Столичная чертовщина

Призраки мешают даже водопроводчикам

21 мая 2006 в 00:00, просмотров: 544

Коренные москвичи, старожилы, приезжие, “сезонники”… Независимо от московского “стажа”, все мы живем в совершенно незнакомом нам городе… И не надо возмущенных криков! Днем и ночью на улицах, в домах, даже в самом Кремле случаются порой события удивительные, необъяснимые — такие, к которым так и тянет применить слово “мистика”.

Москва-матушка уже на протяжении многих десятилетий озадачивает даже самых “подкованных” своих знатоков все новыми сюрпризами с этакой чертовщинкой. Чтобы убедиться в этом, корреспондент “МК-Воскресенья” погрузился в изучение архивных документов. Некоторые из них мы публикуем сегодня.

* * *

В одну из летних ночей 1950 года сотрудник кремлевской охраны, дежуривший у Спасских ворот, подошел к высящейся неподалеку Константино-Еленинской башне (стрельница эта всегда пользовалась недоброй славой: ведь в XVII веке здесь оборудовали пыточную камеру, где мучили недругов царя-батюшки). Вдруг на каменной кладке стены он обнаружил темное пятно, которое буквально на глазах постепенно расширялось и словно бы стекало вниз. Чекист рискнул приблизиться и даже потрогал “новообразование”. Под пальцами он ощутил что-то липкое. В луче фонаря оказалось, что это кровь. В отчете о дежурстве охранник доложил начальству о таком феномене. Однако дальнейшее расследование ЧП ни к чему не привело: к утру на башне не осталось и следа того страшного пятна.

* * *

Летом 1941-го немецкие бомбардировщики прорвались в район Царицыно. Несколько бомб упало на территории знаменитого дворцового комплекса. Один из фугасов шарахнул возле старинного павильона “Миловида”. Вскоре выяснилось, что фашистский боеприпас произвел какое-то странное воздействие на местную флору: вокруг воронки выросла трава необычного рубиново-кровяного оттенка. В парк прибыла команда солдат, которые срыли это травяное пятно и вывезли землю прочь. Однако избавиться от ботанического чуда тогда не удалось — местные старожилы даже многие годы спустя замечали, что на месте взрыва вдруг начинает расти “кровавая” трава.

* * *

В 1925-м потусторонние силы вмешались в работу… московских водопроводчиков. Ремонтная бригада выехала на Мещанскую улицу, чтобы сменить старую задвижку на одной из магистралей, подающих воду в центральные кварталы города. Для выполнения задания нужно было перекрыть большой вентиль.

Мастер Шипов спустился в подземный коллектор и закрутил этот “краник” до упора. Однако вода продолжала бежать по трубам. Когда в коллектор пробрался другой водопроводчик, он обнаружил, что вентиль-то открыт! Закрутил. А вода и не думает останавливаться. Полез под землю сам бригадир и с удивлением увидел вентиль опять в открытом состоянии. Кто его успел открутить — непонятно…

Борьба с упорным краном продолжалась почти час. Водопроводчики даже попробовали оставить в коллекторе “сторожа”, но тут подземное пространство, словно по заказу, стало наполняться какими-то удушливыми испарениями, и человек вынужден был срочно эвакуироваться на поверхность земли. В следующий же момент вентиль непостижимым манером вновь открылся.

Рабочим явно не давали перекрыть воду в магистрали. И это оказалось очень кстати. Как выяснилось потом, именно в то самое время в нескольких кварталах от Мещанской, в Большом Кисельном переулке, загорелся многоэтажный дом, и если бы водопровод не работал, пожарные не смогли бы быстро справиться с огнем.

* * *

В лихую августовскую ночь 1920 года прямо из стены старого дома на углу Сретенки и Даева переулка выплыло нечто — колышущаяся в воздухе зыбкая белесая фигура. По воле случая как раз в это время здесь проходили двое чекистов, конвоировавших арестованного. Доблестные “стражи революционной законности”, недолго думая, выхватили наганы и открыли беглый огонь по непонятному силуэту. Однако “гостю с той стороны” револьверные пули не принесли ни малейшего вреда.

Расстреляв все патроны, чекисты в ужасе бросились бежать, совершенно забыв о подопечном “контрике”. А тот, хотя и был напуган явлением призрака, все-таки не растерялся и, воспользовавшись благоприятным моментом, дал деру. Последствия такого “мистического явления” для конвоиров были печальными: начальство на Лубянке их рапорту о встрече с призраком не поверило и вкатило проштрафившимся сотрудникам две недели ареста.

* * *

Инженер-путеец Клемент Рерберг, покупая у торговца возле Сухаревской башни приглянувшуюся ему картину, наверняка даже и не догадывался, что эта покупка окажется роковой не только для него самого, но и для других членов семьи.

На холсте был изображен человек в длиннополых “библейских” одеждах. Инженер повесил картину в своем кабинете, однако следующим же утром она непонятным образом оказалась лежащей на подоконнике “изнанкой” вверх. Рерберг вернул портрет на место, но история повторилась. А еще сутки спустя инженер среди ночи был разбужен лязгающими звуками: в его запертом кабинете кто-то печатал на пишущей машинке! Вооружившись пистолетом, хозяин ворвался в комнату — никого. Однако в “Ундервуде” действительно белел заправленный лист бумаги с коротким текстом: “ХОЛСТ ОТНЕСИ В ПЕЧЬ, ИНАЧЕ…”.

Инженер за завтраком со смехом рассказал об этом сыну: “Уж не твои ли это шутки?” На несколько дней наступило затишье, а потом случилась трагедия: Клемента Рерберга обнаружили лежащим в его кабинете с разбитой головой перед той самой картиной. Судебный медик пришел к выводу, что несчастный оступился и раскроил череп об угол письменного стола.

После смерти инженера портрет в числе некоторых других вещей перекочевал в дом его брата. И здесь тоже не обошлось без чрезвычайщины: по прошествии нескольких месяцев во время катания на лодке упала в воду и утонула хозяйская дочка…

Впрочем о влиянии картины на эти происшествия тогда никто не подумал. “Убийственный” портрет “вычислила” лишь внучка Клемента Рерберга, которой он достался по наследству лет 10 спустя. Она потом вспоминала, что, повесив картину на стену в квартире, вдруг стала испытывать какую-то непонятную тревогу. И девушку осенило — она припомнила череду непонятных, внезапных смертей, уведших в могилы ее родственников: застреленного уличным хулиганом дядюшку, сбитую автомобилем племянницу… Вот тогда очередная владелица картины и выполнила то, что предлагалось сделать еще инженеру Рербергу: отнесла злополучный холст в домовую котельную и бросила в топку.


Конечно, среди читателей найдутся скептики, которые сочтут эти истории сплошной фантазией: вот, мол, навыдумывали! Да, нужно признать, что строгих доказательств произошедшего в найденных старых документах нет. Так что сомневаться в их правдоподобности — самое простое. Однако давайте вспомним, что когда-то и рассказы о существовании самолетов, телевидения, рентгеновских лучей казались многим абсолютным вымыслом.






Партнеры