Вторая жизнь вещей

Как заработать на ненужном хламе

16 июля 2006 в 00:00, просмотров: 1954

С того момента, когда на смену товарному дефициту в нашей стране пришел потребительский бум, комиссионная торговля переживает не лучшие времена. Что сегодня можно сдать в комиссионки и какие сюрпризы вас могут при этом ожидать, разбирался корреспондент “МК-Воскресенья”.

Проценты везде разные

Нынче в комиссионках можно найти все — от значков и будильников до шуб и холодильников. Это и немудрено, поскольку в желающих сдать вещи недостатка не наблюдается. Кое-где осаду магазинов москвичи начинают чуть ли не с первыми петухами, так что к девяти утра образуется оживленная очередь.

— Но какие вещи сюда несут, — со вздохом сетует продавец Юля. — По ним же свалка плачет! А выбросить, видно, жалко. Вот тут и вспоминает человек про комиссионный магазин. Нам предлагают выставлять на продажу стоптанную обувь, холодильники-утопию под названием “Морозко”, облезлые диваны с колонией клопов внутри. Начинаем объяснять — обижаются. Не понимают, что товар должен быть конкурентоспособен, даже если он на комиссии!

Так что коли вы решили пристроить ненужную вещь, во избежание нервотрепки прежде подумайте, действительно ли она способна выдержать кастинг у приемщика? При уверенном “да” займитесь сравнительным анализом магазинов. Хотя бы потому, что комиссионные проценты ощутимо разнятся: в одних местах — 10% от стоимости товара, в других — все 40%.

Ширпотреб везут партиями

Для одежды очень важен ее внешний вид. Малейшее пятнышко или едва заметная затяжка вполне могут снять ее с дистанции. Строго подходят комиссионеры не только к состоянию наряда, но и к актуальности модели. В разных местах свои правила. К примеру, где-то не берут одежду четырехлетней давности. Объясняют тем, что устаревшие фасоны покупатели даже за 10 рублей не приобретают. К возрасту обуви требования могут быть еще жестче: не старше одного года.

Бывает, что разорившиеся хозяева торговых точек везут вещи с рынков целыми партиями, еще толком не распакованными. Судите сами: нужен ли комиссионкам подержанный ширпотреб?

Если же вещь нерыночного ассортимента и при этом аккуратно ношенная, ее могут взять. Но при приемке скрупулезно опишут все ее еле видимые недостатки и дефекты. Чтобы потом не возникало недоразумений. Впрочем, клиенты и тут способны проявить себя “неординарно”.

В одном из магазинов уценили дорогущую норковую шубу: долго не находился покупатель. Однажды кто-то из персонала случайно заметил, как у шубейки настойчиво вьется подозрительный мужичок. Подошли ближе и обнаружили, что странный посетитель в этот самый момент увлеченно отрезает у мехового наряда рукав. Разбор полетов привел к неприятному дежа вю: хулиганом оказался сам хозяин норки. Он где-то узнал, что комиссионный магазин обязан выкупить товар по его первоначальной стоимости, если вещи будет нанесен ущерб.

Что касается техники, то на нее обязательно должны быть документы. И, конечно, лучше шагать в ногу со временем. Например, видеомагнитофоны — товар с точки зрения сдачи абсолютно бесперспективный, ведь вся страна “подсела” на DVD.

За копейку — канарейку

Комиссионный бизнес очень субъективен. Когда ваша вещь прошла “конкурсный” отбор, вы можете выставить ее хоть за миллион! Вопрос в другом: готов ли покупатель выложить такие деньги?

— Если человек решил обратиться в комиссионку, финансовые амбиции ему лучше оставить за порогом, — говорит директор одного из столичных комиссионных магазинов Владимир. — Наши покупатели мечтают за копейку получить канарейку. А по другую сторону баррикады — те, кто сдает. Они искренне убеждены, что если три года назад кофточка стоила 1000 рублей, то сейчас ее можно пристроить к нам за 900. Приходится спускать их на землю. Опытный приемщик выслушает пожелания клиента и предложит реальную цену. Поверьте, магазин меньше всего заинтересован в том, чтобы вещи лежали мертвым грузом.

