Правительство Кремлевского доверия

1 июня 2006 в 00:00, просмотров: 210

Мы завершаем публикацию исследования «Кремлевский пул» (см. №№180–182 «ДЛ», 2006 год) рассуждениями о ситуации в «кремлевском» Белом доме, оживлении Запада и оценками «Проблемы-2008» от ведущих экспертов


Премьерству Михаила Фрадкова идет третий год. Один из промежуточных итогов существования кабинета министров: разработанная под руководством Дмитрия Козака и Германа Грефа его структура нежизнеспособна. Просто потому, что на ее месте уже совсем другая структура

По концепции Грефа и Козака, правительство имело трехзвенную структуру: федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства. Функции, ранее принадлежащие министерствам, были разделены по общему принципу: министерства занимаются созданием правил в рамках своей сферы ответственности, службы получают функции по контролю за их исполнением, агентства оказывают услуги и управляют государственной собственностью. Эти принципы были заявлены как основные для реформы правительства. Но затем властные функции стали перераспределяться по правилам аппаратного противостояния.

Правительство стало самым конфликтным органом в федеральных властных структурах. Кроме традиционных противоречий между министрами финансово-макроэкономического блока и отраслевиками в нем нередки различные разногласия по линии «министр – глава службы или агентства».

ПРАВИТЕЛЬСТВО В ДВИЖЕНИИ

Вплоть до назначения Дмитрия Медведева и Сергея Иванова на вице-премьерские посты в правительстве активно шло реформирование. Происходило постоянное добавление новых структур либо переподчинение старых. Помимо прошлогодних крупных преобразований случились менее масштабные перестройки, в результате чего появились Министерство информационных технологий и связи, Министерство регионального развития. Федеральная служба по физической культуре, спорту и туризму разделилась на два федеральных агентства – по физической культуре и спорту, и по туризму. Политические игроки и всяческие лоббисты обнаружили, что существует возможность для дальнейшей реформы кабинета министров в наиболее выгодном направлении.

Появление в ноябре прошлого года в правительстве трех вице-премьерских должностей вместо одной дало старт новой аппаратной перекройке. Ее цель – существенное усиление правительства, придание ему более жизнеспособной структуры. Главным инициатором смены структуры стал Михаил Фрадков. Он же и один из главных победителей по итогам ноябрьских кадровых перестановок. Последний его успех – контроль над Федеральной таможенной службой.

Точно так же и раньше Совет по национальным проектам, который называли «параллельным правительством», но без Фрадкова, «переехал» в Белый дом вместе с Дмитрием Медведевым.

В соответствии с подписанным Фрадковым распоряжением о распределении обязанностей между премьером и его замами за ним осталось ведение ключевых вопросов. Глава кабинета министров сохранил председательство в наиболее важных правительственных комиссиях – по бюджетным проектировкам, по взаимодействию федеральных и региональных органов власти, по военно-промышленным вопросам. И руководит вновь созданной комиссией по развитию минерально-сырьевой базы и топливно-энергетического комплекса.

Круг полномочий Медведева ограничен, по сути, национальными проектами, а Иванова – «оборонкой» и военно-техническим сотрудничеством.

Еще одна прошлогодняя новация – существенное повышение роли руководителя аппарата правительства Сергея Нарышкина, который становится «теневым вице-премьером», действуя в тандеме с Фрадковым.

В то же время произведенные перестановки имеют и минусы для Фрадкова. Дмитрий Медведев и Сергей Иванов являются весьма влиятельными фигурами, имеющими прямой выход на президента. Они неизбежно теснят Фрадкова на аппаратном поле.

Остается риск того, что правительство ближе к 2008 году обретет трех фактических руководителей вместо одного.

Уже сейчас в рамках правительства работают три различные структуры. Первую возглавляет Михаил Фрадков. Это старое, традиционное правительство. Вторая структура – штаб по реализации национальных проектов, возглавляемый Дмитрием Медведевым. И третья, которая занимается обороной и проектами в сфере ВПК, под руководством Сергея Иванова. Понятно, что такая структура – чрезвычайная, а значит – временная. Она грозит острыми аппаратными конфликтами между ключевыми фигурами правительства (Фрадков, Медведев, Жуков, Иванов, Греф, Кудрин, Нарышкин).

