Энергетическая гора

1 июля 2006 в 00:00, просмотров: 225

Майское землетрясение на Яве не только унесло 6 тысяч жизней, но и разбудило местный вулкан Мерапи. В 1930 году его извержение погубило 1370 человек.

Но есть у активности индонезийских вулканов и другая сторона.

Их энергия способна полностью удовлетворить потребности «страны трех тысяч островов»

Вулканы издревле были проклятием Индонезии. Выбрасываемые «огненными горами» потоки раскаленной лавы сжигают лежащие на склонах городки и деревни, уничтожая на своем пути все созданное человеком. Но вулканы издавна были и благословением Индонезии. Они останавливают тучи, заставляя их проливаться дождем на раскинувшиеся у экватора острова, а потоки лавы приносят из недр земли богатейшие запасы веществ, становящихся удобрением для заливных рисовых террас, в которые уже многие сотни лет назад упорным трудом десятков поколений превращены склоны «огненных гор».

ДЕНЬ, КОГДА ВЗОРВАЛСЯ МИР

В конце XIX века Кракатау был плодородным и приятным для посещений островом, хотя и практически безлюдным. Европейские суда забивали здесь свои трюмы мясом гигантских морских черепах, а также случайными партиями перца и риса, приобретавшимися в нескольких деревушках на побережье.

Эта идиллия продолжалась до начала июня 1883 года, когда на протяжении нескольких дней расположенный на западном побережье Явы городок Аньер сотрясали подземные толчки. К середине июня с яванского побережья уже даже невооруженным глазом можно было заметить облака дыма и пепла над одной из трех располагавшихся на Кракатау гор – Пербуатан.

Все это не слишком обеспокоило индонезийцев: для них подобные явления давно стали нормой жизни. Но в конце июня природа решила предупредить людей в последний раз. С покрытого толстым слоем вулканического пепла острова все выше и выше вздымались две колонны дыма, а в бурлящей воде вокруг него плавали такие большие куски пемзы, что они могли спокойно выдержать человека. Пара путешественников из Батавии (как тогда называлась Джакарта) описала в эти дни «яростное пурпурное свечение, появлявшееся ненадолго каждые пять или десять минут, которое обрушивало во все стороны огненный дождь».

Наконец, вскоре после полудня 26 августа, произошло величайшее бедствие в писаной истории человечества: остров Кракатау буквально взорвался. Приблизительно 20 кубических километров породы было выброшено в воздух на высоту до 26 километров с такой силой, что сначала на расстоянии в 150 километров день превратился в ночь, а затем облако пыли окутало весь земной шар, и жители всей Земли на протяжении многих последующих месяцев наблюдали закаты странного багрово-алого цвета.

Эхо этого взрыва – самый громкий звук, когда-либо раздавшийся на земле, – разнеслось на пять тысяч километров – от Австралии до Бирмы.

Однако финал всей фантасмагории наступил только на следующий день – 27 августа 1883 года. Воды Зондского пролива обрушились в зиявшую в земной коре гигантскую впадину, мгновенно испаряясь и вызывая новые взрывы. Те, в свою очередь, порождали серии цунами, достигавшего порой у берегов 40-метровой высоты. Считается, что некоторые из ударных волн три раза обошли вокруг земного шара, и уж точно одна из них была зарегистрирована через полтора дня у побережья Франции.

Точное число жертв катаклизма остается неизвестным и по сей день, однако наиболее часто число погибших оценивают в 36 тысяч человек. Последнее мощное цунами, которое произошло 26 декабря 2004 года также у берегов Индонезии – у северо-западной оконечности острова Суматра, – было намного более слабым. Однако за прошедшие 120 лет население планеты выросло, и потому общее число жертв гигантских волн – а десятки тысяч людей остаются в списках пропавших без вести и по сей день – может на сей раз достичь 300 тысяч человек.

