Художественная олигархия

1 октября 2006 в 00:00, просмотров: 295

Впечатления с выставки Виноградова и Дубоссарского «Легкость бытия», сентябрь, Клязьминское водохранилище

Ныне художник, утративший свою недоступность и статус творца, мечтает об «элитарном» искусстве, прячется от жаждущей аттракционов публики в галереи и как будто скрывается от зрителя в лесу. Однако зрителю по правилам игры полагается ехать вслед за художником в поля, за город, на пляж. В данном случае – в бывший пансионат «Клязьминское водохранилище», где в 2002 году состоялась первая «Арт-Клязьма» – фестиваль современного искусства под открытым небом.

«Элитарность» первой «Арт-Клязьмы» заключалась в двух обстоятельствах. Во-первых, там практически не было случайных зрителей. В этом смысле она породила у отсутствующих миф о празднике, на котором каждый встречный – художник, поэт, музыкант, на худой конец критик, куратор или коллекционер. Во-вторых, своим появлением фестиваль обязан блажи владельца подмосковной зоны отдыха «Клязьминское водохранилище». Районный олигарх Мытищинского рынка А. Ежков предложил художникам Дубоссарскому и Виноградову, картины которых уже украшали стены его дома, сделать масштабный персональный проект на территории пансионата, благо места навалом. Надо же как-то его благоустраивать! Те, в свою очередь, вместо персональной выставки в невнятной обстановке разрушающегося советского оздоровительного учреждения предложили владельцу зоны отдыха идею малобюджетного арт-фестиваля на берегу водохранилища.

Идея оказалась живучей. И в художественном, и в коммерческом отношении. К тому времени, когда фестиваль исчерпал себя, на территории «Клязьминского водохранилища» удалось провести четыре «Арт-Клязьмы», причем третью, летнюю, почтил своим здоровенным медведем одиозный скульптор Церетели, а последняя, зимняя, стала частью программы Московского художественного биеннале 2005 года. Что, разумеется, свидетельствует о несомненном успехе случайно зародившегося мероприятия.

За три года территория пансионата изменилась до неузнаваемости. Невзрачные коробки полуразрушенных санаторных корпусов, заселенных гастарбайтерами; столовую, выдержанную в позднесоветском стиле общепита, где к вялым сарделькам со вкусом пионерского детства подавался приторный чай, который мятым алюминиевым половником распределялся по граненым стаканам из ведра; клуб с мозаичным комсомольским футуризмом на фасаде; пляж с дырявыми кабинками для переодевания типа «секса у нас нет», а также ларьки, чебуречно-шашлычные и шалманы, выросшие в смутные годы, – все это снесли, разровняли, засеяли травой и превратили в поля для гольфа, стоянки для дорогих авто, яхтенный порт с гостиницей, эллингом и дорогим рестораном.

Теперь уж точно никто не усомнится в том, что бывший пансионат «Клязьминское водохранилище» – место весьма и весьма элитарное. А раз так, то и искусство тут нужно подобающее: простое, ибо нувориши еще не забыли о своем пионерском детстве и комсомольской юности, и дорогое, ибо положение обязывает. Как раз таким является искусство художественного дуэта Дубоссарский–Виноградов. Их цветистая, сюжетная, фигуративная живопись понятна всем: и народу, и поднявшимся из него районным олигархам, и банкирам, и медиамагнатам, и даже нефтяникам. Хотя, пожалуй, для нефтяников и газовиков она сложновата – чересчур иронична. Но ведь и нефтяникам нужно чем-то украшать прихожие и конюшни, не правда ли?

Жизнь не стоит на месте. Всего четыре года понадобилось на то, чтобы бывшая подмосковная здравница трудящихся – гордость хрущевских времен – превратилась в поле для гольфа, а лево радикальные художники, некогда обитавшие в знаменитом «сквоте» на Трехпрудном, стали респектабельными певцами буржуазии.

История «Арт-Клязьмы» закончилась тем, с чего началась, – масштабным персональным проектом Дубоссарского и Виноградова «Легкость бытия». Внутреннее пространство эллинга для яхт разделено перегородками на семь залов с тематической живописью. Космос, оружие, Веласкес, животные, танцы, подводная мебель – в этом супермаркете живописи есть все, что нужно, чтобы украсить стены усадьбы в «элитном» поселке. Картины раскупаются влет. За погонный метр живописи берут дорого, но она того стоит – мировая известность авторов, плюс простота и ясность концепции, плюс комплекс культурной неполноценности у покупателей. Так и представляю себе строку в рекламном каталоге выставки: «Покупая работы Дубоссарского и Виноградова, вы не просто выгодно вкладываете деньги в постоянно дорожающее современное искусство, но и украшаете свое жилище точно подобранными в тон интерьеру большими полотнами, каждое из которых как минимум авторизовано звездами мировой величины».

Но главным украшением выставки стала картина «С чего начинается родина…», написанная собственноручно представителями «буржуазии» под руководством художников. Наверное, ради нее все и устроили. Художники разметили холсты, а олигархи их раскрасили. Родина у них начинается с жирафа, обнаженных людских туловищ, березок, водохранилища с яхтами и безликих детей. Картина явно недописана. Ну так и что с того? В конце концов, родина у нас тоже пока недоделана.




Партнеры