Истина – в зерне

1 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 317

Резкое снижение урожая зерновых в этом году грозит трудностями и инфляцией во всем мире. «ДЛ» изучили потенциал России на рынке сельскохозяйственных услуг, который должен ей помочь избежать проблем

Зерновые культуры в течение веков были стратегически важным товаром. Но и в эпоху высоких технологий хлеб остается жизненным продуктом. Россия играет далеко не последнюю роль на мировом рынке зерновых. В нынешнем сезоне она и вовсе стала фавориткой.

РАССТАНОВКА СИЛ

Мировой рынок зерновых сегодня представлен традиционными регионами экспорта и импорта. Такое разделение обусловлено климатическими особенностями, структурой потребления и историческими тонкостями развития той или иной страны, региона.

Наиболее востребованной культурой по-прежнему остается пшеница. Торговля ею во многих странах продолжает быть объектом государственного контроля и регулирования. И хотя объемы мирового производства пшеницы составляют около 615 миллионов тонн, из них на экспорт идет лишь 110 миллионов тонн. Продолжающийся рост потребления приводит к обострению ситуации, особенно в малопродуктивные для экспортных регионов годы.

Основные экспортеры зерновых – США, Австралия, ЕС, Аргентина и Причерноморье (в основном Россия). Эти страны и ведут между собой ожесточенную конкурентную борьбу. Главным полем боя выступает крупнейший потребитель зерновых – регион Северной Африки и Ближнего Востока.

Пикантность ситуации состоит в том, что даже несмотря на очевидные преимущества России в цене и сроках поставок зерна сегодня, в долгосрочной перспективе мы проигрываем США, Франции и Австралии. Главным образом потому, что их позиции в регионе обусловлены государственной поддержкой, точно выверенной стратегией экспортной политики. Российские компании, не имея такого надежного тыла, могут надеяться только на себя. И на урожай.

ПОЛЕ БОЯ

Жара, недостаток осадков, нехватка плодородных почв и другие агроклиматические причины не позволяют Северной Африке и Ближнему Востоку выращивать зерно в количестве, нужном им для потребления. Как следствие, регион с населением около 350 миллионов человек является одним из крупнейших – более четверти всего мирового импорта зерновых – центром потребления.

Население там увеличивается, в некоторых странах растут его доходы, а возможность наращивать внутреннее производство весьма ограничена. Можно смело прогнозировать: потребности этого региона в зерне будут только расти.

Раньше рядовой житель этих засушливых стран довольствовался «малобюджетным» плоским хлебом балади. Его пекут из дешевых сортов пшеницы. Сейчас рост доходов и глобализация меняют вкусовые предпочтения местного населения – булочки, батоны, сдоба и иная выпечка стали традиционными лакомствами в арабских государствах.

Что касается пшеницы, то, производя в совокупности менее 6 процентов от общего объема мирового производства этой культуры, потребляют страны региона более

10 процентов. Однако за счет внутреннего производства регион обеспечивает свои потребности в пшенице немногим более чем наполовину, добирая остальное за счет покупки извне. Это 28 процентов мирового импорта пшеницы. Понятно, что такое поле деятельности не могли упустить мировые акулы экспорта зерновых – Австралия, США, ЕС (в частности Франция).

Наиболее крупными импортерами пшеницы в регионе в последние годы являются Египет, Алжир, Ирак, Марокко. При этом Египет уже третий сезон подряд может оказаться крупнейшим в мире импортером, опережая таких грандов, как ЕС, Китай, Япония, Бразилия. Так, в Египте потребление пшеницы на душу населения составляет около 190 килограммов, что в два раза выше среднемирового уровня.

Египтяне наращивают объемы импорта пшеницы, причем активность на этом поприще проявляют не только частные компании, но и государство. Вообще, особенностью арабского рынка является серьезная роль государства в сфере закупок зерновых.

К ячменю регион проявляет еще больший интерес. Все вместе страны Северной Африки и Ближнего Востока ежегодно импортируют 9-10 миллионов тонн культуры – около 60 процентов всей мировой торговли ячменем в целом. Если же брать только фуражный ячмень, то еще больше. Фактически все крупнейшие мировые импортеры фуражного ячменя, за исключением Японии, являются представителями североафриканско-ближневосточного региона.