ИЗВЕРЖЕНИЕ КАК НОРМА ЖИЗНИ

Индонезия – бесспорный рекордсмен мира по числу и активности вулканов. Крупнейший архипелаг мира является частью так называемого тихоокеанского «Огненного кольца» – мощного тектонического разлома. Плиты, формирующие дно Индийского и западной части Тихого океанов, заходят здесь под азиатскую. Наступающие на нее более плотные океанские тектонические плиты под колоссальным давлением спускаются к мантии земного шара и на глубине около ста километров под поверхностью начинают плавиться, что приводит к выбросам образующейся раскаленной лавы. И потому по всей длине индонезийской части «Огненного кольца» (3218 километров) располагаются вулканы. В результате на крупнейшем архипелаге мира насчитывается 129 только активных «огненных гор», а их общее число составляет до 600 – больше, чем в любой другой стране мира.

А внутри самой Индонезии рекордсменом по вулканической активности является крошечная (по сравнению с соседними гигантами – Суматрой и Калимантаном) Ява, на которую приходится всего шесть процентов территории, но свыше 60 процентов 240-миллионного населения «страны трех тысяч островов». Только активных вулканов на этом небольшом участке суши насчитывается 34, причем 19 из них относятся к самой опасной категории «А». И это на площади менее чем три Московских области!

«Мы делим активные вулканы на три категории: «А» – те, что извергаются часто; «Б» – время от времени; «В» – которые проявляют активность лишь изредка», – рассказывает директор Центра вулканологии и снижения геологических рисков (ЦВСГР) при Геологическом комитете Индонезии (ГКИ) Йоусана Сиагиан. И у каждого из вулканов категории «А» – а таких в «стране трех тысяч островов» насчитывается 79 – имеется пост контроля ЦВСГР.

«На самом деле мы в скором времени надеемся взять под контроль, хотя бы периодический, и категорию «Б», – отмечает он. – Ведь только на этой неделе на расположенном на острове Суматра и, казалось бы, успокоившемся вулкане Сибайак погибли двое местных туристов: неожиданный выброс газов – и все…»

Всего на расположенных в непосредственной близости от вулканов контрольных постах работают полтораста из 452 сотрудников Центра. Остальные – ученые, техники, специалисты по мониторингу, обследователи – трудятся в Бандунге. Им приходится дважды в день (а в случае кризисной ситуации – и ежечасно) обрабатывать поступающую с постов информацию, анализировать сейсмические и физико-химические данные (включая состав выбрасываемых вулканами газов), сведения о деформациях, изучать исторические сведения, чтобы выдать надежный прогноз того, что произойдет в дальнейшем: утихнет тот или иной активизировавшийся вулкан или же, наоборот, разбушуется еще сильнее. Кроме того, при необходимости в их задачи входит информирование местных властей угрожаемых районов, а также разработка для тех соответствующих рекомендаций, включая и методики эвакуации населения.

Наконец, в особом почете – группа быстрого реагирования ЦВСГР: пять-шесть человек, немедленно отбывающих на место любого кризиса.

Собственной системой оповещения Центр вулканологии не располагает: он лишь информирует администрацию соответствующей территории. А уже та, в свою очередь, доносит информацию до каждого жителя угрожаемого района. Но несмотря на кажущуюся неповоротливость такой системы, сообщение о тревоге может быть доведено до всех, кого оно касается, уже через час.

К ведению ЦВСГР относится и работа по предупреждению местного населения о возможных оползнях. Ведь выбросы лавы накапливаются на склонах постепенно, а затем обрушиваются в долины в момент сильных дождей.

ДАРЫ ВУЛКАНОВ

Яванцы издревле научились извлекать пользу из соседства с вулканами: те же самые языки раскаленной лавы, что угрожают расположенным на склонах огнедышащих гор селениям, удобряют их поля. Причем до такой степени, что в ряде районов острова крестьяне умудряются снимать по три урожая риса в год.

Лучше всего понять, как образуется этот странный симбиоз людей и «огненных гор», можно в Особом округе Джокьякарта. Этот небольшой треугольник территории центральной Явы площадью чуть более трех тысяч квадратных километров является бесспорным рекордсменом мира по плотности населения: число жителей на квадратный километр в аграрных районах превышает здесь две тысячи – существенно больше, чем в урбанизированных промышленных районах Западной Европы.

