Бизнес на вырост

Как “срезать” деньги с волос

10 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 1769

Каждый из нас хотя бы раз встречал на своем пути объявление “Купим волосы”. Для обладателей “сырья” это предприятие обещает небольшое прибавление в кошельке. Для тех, кто занимается скупкой волос профессионально, — настоящее состояние.

Моль — враг локонов!

Если наращиванием волос занимаются сотни парикмахеров, то постижер (специалист по изготовлению париков) — профессия по нынешним временам редкая. Чтобы сделать один парик, нужно потратить как минимум 3—4 дня. А если работа исключительно ручная — потребуется не меньше недели. Людям, готовым сдать волосы, в постижерных мастерских всегда рады.

— Единственное условие — пряди должны быть уже срезанными. Чтобы они не перепутались, их лучше сразу же аккуратно перевязать ниткой около линии среза, — объясняет постижер гримерного цеха Геннадий.

Чаще всего сдают волосы брюнетки и шатенки. Намного реже — натуральные блондинки и рыженькие. Рады постижеры и обладателям седых шевелюр. Вот только волосы должны быть не изжелта-седыми, а с благородным, серебристым отливом. Длинноволосые мужчины в клиентских рядах сродни диковинке, так что мужские парики постижеры делают из женских волос. Благо разница не видна.

Случается, женщины приносят извлеченные из сундуков девичьи косы и локоны. Вся эта память о юности вполне пригодна для париков. Волосы вообще могут храниться по нескольку десятилетий, если, правда, их не съест моль или какие-нибудь власоеды.

Густоту парика и его цвет определяет сам заказчик. Чтобы добиться нужного оттенка, приходится перемешивать разные волосы. На один парик идут пряди как минимум 3—4 человек. Исполнение прихотливых заказов — вроде длинных волос нордического блондина — иногда растягивается на год. Пока на пороге мастерской однажды не появится тот самый нордический блонд со жгучим желанием обменять свою уникальную шевелюру на звонкую монету.

Как настричь на мелкие радости

Шансов пристроить к постижерам волосы короче 25 сантиметров практически нет. Ничего не светит барышням с достаточно длинными, но посеченными и явно не товарными на вид волосами. Зато владелицы фактурной шелковистой копны вполне могут рассчитывать на неплохие дивиденды. Правда, на ужин в ресторане с вырученными от продажи средствами не замахнешься. Но на маленькие радости жизни хватит.

Одни салоны и мастерские требуют волосы естественного цвета, в других местах котируются и крашеные. Несмотря на то что блондины и рыжие — редкие гости, цвет преимуществ в цене, как правило, не дает.

Если женщине удалось взлелеять косу больше 60 сантиметров, приемщики могут накинуть сверх прейскуранта. Настойчивые клиенты выторговывают наценку в 30—50% и иногда получают сразу по 2 тысячи рублей.

Ваши “чаевые” зависят только от длины и веса “сырья”. 100 граммов коротких волос (25—30 сантиметров) принесут в среднем 250—400 рублей. За 100 граммов 40-сантиметровых локонов платят 500—800 руб., 50-сантиметровые пряди стоят 700—1200 целковых.

У разных волос от природы — разный вес. И здесь уж как вам подфартит, поскольку платят скупщики, как ни крути, за граммы. С одной головы в среднем “состригают” 100—150 граммов.

Московские итальянки

Кто-то предлагает не только выкупить волосы, но и сделать клиенту бесплатную модельную стрижку. Достаточно распространен обратный вариант: волосы у вас примут, но только если они уже срезаны и связаны нитками в пучки.

Бизнес на волосах сейчас по-настоящему процветает. Целые бригады отправляются по городам и весям в поисках сырья. Принимают там волосы по дешевке, не как в столице:100 граммов оценивают всего в 50—70 рублей. Впрочем, провинциалов такая цифирь не смущает. А скупщики потом перепродают товар московским салонам и мастерским, порой заламывая фантастические цены — по 20—30 тысяч рублей за килограмм.

Любопытно, что московские мастера от азиатских волос обычно отказываются — они по текстуре более жесткие, и работать с таким материалом тяжело. Хотя вообще именно Китай и Индия считаются мировыми лидерами в поставках волос. После того как пряди восточных женщин проходят специальную обработку, они становятся похожими на волосы европеек. Попадаются, конечно, клиенты, которые настаивают на славянских локонах. В свете этого не совсем понятно, почему некоторые московские бизнесмены скупают волосы у столичных жителей и стыдятся признать это открыто. После обработки они предпочитают выдавать сырье за made in Italia.

Волосы боятся сглаза?

За париками к московским постижерам приезжают и из Прибалтики, и с Чукотки.

— У каждого — своя беда, своя боль. Люди теряют волосы по разным причинам, и для них парик — не блажь, не каприз, а способ выжить в этом мире, — убеждена мастер-постижер Вера Князева. — К сожалению, ряды наших клиентов пополняются год от года. У некоторых девушек проблемы начинаются еще в переходном возрасте. И что им, бедным, делать? Она молодая. Она хочет нравиться. А тут такая напасть! Девочки приходят к нам и рыдают. Но если им удается преодолеть комплекс и научиться ладить с париком, то все складывается хорошо. Потом приглашают нас на свадьбы! Многие наши клиентки рассказывали, что до того, как столкнулись с облысением, их шикарными волосами восторгались все знакомые. Сидят у нас, пока мерки снимаем, и вздыхают: “Может, сглазил кто волосы?”. А еще мы заметили, когда заказчик попадается капризный, с париком всегда мучаешься. То нитка в машинке порвется, то еще какие-нибудь накладки произойдут…

Впрочем, парик носят не только от безысходности. Ближе к зиме в мастерские подтягиваются модницы, не жалующие шапки. Они согревают головы не мехами, а париками. Также многим барышням не чужды эксперименты. Благоразумно оберегая свои волосы от опытов, они заказывают экстравагантные белокуро-фиолетовые парики или шевелюры с буйством красок — синих, красных, черных, зеленых.