Но крупнейший среди них, да и вообще главный мировой импортер ячменя – Саудовская Аравия. Ежегодно страна закупает 5,5–7 миллионов тонн ячменя, или около 40 процентов от всей мировой торговли. При этом самостоятельно она производит лишь 100 тысяч тонн.

До сих пор специалисты объясняют любовь аравийцев к ячменю исключительно исторически сложившимся предпочтением, не имеющим ничего общего с экономическими просчетами рентабельности. Наверное, эта страна, входящая в число самых богатых, может позволить себе такой каприз, иногда доходящий до абсурда. Так, один из крупных поставщиков подкрасил несколько партий ячменя желтым цветом. Как выяснилось, к огромной радости покупателей из Аравии. Их невероятно обрадовал эстетический эффект «золотого» ячменя.

Также регион является крупным импортером кукурузы – он приобретает около 19 процентов проходящего по внешнеторговым каналам мирового рынка зерна. Тем более что в последние годы там бурно развивается птицеводство. Для мусульманских стран региона это не просто кукуруза, а религиозная и экономическая необходимость: кукурузой кормят птицу, а птицей – дешевым и, главное, разрешенным религией мясом – растущее население.

ВОРОТА ПРИОТКРЫЛИСЬ

Северная Африка и Ближний Восток – важный рынок сбыта зерна российского и других стран СНГ.

В среднем за последние пять лет ежегодно Россия и Украина вместе отправляли в этот регион около 7 миллионов тонн зерна – примерно половину всего экспорта наших стран. По объему поставок соотношение составляет примерно 55 к 45 в пользу России.

По нашим оценкам, потенциально доля зерна Причерноморья в структуре импорта региона может достигать 30 процентов. Россия уже несколько лет входит в число постоянных экспортеров зерновых. И даже в неурожайный 2003/2004 год умудрилась продать за пределы страны около 6,8 миллиона тонн зерна. А урожайный прошлый год стал очень благоприятным для экспортной конъюнктуры России. Объем экспорта пшеницы, по некоторым оценкам, достигнет 10 миллионов тонн, ячменя – 1,5 миллиона тонн.

Основной экспортной зерновой культурой для России является пшеница. Что дает стране право прочно занимать пятое место среди мировых экспортеров этой культуры (после США, Австралии, Канады и ЕС).

Крупнейший потребитель российской пшеницы – Египет. Он «съедает» около четверти всего российского экспорта пшеницы.

Поворотным событием в наших зерновых взаимоотношениях стала победа российской компании Silverstone в государственном египетском тендере на закупку пшеницы. С этого началось триумфальное вхождение российского зерна на египетский рынок. Ведь прежде торговать пшеницей приходилось с частными египетскими компаниями. Победа в государственном тендере открыла ворота в Египет. И не только туда.

Конкурентное преимущество российской пшеницы – сочетание хорошей цены с приемлемым для египетских переработчиков качеством. В нынешнем году русским окончательно удалось избавиться от неблагоприятного имиджа (ненадежных бизнес-партнеров) в арабских странах. К тому же они стали привыкать к российскому зерну.

Вслед за Египтом увеличились поставки и в такие традиционно «оккупированные» французским зерном страны, как Марокко, Алжир, Тунис. Российские экспортеры пшеницы, такие лидеры, как Silverstone (известные в России как «Югтранзитсервис»), «Агрико», «Международная зерновая компания» (представительство Glencore), продемонстрировали высокую эффективность работы и конкурентоспособность по сравнению с другими традиционными поставщиками.

Основные российские экспортеры пшеницы

«Международная Зерновая Компания»

«Астон ТД»

«Югтранзит Трейдинг»

«Каргилл Юг»

«Югтранзитэкспорт»

«Росинтерагросервис»

«Союз Юг Руси»

«Главагропродукт»

«Ставзернопродукт»

«Луис Дрейфус Восток»

«Агромаркет-Трейд-К»

«Волго-Дон Хлебопродукт ТД»

«Настюша»

«Кубаньэкспо инк»

«Морское агентство Агрофест-Дон»

ОРУЖИЕ КОНКУРЕНТОВ

Понятно, что успехи российских экспортеров не вызвали особого восторга у конкурентов из Франции, США, Австралии, Аргентины. Никто не собирается с легкостью отдавать годами завоеванные позиции на таком важном рынке.

