Каратист - тихоня

Иван Затевахин: “Я даже про кошку спрашиваю, можно ли ее трогать руками”

13 августа 2006 в 00:00, просмотров: 291

Главный знаток звериного мира на телеканале “Россия” Иван Затевахин в прошлом тихо изучал дельфинов. Но однажды друг детства Александр Гуревич предложил ему попробовать себя на телевидении. В результате 15-минутные рассказы о братьях наших меньших переросли в целую программу под названием “Диалоги о животных”, которая исправно выходит в эфир вот уже 12 лет.

Дроздовщины не будет

— Передача была в отпуске. Чем все это время занимались?

— У меня же кроме работы на телевидении еще журнал и передача “О животных” на радио. Ими и занимался. И готовился к новому сезону — смотрел фильмы, которые можно приобрести и показать в программе.

— Но отдохнуть-то съездили?

— Пока нет. Вот запишу передачу, тогда, может быть, отправимся куда-нибудь на недельку. Раньше, когда в экспедициях по полгода пропадал, в отпуске любил просто тихо на даче посидеть. Хотя в экспедициях я отдыхаю лучше всего. Но в ближайшее время у нас таких поездок не планируется.

— Почему у вас в программе все больше собак и кошек, а экзотических зверей почти не бывает?

— Честно говоря, я с напряжением отношусь к экзотике в передаче. Гости, которых мы приглашаем в студию, умеют обращаться со своими даже самыми необычными животными. Но это не значит, что любой зритель сможет так же. А пример-то заразителен. Поэтому популяризовать экзотических зверей в домашних условиях я не хочу. Конечно, мы могли бы показывать их чуть ли не каждую передачу, как у Николая Николаевича Дроздова. Но существует же столько пород собак, столько людей ими интересуются, хотят узнать больше. Тут есть о чем поговорить.

— Но пород же не бесконечное количество… Дефицита тем не возникает?

— Да что вы! Собаковод может столько всего рассказать о своем питомце! Как он любит его, как воспитывает. Отношения-то у всех совершенно разные. Да и породы есть такие, которые друг от друга отличаются, как бушмен от эскимоса.

Невменяемые собачники

— Как находите своих героев? Кастинги устраиваете?

— В основном по знакомым, кого попало не берем. Собаководы — народ сложный. Многие из них люди увлеченные. Даже чересчур. Так что фильтруем по принципу вменяемости.

— Невменяемый собаковод? Звучит устрашающе!

— Бывает, человек так любит свою собаку, так увлечен одной породой, что, кроме нее, больше ничего не видит и не желает слышать чужую точку зрения. Вот это невменяемый. А в студию мы зовем людей, которые понимают, что с оппонентом можно спорить, но убивать его не надо. У таких и животные обычно адекватные. Ведь хозяин во многом формирует характер собаки. Причем зачастую неосознанно. Я бы даже сказал, что собака — это отражение подсознания ее владельца. Никакой психоаналитик не нужен.

— Что “отразил” ваш домашний питомец стаффордшир Гера?

— Мы оба любим полежать на диване. Но он, по собачьим меркам, наверное, даже поумнее меня будет. (Улыбается.)

— Кроме собаки есть еще животные в доме?

— Кошка Пуша — ее моя жена Лена принесла. Пуша с Герой отлично ладят. Он даже ее воспитывает: если кошка дурит, может и носом наподдать как следует. Еще у нас водяная черепашка в аквариуме живет. Бабушка подарила младшему ребенку двух черепах, но с одной что-то стряслось. То ли они отношения между собой выясняли, то ли просто заболела.

— Домашние питомцы действительно хорошо влияют на детей?

— Ну про наших сыновей этого не скажешь! (Улыбается.) А если серьезно, самое главное — ни в коем случае не позволять детям проявлять агрессию по отношению к животным. Ребенок же не понимает, что такое боль, не может соотнести страдания питомца со своими. Мы сразу пресекали любые попытки потерроризировать зверей: объясняли, по шее давали, если что.

— Сейчас ваши сыновья уже большие, чем занимаются?

— Старший, Дима, окончил институт, где учился управлять людьми, работает в кино. А Игорь только поступил на психфак.

Раковина в плавках

— У вас есть любимые и нелюбимые животные?

— Любимые и нелюбимые бывают девушки и жены. А животные все интересные. Я видел два великих фильма: один про мух и бактерий, которые разлагали сдохшего бизона, а второй назывался “Круговорот еды в природе”. Очень интересно было смотреть на жуков, которые едят навоз. О них можно рассказать не менее увлекательно, чем о львах, например.

— Как к охоте относитесь?

— Конечно, мне случалось охотиться в экспедициях. А с Герой мы даже тренировались ловить барсуков. Но дальше тренировок дело не зашло. Потому что я животных убивать не люблю. Хотя понимаю, что многие цивилизованные охотники сохраняют баланс в природе и борются с браконьерами.

— Знание повадок животных спасало вас когда-нибудь от неприятных ситуаций?

— Я просто заранее не лезу туда, куда не следует. Например, когда у нас на съемках сбежала медведица и обслюнявила по пути режиссера, я стоял от нее в самом дальнем углу. В экспедициях я тоже всегда вел себя тихо. Есть же идиоты, которые начинают всяких рыб руками хватать или красивые раковины в плавки засовывать, чтобы до берега донести. А оказывается, что это раковина моллюска-конуса, смертельно ядовитого. Много люди разных глупостей совершают…

— И часто во время съемок внештатные ситуации случаются?

— Живьем мы сейчас редко снимаем. А в студии ничего непредвиденного обычно не происходит. Я всегда заранее спрашиваю, можно ли животное трогать руками, гладить, будь то паук или кошка.

Отставной боец

— Вы двадцать лет занимались дрессировкой собак. Не поделитесь профессиональными тайнами?

— В дрессировке, конечно, есть свои секреты. Но это не сокровенное знание, как “смертельное касание” у какого-нибудь дедушки-каратиста с Окинавы. Просто особый подход к делу. Нужно чувствовать животное на уровне интуиции. Собственно, этим и отличается хороший дрессировщик от обычного ремесленника, которых сейчас полно.

— У вас черный пояс по карате. Заниматься продолжаете?

— Только что из спортзала. Занимаюсь для себя, это образ жизни — мой и моих друзей. Из-за давней травмы в соревнованиях почти не участвовал. Просто мне еще с детства очень нравилась культура движения в восточных единоборствах.

— Вы с детства дружите с Александром Гуревичем, который является одним из идейных вдохновителей программы. Работа дружбе не мешает?

— Абсолютно нет. Мы вообще на работе стараемся общаться как можно меньше. Кое-что, конечно, приходится обсуждать, но это в нашей дружбе дело побочное.




    Партнеры