Проведенные преобразования, по всей видимости, не закончатся. Впереди продолжение реставрации прежней правительственной структуры. Необходимо ожидать увеличения количества заместителей у министров (сейчас их всего два), выхода части служб и агентств из-под контроля министерств (показателен пример ФТС). Даже сейчас ряд руководителей «низового» уровня фактически автономны и не желают подчиняться своим формальным начальникам-министрам. Нельзя исключать и появления новых вице-премьерских должностей.

Напряженная аппаратная схватка за правительство объясняется тем, что именно этот орган будет «диспетчером» распределения средств из различных предвыборных фондов (к их числу необходимо отнести и деньги, выделяемые по линии приоритетных национальных проектов). По всей видимости, Кремлю придется санкционировать хотя бы частичную, но трату денег из Стабилизационного фонда. Многочисленные региональные и отраслевые лобби настаивают на использовании этих средств для решения социально-бытовых проблем населения и инвестиций их в наиболее перспективные бизнес-проекты. Несомненно, по мере роста влияния на «силовиков» у связанных с ними деловыми и личными связями представителей военно-промышленного комплекса также будут повышаться шансы на получение денег из госрезервов.

Сейчас видно, что эксперимент 2004 года по перекройке правительства и назначению премьером ультратехнической фигуры Михаила Фрадкова не впечатлил никого – ни его сторонников, ни тем более противников. Это значит, что продолжение перекройки – лишь дело времени.

ЗАПАД НАМ НЕ ПОМОЖЕТ

Политические перемены в России находятся под пристальным вниманием западной элиты. Несмотря на катастрофическое падение влияния России на международной арене (которое во многом продолжается до сих пор), страна остается важным фактором в игре «грандов» мировой политики.

Россия в нынешнем своем виде не представляет серьезной опасности для мировых лидеров, однако является «гирей» на той или иной чаше глобальных «весов». Если говорить схематично, то нынешнюю администрацию США, реализующую свой глобальный неоконсервативный проект, Россия интересует в качестве противовеса и ограничителя Евросоюза (прежде всего его лидеров – Германии и Франции), а также Китая. Лидеров Евросоюза Россия интересует в качестве союзника в борьбе с США, а также гаранта энергетической независимости от углеводородных ресурсов Ближнего Востока. Китай рассматривает Россию одновременно как помощника, экономического партнера и вероятную «добычу» после выхода на новый международный уровень.

В целом интерес Запада по отношению к России заключается в подчинении ее системе глобальных целей западных элит. Все остальное – вторично. Если Россия будет эффективно выполнять ставящиеся перед ней задачи, то Запад устроит любой политик во главе страны, любая внутренняя форма политического правления.

В противном случае 2008 год может стать проблемой для Запада. В его интересах – усиление зависимости российской элиты и в целом российского государства, а также снижение той цены, которую западные страны платят за поставки сырьевых ресурсов.

Нет сомнений, что внешние западные акторы будут способствовать разрыву межэлитного «пакта» о разделе политического рынка под эгидой Путина. Это выгодно в тактическом плане, так как ослабляет позицию страны на международной арене и дает возможность стать посредниками между конфликтующими внутри России элитными группами. Все это в целом ведет к ослаблению российского государственного суверенитета.

В то же время необходимо помнить, что западные элиты не едины, зачастую находятся в конфликтных отношениях. Поэтому вмешательство, как прямое, так и косвенное, в российскую интригу 2008 года может быть не слишком эффективным.

Разумеется, западные элиты в целом не заинтересованы в слишком серьезном ослаблении страны, обладающей ядерным оружием, атомной энергетикой, многочисленными вооруженными силами, значительным населением. Острые социальные конфликты, чреватые потерей управления страной, не в интересах Запада.




Партнеры