Не красивый бизнес

Нелли Уварова: “Уродину из меня сделала родная сестра”

21 мая 2006 в 00:00, просмотров: 506

Эта девушка никогда не думала, что станет настолько популярной. И даже сейчас, когда рейтинги сериала “Не родись красивой” бьют все рекорды, она скромно заявляет, что к собственной известности не имеет отношения: просто так сложилось!

— Я никогда не хотела играть в кино, мечтала быть только театральной актрисой, — призналась нам Нелли Уварова.

Между тем сериал о “некрасивой” Кате сейчас смотрят почти в каждом доме, а на спектаклях в РАМТ, где Уварова работает уже пятый сезон, — аншлаги. Именно поэтому договориться об интервью удалось не сразу: у 26-летней девушки нет ни минуты свободного времени. Об этом и многом другом Нелли рассказала, когда мы все же встретились — после спектакля “Правила поведения в современном обществе”, где она исполняет главную роль.

Немая актриса

Актриса выглядела довольно уставшей, хотя, чувствовалось, была в хорошем настроении.

— Нелли, признайтесь, с такими темпами работы поспать хотя бы иногда удается?

— Конечно, спать удается мало. По 4—6 часов. Сегодня, например, в шесть утра я уже должна была быть в съемочном павильоне. А выходные в сериале зачастую совпадают с днями репетиций в театре.

Еще год назад, когда мне надо было вставать в шесть часов, я к середине дня переставала уже чувствовать себя человеком. Когда же у меня выработался режим, как в армии, — стало гораздо легче.

— А желания все бросить и не пойти на съемки не возникало?

— Когда такие мысли подступают, я их сразу же от себя гоню. Мне хочется всегда чего-то добиваться.

— То есть Нелли Уварова всю жизнь стремилась стать популярной актрисой?

— Я вообще никогда не думала о том, что стану актрисой. Я всегда считала эту профессию несерьезной. Мне хотелось, как правильной девочке, отличнице в обычной школе и в музыкальной, пойти учиться на юриста или журналиста, например.

— А как же тогда вас угораздило выучиться на актрису?

— Момент, когда надо было решить, кем быть, я всячески оттягивала. И подала заявления сразу в пять вузов. Поступила во ВГИК. Правда, взяли меня авансом: к последнему туру у меня пропал голос. Я сильно перенервничала и просто перестала разговаривать. Но Георгий Тараторкин, мастер моего курса, на это закрыл глаза, хотя отсутствие голоса — это вообще профнепригодность. На последнем экзамене он дал мне телефон врача Союза театральных деятелей и сказал: вылечишься к первому сентября — будешь учиться. Я лечилась, два месяца молчала, ну и к первому сентября вылечилась. А после института сразу попала в театр, чему очень рада.

Режиссеры меняются каждую неделю

— Насчет театральной карьеры выяснили. А как же вам удалось заполучить главную роль в телесериале? Честно говоря, слышала, что попали вы в сериал по блату…

— Ох, как я люблю такие вопросы! — Нелли улыбается. — Если то, что на кастинг меня пригласил Александр Назаров, режиссер, который уже работал со мной в театре, если это считается блатом — то да! Но у любого режиссера есть масса артистов, с которыми он работал и которые ему интересны.

Мне удалось попасть не так-то просто, честно говоря. Продюсер сериала услышал от “добрых” людей, что актрису такую-то очень хочет для съемок режиссер. А ведь никому не нравится, когда что-то навязывают. Поэтому продюсер сказал, что именно я сниматься не буду. Но в процессе кастинга постоянно возвращались к моей кандидатуре и в результате меня утвердили.

— А разногласия с режиссерами бывают?

— Ну, бывают, конечно. Иногда мне кажется, что я о своей героине знаю больше, чем режиссер. Ведь у нас четыре режиссера на площадке, и каждый ведет свою неделю. Он про эту неделю знает больше всего. Но он не знает так же хорошо, что было неделей раньше. И я могу иногда с режиссером поспорить.

— Как относятся близкие люди к тому, что вас целыми днями нет дома?

— Мои близкие, наверное, уже забыли, как я выгляжу, — улыбается Нелли. — Они видят меня в основном в образе Кати на экране. Поэтому у них складывается ощущение, что они со мной общаются. А вот я по ним очень скучаю. На съемочной площадке мобильником пользоваться нельзя, а я все время почти на площадке. Иногда еле-еле получается сделать один звонок. Маме, к примеру.

Помню, первые годы я даже оставалась в театре ночевать, потому что жила в Подмосковье, и дороги туда-обратно сильно выматывали, я вечно опаздывала. Поэтому я запиралась и ночевала в театре. Об этом, правда, никто не знал.

Брекеты уже не снять

— Как достигается такой эффект “некрасивости”? Ведь в жизни вы — совершенно другая. Сейчас на вас только брекеты — и на Катю Пушкареву вы почти не похожи.

— Образ складывается из нескольких составляющих. Художник по костюмам — моя родная сестра Лена, она создавала образ Кати с помощью этих нелепых нарядов. Во-вторых, это работа художника по гриму: зная мои плюсы, она ретуширует их, подчеркивает минусы. Первое, что мне сделали, был землистый цвет лица.

А вообще, как известно, короля играет свита. Если двадцать раз вам скажут, что девушка — уродина, вы поверите. Если вспомнить первые серии, то там всем при виде Кати становилось нехорошо.

— У вас брекеты съемные?

— Нет, их невозможно снять. Не бывает съемных брекетов. Бывают съемные пластинки. Они выглядят совершенно по-другому, и их ставят только в детском возрасте. Взрослым они уже не помогут.

— Вы носите брекеты только из-за съемок или решили сами надеть их, по медицинским показаниям?

