того, как я стал в “Кар-мэн” работать. Но против Интернета не попрешь, на Интернет в суд не подашь. А кто конкретный хозяин домена, выяснить очень сложно.

— Но ты ведь признавался, что чуть ли не 10 лет употреблял психотропные препараты?

— По молодости у всех бывает такой период. Когда человеку интересно экспериментировать. И у меня такой был. Читал Кастанеду, пытался достигнуть определенных вершин сознания. Пробовал всякое. Но я же уже говорил, что повторять это в домашних условиях не стоит! (Смеется.) И пропагандировал я всегда антинаркотические движения. И сейчас понимаю, в этом нет необходимости. Не все же должны быть с приоткрытым сознанием.

Телефонный звонок прерывает разговор. Богдан в свойственной ему манере “белого негра” говорит: “Да, стариканыч, я тут интервью даю. Бразерз, привет, извини...”

— Что послужило толчком для того, чтобы ты прекратил расширять сознание?

— Такой период характерен для тех, кто находится на вершине славы. У тебя есть все, и тебе кажется, что это навсегда. Вот и наступает праздник непослушания, день вседозволенности. Тебя окружают люди, которые только и рассказывают, какой ты великий, всемогущий и крутой. Очень важно вовремя соскочить с этих экспериментов.

“Я и в Штатах в тюрьме побывал”

— На пике популярности ты уехал в Америку, почему?

— Да, на три с половиной года. Здесь все надоело. В начале 90-х был очень жесткий период. Разборки, “стрелки”, непонятки гангстерские. Естественно, я, как ты сам говоришь, эпатирующий мэн, достаточно жестко выступал, в обиду себя не давал. Поэтому приходилось участвовать во всяких потасовках.

Ну и еще решил уехать из-за своей мега-популярности и мега-узнаваемости. Надоело, когда тебя везде узнают, достают, чего-то от тебя хотят, дергают за рукав, за штанину. В принципе я ехал в Америку на полгодика — отдохнуть, попутешествовать, развеяться, чтобы никого не видеть.

— Удалось?

— Первые полгода клубился, тусовался. Потом вошел во вкус и остался. Получил грин-карту, взял недвижимость, стал заниматься продюсированием. Пару проектов сделал, себе записал альбом на студии. Параллельно путешествовал по всем штатам.

— То есть чего-то ты в Америке все же добился.

— Да не-е-е, ничего я не добился. Ха-ха-ха! Чего там можно добиться?

Это только все рассказывают, что они в Америке оу-вау! Пальцы гнут веером. Они там на фиг никому не нужны. Только лавэ, лавэ, лавэ.

Вот у тебя есть бюджет — с тобой все дружат. Бабло закончилось, и ты никому не нужен. Придешь на мероприятие, тебя в VIP не пустят. Скажут: “Чувак, извини!”

— Почему вернулся?

—Почувствовал, что здесь плохо. Когда в 96—97-м годах здесь шальные лавэ текли рекой, я спокойно себя чувствовал в Америке. В 98-м грянул кризис, все начали звонить, скулить, плакаться. Тогда у меня девушка появилась. Вот и захотелось поддержать и ее, и ее семью, и друзей в кризисный период. Ну и в Америке, не скрою, у меня тоже были неприятности (ха-ха-ха). Тоже в тюрьму попал.

— А там-то из-за чего?

— Да какая-то ерунда. Бузил. Сильно громко шумел на “Хаммере”. Переехал через пару полицейских машин. Под залог отпустили, и я решил, что если старика уже в тюрьму сажают, поеду-ка я лучше домой.

— И как давние коллеги встретили старика?

— Полный глушняк. Приехал с нормальным альбомом, а здесь ни одна рекордз-компания не смогла его реализовать. Ни у кого не было денег после кризиса. Пару лет все восстанавливались, а я ударился в лав-стори, в романтик.

Бабло в семью

— С бывшим партнером по “Кар-мэн” Сергеем Лемохом пересекаетесь?

— С тех пор, как мы разбежались, раза три виделись на больших концертах. Причем нас всегда ставили друг за дружкой. (Смеется.)

— Конфликтов из-за того, кто первый, кто второй будет выступать, не возникало?

— Да какие конфликты?! Нам нечего делить. Это все журналисты раздули. Мы с ним даже никогда толком не ругались. Мы даже, извини за выражение, на х… друг друга не послали. Поверишь? Мы разные люди. Он все в себе держит. А что дерьмо копить? Оно набухает, а потом взрывается. Я же сразу весь негатив сливаю, чтобы не загружать память.

— То есть ты жалеешь, что работал в “Кар-мэн”?

— Нет, ты что?! Это было фундаментом, площадкой для всех моих дальнейших проектов. Один из удачнейших моих замыслов в шоу-бизнесе.

— Старые фанаты, многие из которых теперь большие люди, приглашают выступать?

— Я на заказники не езжу. По мелочи не собираюсь размениваться. Если будут бюджеты, чтобы качнуть, — вау, тогда да! Люблю мега, ультра, гипер, супер — такие вот приставки.

— Ты сам крутишь пластинки, но признаешься, что занятие это примитивное.

— Это отдушина, хобби. Когда артистическую деятельность прекратил, этим зарабатывал. Запар никаких, только сумку с пластинками таскать. Это примитивно, просто, но качественно.

Сейчас диджеинг уже тоже в прошлом. Решил снова заняться артистической карьерой. Но не буду ничего форсировать. Поскольку бабло для меня на дальнем плане, на первом творчество, то я ни на что не рассчитываю, кроме друзей. Хотя без бабла сильно пропиариться нереально. Только если не найти какой-нибудь новый ход, который мы сейчас и мутим. Пока это большой секрет. Скоро должно состояться передвижное шоу “Свобода”. И сейчас у меня идея даже не мой альбом раскрутить, а е...нуть шоу нового формата. Так, чтобы резонанс пошел на весь свет. И на весь мир прозвучал Богдан Титомир!

— Значит, снова на большую сцену, а с чем было связано долгое молчание?

— Молчания не было. Просто не выпускались пластинки. Мне не хотелось, да и не хочется отдавать честно заработанные деньги пиратам. Вот и все.

Сейчас проект “Свобода” — мега-шоу, подкрепленное музыкальным материалом с одноименного альбома. У меня порядка 100 песен. Пытаюсь теперь работать и играть вживую. Получается круто.

— Тебе скоро сорок...

— Да?

— ...о семье не задумывался?

— Я еще не ощущаю себя на столько. Да, последний год третьего, нет, четвертого десятка. Раз, два, три, да, четвертого. (Смеется.) А семья? Задумывался. Но получился холостой выстрел. Наплодить детей и содержать семью сейчас не вопрос. Но у меня такая задача не стоит. Чтобы кто-то ребенка воспитывал, а ты чисто засылал бабло в семью? Быть воскресным папой меня не устраивает.




Партнеры