Франция активизировала усилия по межгосударственной линии в отношении своих бывших колоний и основных покупателей французского зерна – Марокко, Алжира, Туниса. Результаты не заставили себя долго ждать. В рамках межправительственных соглашений государственный оператор зерновых Марокко в тендерах закупает преимущественно французскую пшеницу. Аналогичная ситуация и в Алжире.

США ведут себя еще более агрессивно. Продолжая расширенные программы кредитования египетского правительства на закупку пшеницы (успешная практика предыдущих лет), американцы добрались и до Иордании. Они заключили аналогичное соглашение о предоставлении Иордании долгосрочного займа в 10 миллионов долларов на покупку зерновых. Несложно догадаться, что речь идет о зерновых только американского происхождения.

Австралия – традиционный поставщик высококачественной пшеницы и ячменя – не отстает от других производителей, предлагая покупателям с Ближнего Востока уникальные схемы и условия закупок. Вплоть до учета стоимости хранения закупленного зерна на территории Австралии…

Все это красноречиво говорит о том, что, несмотря на успехи 2005 года, невзирая на оптимистичные показатели нынешнего, складывается такая картина: наши компании отличаются нестабильной конкурентоспособностью по сравнению с другими поставщиками зерна в регион – такими как США, Франция и Австралия. Они выработали долгосрочную стратегию работы в регионе и мощную поддержку государства.

Пример Франции или Австралии (не говоря уже о США) свидетельствует о том, что сильные позиции зерна из этих стран на ближневосточном рынке являются результатом последовательной, широкомасштабной и взвешенной государственной политики. И реализуется она через деятельность уполномоченных организаций – Австралийского совета по зерновым, французского агентства France export Cereales, Американской пшеничной ассоциации.

Эти организации имеют разветвленную сеть офисов в приоритетных регионах и на Ближнем Востоке в частности. Они «на постоянной основе осуществляют политику» продвижения поставок экспортного зерна из своих стран. Финансирование этих организаций идет на государственном уровне и/или за счет отчислений национальных производителей зерна.

Классическим примером является деятельность Американской пшеничной ассоциации. Ее ближневосточный офис, находящийся в Каире, не только выпускает информационные обзоры, укрепляет отношения с уполномоченными государственными органами. Он также всячески поддерживает американских экспортеров пшеницы. Проведенная некоторое время назад ежегодная конференция, организованная этой организацией в Египте, была нацелена на разъяснение конечным потребителям из стран Ближнего Востока преимуществ именно американской пшеницы.

При этом арабские покупатели радостно рассказывают о высоком уровне организации подобных мероприятий, о бесплатном для них участии, о прочих приятностях. Маркетинг американцев впечатляет и, несомненно, является образцом для подражания.

Благодаря деятельности таких организаций позиции американских, французских, австралийских трейдеров сильны и их неудачи носят лишь локальный характер. У нас же все достижения и удачи скорее ситуативны. Российским трейдерам по-прежнему приходится надеяться только на собственные силы.

Из-за неблагоприятных погодных условий будущий сезон вряд ли станет таким же блистательным для российского зерна, как прошлый. Некоторые аналитики называют цифру в 65 миллионов тонн зерновых. Что существенно ниже показателя прошлого сезона (из них пшеницы – около 47 миллионов тонн, из-за чего экспорт может снизиться почти втрое и составить не более 2,5-3 миллионов тонн).

Понятно, что этой ситуацией смогут воспользоваться основные конкуренты российского зерна. И укрепят частично утраченные в прошлом году позиции на ближневосточном рынке. Россияне могут реабилитироваться в будущем, надеемся, более урожайном сезоне. Но не лучше ли уже сейчас всерьез задуматься о создании долгосрочной государственной стратегии российского экспорта?




Партнеры