— Брекеты мне поставили в первый день съемок. Я из стоматологического кабинета поехала на площадку. Мне самой такое бы в голову не пришло. Хотя сейчас я вижу и положительные моменты — брекеты исправляют прикус, и мне, во всяком случае, точно не помешают. Конечно, привыкать к ним было трудно. И больно было. Моя сестра со слезами наблюдала за мной.

— А очки у вас с простыми стеклами или с диоптриями? В жизни вы носите очки?

— У меня все в порядке со зрением. Но в первых сериях у меня действительно были очки с диоптриями. Всем, конечно, было так смешно, они искажают глаза. Но потом мы их заменили на обычные стекла, потому что я могла бы испортить зрение. А еще к вечеру у меня может болеть спина, потому что приходится весь день изображать ссутулившуюся Катю Пушкареву.

Прощание с комплексами

— Правда, что по условиям контракта вы должны и в жизни носить брекеты, очки и соответствующе одеваться?

— Нет такого пункта в контракте! Да, пару раз я похулиганила — появилась в образе Кати в телепрограмме и на презентации нового телесезона. Но это было связано с продвижением сериала.

— Значит, например, в магазин вы ходите как простая смертная?

— Да, абсолютно обычная. Я, например, обожаю ходить в брюках, хотя, как известно, Катя ходит совершенно в другом — в бесформенных юбках, например, в платьях странного покроя и сочетания цветов. Я предпочитаю то, что удобно.

— Ну а в характере и манере поведения у вас есть с героиней что-то общее?

— В отличие от Кати, я никогда не была такой робкой. Конечно, в детстве я была застенчивой, но не робкой. И я уже давно попрощалась с комплексами. У моей героини перемены произойдут значительно позже. На то есть причины: Катя — единственный ребенок в семье, родители очень ее опекают, оберегают ото всего.

Полчаса на супружескую жизнь

— Расскажите о вашей жизни вне работы. Считается, что людям одной профессии трудно ужиться вместе. А у вас муж актер — Сергей Пикалов.

— Мы хорошо уживаемся. Вот если в семье только один актер, то эта профессия как раз непонятна супругу. А мы друг друга очень хорошо понимаем. Вопросов, почему меня нет дома, он не задает. Да его и самого, честно говоря, почти не бывает дома.

— Когда же вы видитесь?

— Ну, в два часа ночи, в три. Иногда бывает, что буквально в дверях застаем друг друга. Он ведь еще и режиссер, поэтому может приехать и под утро со съемок. Мне в полшестого выходить, а он в пять приехал только. Можем посидеть, поговорить эти полчаса. Иногда видимся и на площадке сериала, где он — один из режиссеров. Но не всегда, ведь съемки идут параллельно на двух площадках.

— Балуете друг друга хоть иногда?

— Вообще я люблю соблюдать какие-то традиции. Скажем, мы с мужем дарим друг другу на премьеры бутылочку какого-нибудь хорошего алкогольного напитка. Что-нибудь, что мы еще не пробовали. Он ее подписывает, и эта бутылка стоит до следующей премьеры. Изначально эта традиция была у нас с сестрой, потом я о ней рассказала мужу.

— А где вы, кстати, познакомились с мужем?

— В театре. Служебный роман получился. Но в этой профессии, я вас уверяю, очень редко, когда у кого-то безумная любовь вне театрального института, вне театра.

— И все же, как вас свела судьба?

— Меня тогда вводили в спектакль, была первая репетиция. И на нее пришли только две девочки, которые знали не все танцы. А мимо проходил Серега, он заглянул и сказал: “Привет! Репетируете? Ну я пошел!” Ему тут же сказали: подожди-подожди — ты должен нам показать движения. Он начал плясать, ну и тогда я впервые для себя отметила его как человека, который все-таки сподобился что-то сделать.

Тогда мы еще толком не познакомились. Ну а потом начались спектакли, репетиции. Мы виделись. Хотя на работе не поговоришь особо — все только по делу, по делу. Но даже через такие разговоры можно многое о человеке узнать, как выяснилось.

Медовый месяц на роликах

— И из деловых разговоров родился роман?

— Ну, наверное, для меня важно еще чувство юмора, потому что в наших отношениях все началось с розыгрыша. Меня вводили еще в один спектакль — “Том Сойер”. Я допытывалась, что мне надо делать, на что Серега сказал: держись меня, будь рядом. Первый выход, он побежал на сцену, а я за ним. И тут из-за кулис орут: “Куда? Стой!” И я поняла, что меня нагло развели! Я тогда разозлилась. Хотя ненадолго: я и сама люблю похулиганить.

— Шутки помогают в семейных спорах?

— Мы так редко видимся, что о разногласиях даже речи не идет. Наши отношения можно вместить во фразу: “О, счастье! Мы вместе, вдвоем!”

— Вы столько про загруженность друг друга рассказали, что невольно задаешься вопросом, как прошла свадьба и было ли свадебное путешествие?

— Свадьба прошла как надо. Правда, она столькими легендами обросла. Самая запоминающаяся — что я замуж выходила в очках и костюме Кати Пушкаревой (смеется). Но я выходила в красивом белом платье, как и положено.

А после свадьбы четыре дня мы были в отпуске. Режиссерская группа подарила нам ролики, и я очень хотела научиться кататься, поэтому сказала: “Серега! Поехали в Рим, там в ноябре 20 градусов, я не хочу ждать лета!” Приехали и поняли, что пролетели, потому что в Риме нет асфальтированных дорог — это старый город с брусчаткой.

Но когда вернулись, мы всем рассказывали: это что-то потрясающее! Даже если вы были в Риме, вы увидите его другими глазами, обязательно возьмите ролики! И все как-то сразу загорелись этой идеей. Поэтому пришлось все-таки признаться: да шутка это, шутка!




Партнеры