Здесь даже протянувшийся на пять километров кратон – дворец султана – строго ориентирован на север, где находятся символизирующие обитель богов три великих яванских «огненных горы» (кстати, именно так переводится на индонезийский язык слово «вулкан»): самый активный на Яве Мерапи (2911 метров), стоящий поблизости Мербабу (3142 метра) и высящийся несколько поодаль Сумбинг (3371 метр).

Кстати, согласно одной из гипотез извержение Мерапи 1006 года и стало причиной, по которой был заброшен стоящий поблизости построенный в VIII веке крупнейший на планете буддистский памятник Борободур. Но роль яванских вулканов была двоякой и в этом случае: именно тот самый слой пепла, который покрыл величественный храм со стороной основания в 125 метров, и сохранил его для нас практически неповрежденным.

Парадокс с индонезийскими вулканами имеет и другую сторону: немногие районы Явы, где «огненных гор» не имеется, обычно являются самыми бедными и отсталыми с экономической точки зрения.

Благодеяния, оказываемые вулканами индонезийцам, отнюдь не ограничиваются удобрением почвы.

К ним можно отнести и то, что высокие пики «огненных гор» задерживают тучи, заставляя их пролиться на индонезийские острова живительным дождем; и многочисленные сернистые источники, в которых местное население издавна находит исцеление от множества болезней и которые в последние годы становятся объектами массового туризма (в том числе и иностранного, а значит, и причиной притока валюты).

Но главный дар «огненных гор» стало возможно начать использовать лишь к концу прошлого века. Речь идет о геотермальной энергии, которая сейчас приобрела особо важное значение для Индонезии, которая хотя традиционно и входит в Организацию стран – экспортеров нефти (ОПЕК), однако в прошлом году неожиданно на несколько месяцев стала уже не экспортером, а нетто-импортером нефтепродуктов.

В принципе, сотни имеющихся в Индонезии вулканов вполне способны полностью удовлетворить потребности в энергии «страны трех тысяч островов». По подсчетам индонезийских ученых, рвущийся из трещин в «огненных горах» пар, если пропустить его через турбины, способен дать до 27 гигаватт электроэнергии – до 40 процентов всех мировых запасов энергии земных недр. Тем не менее на этот момент питающиеся вулканическим паром станции вырабатывают здесь лишь чуть более 800 мегаватт – около трех процентов всего потенциала страны.

Даже на современной геотермальной станции Камоджанг используется лишь часть скважин. Остальные – в том числе и знаменитый «Паровоз», издающий при открытии вентиля звук, точь-в-точь напоминающий гудок паровоза, – законсервированы до лучших времен.

Причина проста – необходимость иностранных инвестиций. У самой Индонезии, увы, на это пока средств нет. Ископаемое топливо, как ни странно, пока что обходится дешевле даровой энергии земных недр, для утилизации которой необходимо строить достаточно сложные электростанции. А зарубежные вкладчики капитала в Индонезию после азиатского финансово-экономического кризиса конца 90-х годов не слишком спешат.

Впрочем, буквально в последние месяцы в данном вопросе наметился поворот к лучшему. В феврале и апреле 2006 года были запущены сразу две очереди геотермальной станции в городе Чилачап (Центральная Ява) – каждая мощностью по 300 мегаватт. Консорциум японских и индонезийских фирм, возглавляемый многонациональным гигантом «Сумитомо корпорейшн», заявил о намерении вложить 28,44 миллиона долларов в строительство второй очереди геотермальной станции Томохон (провинция Северный Сулавеси). Поблизости завершается строительство станции Мпанау (30 мегаватт). Та же «Сумитомо» уже построила два аналогичных объекта в Богоре и один – в Бандунге (провинция Западная Ява). А две индонезийские компании только что объявили о планах строительства геотермальной станции в провинции Лампунг (юг Суматры).




Партнеры