Сказки вечности

17 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 813

С поэтом А.П.Тимофеевским (автором мультипликационной песенки Крокодила Гены) на одном курсе во ВГИКе учились две румынские студентки. Они не говорили по-русски и все время молчали. Были прилежны и аккуратны. На третьем курсе их все же попытались разговорить. Спросили, как им нравится то, что они узнают на лекциях и семинарах. Одна ответила:

— Очень интересно. Только мы приехали изучать не кино, а орнитологию.


У нас был фильм, сюжетом напоминавший американский “Спасти рядового Райана”. Назывался он “Внимание, черепаха!”. В нем шла речь о том, что ради спасения убежавшей от детворы черепахи были подняты по тревоге войска и бронетехника. В фильме играли прекрасные актеры. Сценарий написали известные драматурги. Но, конечно, фантазии их не хватило, чтобы написать о спасении человека, какого-нибудь рядового. Такое никому в России просто в голову не приходило. И не приходит. Вот спасти черепаху — это да, это событие, это интересно и важно. Это экзотически. А кого может взволновать или интересовать спасение человека? Да на хрена он сдался? Никого!

* * *

Испанские завоеватели истребили племя индейцев майя (огромное племя!), чтобы поживиться их золотом. Не пощадили вождя племени, хотя в качестве выкупа за свою жизнь он отдал им столько золотых украшений, сколько могло поместиться в зале внушительных размеров. Эти украшения были варварски переплавлены в удобные для транспортировки прямоугольные чушки и вывезены в Испанию. Ее король, одержимый манией уничтожить Англию и англичан, все добытое богатство пустил на войну против британцев, а те в ответ грабили его груженные сокровищами корабли. В результате англичане загребли жар чужими руками и получили золото, отнятое у индейцев, не пролив крови невинных аборигенов. Но испанцев-то они уничтожили достаточно.

Ну, и нужно было испанцам убивать наивных как дети, доброжелательно встретивших их коренных жителей Америки? Для того, чтобы позже за это самое золото сложить свои головы?

Кроме того, приведенный пример показывает, сколь неплодотворен и опасен фанатизм в политике: если бы испанский король посвятил жизнь не религиозной распре с Лондоном, а заботе о своих подданных, то не остался бы без гроша и не клянчил бы на старости лет подаяния. Пословица “Захочет Бог наказать — отнимет разум” в полной мере охватывает эту ситуацию. Но, быть может, таким образом мудрое сгинувшее индейское племя отомстило своим обидчикам?

Испанский король умирал мучительно, покрытый язвами и струпьями, он приказал положить свое изъязвленное тело напротив алтаря, отлитого из чистого золота, однако Бог, видимо, не принял жертвы, не дал своему прямолинейному адепту быстрой кончины; тот, прежде чем испустить дух, промаялся на жестком ложе около двух месяцев. Чем не сюжет вполне реальной, исторически подтвержденной и зафиксированной сказки, в которой зло наказано… Но и добро, увы, не торжествует. Потому что мертвых индейцев не воскресишь, а англичан, грабивших испанцев, лишь с большой натяжкой можно назвать носителями светлого начала. Ибо поклонялись они тоже Золотому Тельцу. Испанцы, истребляя индейцев якобы из-за того, что те не были христианами, на самом деле были озабочены не миссионерской деятельностью, а зарились на блеск драгоценных металлов. Так что главный герой этой вечной нескончаемой сказки — Золото.

* * *

Маяковский застрелился (или был застрелен) из пистолета чекиста Агранова (об Агранове исчерпывающе рассказывает в своих воспоминаниях князь С.Е.Трубецкой, Агранов допрашивал его в 1920 году по делу об антисоветском заговоре). Но случайно ли в следственном деле о гибели Маяковского фигурирует оружие, принадлежавшее следователю и палачу? Может быть, и случайно. Поэт и палач ведь общались запросто, приятельствовали (факт этих дружеских отношений долгие годы пытались скрыть близкие поэту люди), так что оружие и впрямь могло ненароком подвернуться под руку в отчаянный миг, вот неуравновешенный гений и пальнул в себя из первого попавшегося ствола. Однако вполне реальны и другие версии: оружие было подброшено или подарено с намеком — таким образом неугодному стихотворцу давали понять, какого шага от него ждут. А может быть, Агранов подсунул гению свою “пушку”, стремясь примазаться к вечности? Ему ведь ясно было, что якшается он с фигурой громадного масштаба, явно принадлежащей бессмертию. На манер Герострата, не имевший литературного дара, но постоянно вращавшийся среди людей искусства “черный человек” оставил о себе вот такую негативную память, жутковатую метину в истории…




Партнеры