Изображая жертву

Супруга Леонтьева способна дать кулаком под ребра

17 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 821

— Почему я не наследный принц? — часто сокрушается Валерий Леонтьев. — Всю жизнь у меня мечта бездельника — ничего не делать. Так она, видно, и не сбудется!

Леонтьев, действительно, трудоголик и отдыхает редко. Зато с чувством, с толком, с расстановкой. И всегда с женой. Все прочие мужчины, как правило, живут с женами, а отдохнуть стремятся в одиночку. А у Леонтьева все наоборот.

— Все у вас не как у людей. Может, вы инопланетянин?

— Сам уже боюсь — может, я “засеянный”, Лев Абалкин какой-нибудь? Сейчас как включится программа!..

Пока программа не включилась, и жук продолжает жить в муравейнике. И опять собирается к жене — Людмиле Исакович.

Дважды жена

Близкие зовут ее просто Люся. Спросили как-то журналисты: “По отчеству-то вас как?” А она говорит: “Я тоже Яковлевна, как муж”. Удивились журналисты, но поверили. И не пришло им в голову, что Яковлевна — это просто кодовое слово такое, вроде пароля. А как Люсю в действительности по отчеству зовут, никто и не знает. Даже муж.

— Вот теперь все будут говорить, что она и не жена вам вовсе, а сестра!

— Нет, жена, — уверяет Леонтьев, — она мне — дважды жена.

Вообще у него последние три месяца — медовые. То он взял отпуск и улетел к жене в Майами. То прилетели вместе. Зачем, спрашивается? “Надо квартиру разобрать, вещи лишние выкинуть, электрический чайник Валере купить”. Это что же получается — 14 часов самолетом из Майами в Москву пилить, чтобы за чайником в магазин сбегать?! А почему, собственно, и нет? Вполне нормальные взаимоотношения в рядовой российско-американской семье.

Побыла Люся почти месяц в России и не успела вернуться домой, как муж засобирался к ней. А это с чего? Неужели за кофейником?

— Да просто если сейчас не съезжу, — пожимает плечами Леонтьев, — потом уже до Нового года не выберусь, закрутит гастрольный график и предпраздничные съемки. А сейчас там бархатный сезон — самое время купаться.

Бассейн для гостей

Ах да, покупаться — это у него редко получается. Вот гастролировал по Крыму — в каждом городе снимал виллу “все равно какую, только бы с бассейном”. Все его многочисленное окружение и гости всякие в этих бассейнах с утра до вечера плескались. А ему и не оставалось такой возможности, потому что “бассейн маленький, на всех не хватит”. Была бы Люся рядом, она бы всех из бассейна мигом выгнала — да хоть пинками, за ней не заржавеет. А он не может — вежливый потому что и не любит людей обижать. Вот все и пользуются.

Но Люся в Крым не поехала. В Израиль в момент недавнего разгара военных действий на гастроли с ним поехала, а в Крым нет. Почему, спрашивается? “Да ей просто визу украинскую не дали!” — так люди знающие говорят. И правильно, зачем гражданке США виза украинская? Иметь ее — желание подозрительное. И вообще — нечего было тринадцать лет назад родину (а родом Люся из Ивано-Франковска) предавать и в США во время гастролей оставаться. А она говорит (и не всегда, кстати, корректно выражается): “И осталась, и не жалею, и не вернусь!”

Зато в Сочи она поехала, а муж ее там на яхте покатал. С морским купанием, с шашлыками под вино, с ягодами разными — клубникой, черешней — и с дельфинами. Последних не заказывали. Они сами приплыли. Увидели — люди какие-то в воде в свое удовольствие кувыркаются и пожаловали полюбопытствовать. И люди эти очень порядочными оказались, они потом на яхту вскарабкались и весь рыбный шашлык, сырой еще, дельфинам отдали — уж больно забавно было наблюдать, как эти морские животные осетрину уминают.

Диета с червяками

А Люся Валере во время последнего отпуска сюрприз приготовила — путешествие по островам архипелага Флорида-Кис. “Мы на острове были, — ностальгирует Леонтьев, — так это одно из немногих мест на земле, где черепахи откладывают яйца. И есть всего несколько ночей в году, когда они это делают. Утром идешь купаться вместо умывания, а там уже машины спецслужб проехали и пирамидки на пляже стоят: здесь не копаться, черепаха родила!”

И рассказывает, что живет там, на этом острове, “всего 400 человек, 60 домов стоит и один супермаркет имеется, который напоминает наш ларек. Продаются предметы первой необходимости, да еще полотенца и тапочки”.

— И круглый год счастье! Я был готов остаться там навсегда!

— С черепахами…

— Ты скажешь тоже — с черепахами! Это скотоложством уже попахивает! — смеется Леонтьев.

