Тайные собрания

Что коллекционируют наши знаменитости

25 июня 2006 в 00:00, просмотров: 391

Как показывает история, в человеке никогда не угасало желание коллекционировать. И не важно что — марки или пивные банки, спичечные коробки или презервативы. Главное, собирать. Говорят, что это сродни болезни. Ведь самое главное, чтобы у другого коллекционера такого предмета, как у вас, не было. На Западе популярные артисты, музыканты собирают дорогущие машины и мотоциклы, яхты и картины известных художников, многомиллионные особняки, самолеты и военную технику. У наших звезд это увлекательное занятие выглядит несколько скромнее.

Открывашка в два кило

Лидер группы “Крематорий” Армен Григорян собирает открывалки. И оказалось, он, как и положено послушному сыну, продолжает дело своего отца.

— Открывалки я собираю уже давно, — вспоминает музыкант. — А саму коллекцию начинал мой папа за границей в 64—65-м годах. По этим открывалкам можно узнать географию Земли. Все дело в том, что мои друзья, зная о моей страсти, привозят открывалки со всего света. Вот недавно из Кении привезли медную открывалку, которая весит около 2 кг. Она у меня в коллекции самая большая. Из Норвегии пришли ко мне серебряные открывалки, на которых изображена жизнь викингов. Эдакий антиквариат.

Есть еще у Григоряна раритетная открывалка начала века. Ее привезли ему из Германии с раскопок. На ней выгравировано: “Истина в воде”. На обозрение гостям вывешена только часть коллекции, которая располагается на кухонной кирпичной стене. Просто места больше нет.

Как и положено музыканту, Армен коллекционирует также и музыкальные инструменты, но не обычные, а экзотические. Все дело в том, что Григорян использует их в записи. Он очень горд, что в его собрании есть узбекский бубен, подарок одного узбека, перуанский народный инструмент, имитирующий звук дождя, армянский барабан, но на нем не просто выстукивают мелодию, нужно еще вибрировать телом, хорватский струнный инструмент, двойной дудук.

Сабли наголо

Грузинский соловей певец Валерий Меладзе, как и положено настоящему грузину, неравнодушен к оружию. Естественно, что коллекционирует он именно его. Множество кинжалов и сабель висят на стене в кабинете его московской квартиры, но под стеклом. Артист не скрывает, что как маленький ребенок любит изредка достать из-под стекла какой-нибудь нож или кинжал, поиграться, повертеть в руках — и на место.

А вот огнестрельное, а как же без него, он хранит в сейфе. По секрету певец признался: “Там же я храню и всю свою музыкальную коллекцию — премии “Овация”, “Звезды”, различные дипломы”.

Милый китч

У драматурга Аркадия Инина есть коллекция, о которой всегда ходили легенды. Посудите сами, одно условное название говорит само за себя — “Китч советской эпохи”.

Инину, как он сам признается, всегда было любопытно собирать различный китч: аляповатые фотографии с надписями: “Люби меня, как я тебя, будем вечные друзья”, различных кошечек, копилочки.

В его коллекции, например, есть замечательная скульптура “Ромео и Джульетта”, где Джульетта сидит на коне, а возле коня серый волк. Есть еще “Красная Шапочка и Серый волк”, но если их разглядеть, то покажется, что Красная Шапочка намного страшнее волка.

Страшные книги

Поэт Евгений Евтушенко собирает картины своих друзей и книги. Они развешаны на стенах его московской квартиры.

Сам Евтушенко говорит по поводу этой коллекции:

— Для меня каждая картина — это кусочек жизни. Картины создают такую же атмосферу, как любимые книги. Держать книги, которые ты не любишь, бессмысленно. Например, я не держу книг Виктора Ерофеева в своем доме, потому что они заражены цинизмом.

Это безусловно, что какая-то энергия содержится в книгах, в картинах, в стихах. Есть энергия позитивная, белая, как белая зависть, и энергия черная, негативная, разрушительная. Я помню, когда я купил книгу Ерофеева, что-то нехорошее начало происходить. Я был вне себя, начались ссоры дома. Я не фашист, не могу сжигать книги, я просто поехал и положил ее где-то на пустыре, дома сразу все наладилось.