Однако невыгодно тянуть время и самому владельцу товара. Во-первых, ряд комиссионеров снимает 2—3% в месяц от стоимости вещи за ее хранение. Во-вторых, в большинстве магазинов неизбежно происходит уценка непривлекательного предложения. Через каждые 20 дней лот падает сначала на 20%, затем на 30% и 50%. До тех пор, пока не приблизится к цене возможной реализации. А это может быть и сто, и десять рублей. К слову, попадаются очень терпеливые покупатели. Они, присмотрев себе нужную вещицу, специально ожидают, когда цифра на ценнике окончательно “обрушится”.

Пора выжимать соки

Комиссионеров на отзывчивость подвигает лишь то, что действительно пользуется спросом у населения.

По словам товароведа Ольги Васильевны, летом на ура идут холодильники, телевизоры, посуда. Дает о себе знать дачный сезон. Неплохо продаются блузки, юбки, брюки, рубашки. Особенно если они сделаны из натуральных тканей (лен, хлопок) или рассчитаны на больших людей. Вещи 50-х размеров очень хорошо расходятся. В августе наступает черед соковыжималок и детских вещей. Осенью правят бал шапки, куртки, шубы, дубленки. Но от “тяжелой” верхней одежды покупатель отшатывается, предпочитая более легкие модели. Из мехов самым неудачным комиссионеры считают каракуль, самым многообещающим — норку.

Внесезонное пристрастие публика комиссионок питает к разного рода статуэткам. На них распространяется тот же принцип: чем фирменнее и эксклюзивнее вещь, тем весомее будет ваше вознаграждение. К примеру, старинная немецкая статуэтка может принести владельцу три—пять тысяч рублей.

Имейте в виду, что вам могут предложить выплатить деньги за вещь сразу. Но в этом случае вы получите на несколько десятков, а то и сотен рублей меньше. С другой стороны, ваше право — дождаться, когда вещь купят, и получить сполна. Выиграете ли в деньгах — вопрос риторический.

За боевое прошлое накинут!

Иногда комиссионные магазины сознательно делают ставку на вещи прошлого века. Предмет, переживший полувековой рубеж, зачисляется в разряд антиквариата. Вряд ли это в полной мере можно отнести к стандартным советским буфетам и комодам 50-х годов, тем не менее они “вытягивают” на 300—400 рублей. И даже перешагивают черту в тысячу рублей, если сделаны из ценных пород дерева. Давно не удивишь никого швейными машинками “Зингер” — 300—800 руб. Самым ценным в них комиссионеры считают станину. Объясняют, что ажурное чугунное литье охотно приобретают хозяева кафе и баров. Потом зингеровские кружева становятся основой для столиков.

— Если вы приходите в комиссионный магазин с раритетом, узнайте предварительно его историю, — советует оценщик Александр. — Тогда вещь как бы оживает, и мы относимся к ней совсем по-другому. Недавно один человек принес никелированный ведерный чайник. Мужчина рассказал, что его мать с этим чайником всю войну прошла. В нем сестрички из медсанбата кипятили бинты для солдат. Благодаря боевому прошлому предмет был оценен дороже. Так и с другими вещами. Печатных машинок много, а трофейная, из самого Берлина, — штучный товар. Самовары не редкость, но тот, с которым два века назад чаевничала сама царица, — чуть ли не на вес золота.

Если хорошо ориентироваться в мире столичных комиссионок, в деньги можно обратить даже юношескую коллекцию открыток и карманных календариков — от 50 копеек до рубля за штуку. Правда, все должно быть в хорошем состоянии — без надписей и бахромы по краям. За довоенные открытки, даже с авторскими посланиями на обороте, вам могут предложить на порядок дороже — 50—100 рублей.




    Партнеры