У кого-то есть возможность держать в шкафу целый арсенал разнообразных париков. Другим такое удовольствие не по карману. Пожилые женщины приносят изношенные парики и просят подлатать: на новый нет денег, вот и приходится реанимировать “старичка”.

Купила воронье гнездо

У продавцов париков цены тоже разнятся. Так, парик из натуральных волос стоит от 7,5 тысячи рублей (локоны длиной 15—20 сантиметров). Есть наряды для головы за 30 и 45 тысяч (длинные густые волосы). Но не всегда высокая цена служит гарантией качества и долгой жизни парика.

— Я заказывала себе парик в одном из московских салонов, — жалуется Анна. — Все мои пожелания были учтены, кроме одного: цвет обновки немного отличался от того, который я хотела. Решила исправить это досадное недоразумение и покрасила парик. После этого изящные локоны намертво спутались и превратились в настоящее воронье гнездо. За что отдала полторы тысячи долларов?

С другой стороны, шедевры за 800 рублей, которые так расхваливают продавцы на рынках, вряд ли перешагнут в первозданном виде полугодовой рубеж. В то же время хороший парик из натуральных волос можно носить по шесть-семь лет.

Недешево обойдется и наращивание волос. В зависимости от технологии за это возьмут от 2400—2900 рублей за каждые 100 граммов.

Человечество лысеет!

Трихологов (специалистов, занимающихся лечением больных волос) в России едва ли наберется больше 300 человек. И это притом что почти каждый третий россиянин имеет проблемные волосы. Самая частая причина стремительно редеющих шевелюр — это стрессы и переутомления.

— В норме у человека за сутки выпадает до 100 волос, — говорит врач-трихолог Михаил Федоров. — Повод для тревоги есть, если волосы вы обнаруживаете утром на подушке. Они всегда очень чутко реагируют на то, что происходит в организме. Если что-то не в порядке, тело дает сигнал.

Состояние волос прежде всего указывает на работу желудочно-кишечного тракта, нервной системы или же на гормональные нарушения. Весьма плохую службу оказывают волосам окрашивание, лаки, начесы, поддельные шампуни и бальзамы. У мужчин тон задает наследственность. Кроме того, часто они жалуются на перхоть.

— Раньше стрессогенных факторов было меньше, а экология — получше, — продолжает Михаил Федоров. — Так что обладателей пышных густых волос сейчас меньше, чем, скажем, еще несколько десятилетий назад. А вообще волосы — это рудимент. Волосяной покров был нужен нашим предкам для того, чтобы их согревать. Теперь же эта функция отошла на второй план. Так что мы — на пути к облысению!

Как не подхватить перхоть?

Уход за волосами — дело мудреное. К примеру, как часто можно мыть голову? В одном научном труде, увидевшем свет в 60-х годах прошлого века, предписывается одна водная процедура для волос в две-три недели. А если “достояние” загрязнилось до неприличия, следует протереть проборы тампоном, смоченным в спирте.

— Мойте волосы хоть каждый день. Только делайте это правильно! — советует врач-трихолог Георгий Абрамов. — Чем чаще вы устраиваете волосам “банный день”, тем качественнее и нейтральнее должен быть шампунь. Обладатели проблемных шевелюр часто попадают в ловушку, когда начинают ежедневно использовать средство для ухода за жирными волосами. Это большая ошибка! Сальная железа “обижается” и начинает работать в усиленном режиме. Так что эффективнее подбирать шампунь известных марок, предназначенный для всех типов волос. И лишь один раз в 2—4 недели рекомендуется применять специализированное средство.

После химической завивки или же обесцвечивания волосяной покров часто начинает напоминать солому. И тут барышни впадают в другую крайность. Раз в неделю моют голову якобы увлажняющим шампунем и искренне считают, что свою миссию исполнили. На самом деле хозяйкам истощенных экспериментами, пересушенных волос обязательно нужно применять питательные маски и несмываемые бальзамы и кремы.

Никогда не пользуйтесь чужими расческами. Перхоть, доставляющая столько проблем, — это не что иное, как грибковое заболевание кожи головы. По этой же причине не рекомендуется спать на чужих подушках.

По словам Георгия Абрамова, самая смешная фраза для трихолога — “шампунь от выпадения волос”. Это как если бы вам предложили “сладкую соль”. Если волосы внезапно стали опадать, как листья в октябре, значит, надо обследовать организм.

К слову, если посмотреть на больной волос через микроскоп, можно кое-что рассказать о жизни человека. Когда вы переживаете эмоционально сложный период или, к примеру, морите себя диетой, из луковицы в это время растут “худые” волосы. Преодолели стресс, стали нормально питаться — фолликул вновь начинает формировать волос обычной толщины.




    Партнеры