Вот скажет тоже! Впрочем, сказать они оба любят. Как отчебучат что-нибудь — хоть стой, хоть садись. Люся, к примеру, говорит, что “муж похож на пуделька, ласковый такой”. А Валера всем желающим похудеть рекомендует диету жены — “нарыть свежих червей, потому как портятся они быстро, и есть их не вместе, а вместо завтрака, обеда и ужина. Хранить, как Люся, в холодильнике”.

Мнимый фиктивный брак

Кто их близко не знает, глаза таращат: ни фига себе отношения! А они прикалываются просто. Знают друг друга уже 33 года, дважды разбегались, дважды регистрировались, разводились лишь однажды. Больше не собираются. Не понравилось. Вот и прикалываются теперь.

А в молодости она его защищала и поддерживала всячески. Еще когда в Сыктывкаре в ресторане работали. И клиенты кричали ему: “Чего ты там поешь?! “Мурку” давай!” Он расстраивался, а она нет — подходила невзначай и исподтишка этому ночному пожирателю водки кулаком под ребра, чтобы сам не выступал, а внимательно слушал, как другие это делают.

И потом, когда они из Сыктывкара сбежали и поближе к столице перебрались, тоже поддерживала, когда из эфиров вырезали, когда в Москве не давали выступать. А он зато в Америке ее поддержал и гражданство ей обеспечил. Американское. Именно он ей, а не она — ему. Хотя все уверены, что их второй брак — деловое соглашение: она ему гражданство, он ей — финансовую составляющую. А вот и нет. Все совсем не так было. У него уже имелось гражданство и пришлось еще там, в США, доказывать, что брак их — не фиктивный: документы разные предоставлять, что имущество общее имеется и счета тоже, и фотографии показывать, которые подтверждают любовь до гроба. Но фотографии-то у них как раз были. Впрочем, общие счета тоже.

Поклонницы падают с потолка

Ей всю жизнь приходится мириться с его поклонницами. А главное — с их количеством. Как-то она рассказывала репортеру “МК-Воскресенья” про фанов, что жили у Валеры на чердаке, а чтобы быть в курсе всех дел — потолок в комнате пробили и микрофон туда опустили. И как ночью потолок тот обрушился, и были поклонницы пойманы с поличным и выдворены на улицу.

— И не в комнате, а на кухне, — говорят те самые поклонницы, которых удалось-таки найти для дачи свидетельских показаний. — И потолок мы не прорубали, через вентиляцию микрофон засунули, а потом кусок штукатурки отвалился, и видно его стало. Мы технику вытягивать начали — от греха, тут-то все и посыпалось.

— Представляю, как вас Люся гоняла, — говорю сквозь смех и слезы.

— Нет, — говорят, — не гоняла, она добрая очень, мы ее совсем не боялись. Мы только Валеру боялись.

Вот это да! Он, что ли, спрашиваю, злой?

— Ну так! — говорят они. И хохочут.

А я-то думала…

— А я думала, что вы по психотипу — жертва, — говорю Леонтьеву.

— Да, — признается он после секундного раздумья, — скорее жертва. Но! До какого-то определенного момента. Потом, когда я вижу, что на мне совсем уже верхом едут, то могу, как тот бычок на родео, сильно-сильно залягнуть ногами или руками.

Кем работают миллионеры?

А что они еще в Майами, интересно, делают? Да известно что — по гостям ходят, по ресторанам, по магазинам. Валера любит продукты разные покупать, особенно варенье из черники, из малины и чай потом пить. А Люся икру черную обожает, так муж ей эти деликатесные рыбьи яйца по-тихому из России таскает, контрабандой. А еще у него, оказывается, хобби есть — он в Майами исправно покупает лотерейные билетики.

— Там такая система, — рассказывает, — разыгрывается, к примеру, девять тысяч долларов. Если никто не выиграл, в следующую субботу сумма удваивается и так далее. Так вот однажды четверо рабочих — они всегда в складчину билетик покупали — выиграли 132 миллиона долларов. Ну, само собой, они сразу уволились…

— И вы сколько выиграли? — спрашиваю. — Два раза по рублю?

— Ни разу, ни рубля! — говорит он с шутливым отчаянием. — Кто-то может выиграть в казино, найти кошелек, найти хотя бы доллар на пляже, цепочку какую-нибудь. А я — никогда!

Вот и жена у него тоже не халявщица. Может деньги со счета мужа брать, но не хочет, а наоборот, сама работает — собачьим парикмахером. Клиентов у нее много, и каждый начинает знакомство с ней с шока. А что? Шок — это по-нашему! Придет клиент с собакой по указанному адресу, а там особняк двухэтажный и машина во дворе стоит, которая равняется по стоимости годовому доходу высокооплачиваемого американца. Стоят клиенты, таращат глаза и ничего не понимают — кто их стричь-то будет? И если владелец этого дома, то что это за прихоть такая непонятная?

А что тут понимать, если в доме львы абалкины живут. А для тех, кто не читал Стругацких, — просто инопланетяне.





    Партнеры