Лафа, как в Голландии

Художественный руководитель “Ералаша” Борис Грачевский действительно до зрелого возраста остается ребенком. Почему?

Да потому, что до сих пор играет в куклы. В таких маленьких человечков. Они у него расставлены, рассажены, развешаны по всему приусадебному участку.

— Это у нас живут голландские лафы, — раскрывает секрет Грачевский. — Лафы — маленькие существа, похожие на гномов. Один раз я привез такого, после чего начал их собирать. Есть лафы для дома, есть для сада, даже для квартиры есть. Например, сидящий на унитазе. Много разных. Но они такие дорогие, что сейчас нужно немного передохнуть.

Пивное сердце

Владимир Петрович Пресняков-ст. уверен, что в его жизни коллекционера все происходило как у школьника, который то марки собирает, то увлекается значками, затем переходит на этикетки от спичек. Впервые он по-настоящему увлекся коллекционированием еще в молодости, когда много гастролировал по стране. Именно тогда он и начал собирать... надписи на стенах вокзальных туалетов. Тетрадочек, в которые он заносил крылатые четверостишья, у него была уйма. Куда они теперь подевались? Кто знает? Но музыкант до сих пор помнит некоторые из них. Когда он был на гастролях в Ашхабаде, то прочитал такой народный перл: “Да вырвет х... тому Аллах, кто пишет гадости на стенах”.

Когда Петрович полюбил пиво, то стал собирать пивные наклейки, которые тщательно отмачивал под струей воды, а затем аккуратно снимал. В каждом городе тогда было только свое пиво.

Первую пивную кружку из своей коллекции музыкант в прямом смысле слова умыкнул из немецкой пивнушки, когда был на гастролях в ГДР. Уж очень ему понравилось пить пиво из нее, вкус другой, признался Пресняков. И пошло-поехало. Кружки стали дарить друзья, товарищи по музыкальному цеху. В коллекции даже есть глиняная кружка в образе, как считает сам коллекционер, его самого — усатого кота, поскольку сам Петрович “кот” мартовский. А что говорить о кружке для усатых людей, специальная форма которой не позволяет усов замочить? Есть множество стеклянных кружек, есть металлическая, есть даже серебряная, но маленькая.

Правда, как уверяет Пресняков, с этим роман закончен. Его страстью остается только собирательство компакт-дисков. Каждую субботу он выезжает на Горбушку и покупает 20 дисков. Но как уверяет саксофонист, своей коллекцией, а в ней около 10 000 дисков, он немного огорчен. Уж очень много хлопот она ему доставляет, пройти невозможно. Диски везде, даже под столом.

Зимы байкера

Когда Владимир Кузьмин жил в Калифорнии, то стал настоящим фанатом мотоциклов, хотя свой первый мотопробег совершил еще в детском возрасте вместе со своим отцом. Тогда они проехали 2 тысячи километров из Белоруссии до Черного моря на мотоцикле “Иж-Юпитер”. Отец был за рулем, мама сидела на заднем сиденье, а трое детей — в коляске. И ехали так несколько дней. Периодически в пути отец давал ему порулить.

Сейчас у музыканта в его загородном доме пять мотоциклов. Несколько чоперов “Yamaha”, как и положено настоящему байкеру. Один кроссовик — как любит пошутить Кузьмин, он на нем у себя в деревне по болотам ездит. Есть российские “Иж” и “Урал” с коляской. На последнем он перевозит мусор.

Но в России такие длинные зимы, что мотоциклы отходят на второй план. Основным увлечением музыканта были и остаются гитары, с которыми он никогда не расстается.

— У меня гитарка всегда со мной, всегда, — восклицает Владимир. — Я всегда играю. Если часов пять не позанимался, чувствую себя плохо. А потом, у меня 73 гитары в коллекции. Поэтому постоянно приходится что-то подделывать, ковыряться с ними.




Партнеры