«Вредная» организация

1 октября 2006 в 00:00, просмотров: 267

«Не было ни одного правительства, которое было бы полностью довольно Би-би-си, – напоминает Андрей Остальский, главный редактор Русской службы Би-би-си, с которым беседует Наталия Бабасян

Наталия Бабасян. В России достаточно распространено мнение, что Би-би-си, являясь общественно-государственной корпорацией, проводит проправительственную политику и получает указания непосредственно с Даунинг-стрит. Это так?

Андрей Остальский. Конечно, нет. Об этом даже нелепо говорить, особенно после тех столкновений с правительством, которые произошли в 2003 году. Би-би-си тогда пришлось нелегко. Но от своих принципиальных позиций корпорация не отказалась. Ситуация была сложная. Она была связана с самоубийством Дэвида Келли, эксперта по иракским вооружениям, на основании заявлений которого правительство обвиняли в фальсификации данных по «досье» Саддама Хусейна. (Хотя сам Келли, кстати, был ярым сторонником принятия жестких мер по отношению к Багдаду.) После смерти Келли была проведена общественная проверка, и было признано, что неточности, импровизации, допущенные одним из журналистов Би-би-си, могли сыграть во всей этой истории скверную роль. Журналисту пришлось уйти, так же как и некоторым руководителям. Но умение признавать ошибку – это не измена принципам, а скорее наоборот.

Независимостью ни в коем случае нельзя жертвовать, и этого не произошло. Но как раз наши главные принципы – объективность и непредвзятость – означают помимо всего прочего, что «отсебятиной» заниматься нельзя, тем более по таким острым для общества вопросам. Даже если журналист чувствует, что он на 99 процентов прав, но – всего на один процент – позволил себе «додумать» факты, это может дискредитировать все остальное и подорвать доверие к твоей организации.

Может быть, это было и уроком для Би-би-си, и ответом тем, кто считал нашу организацию «слегка зазнавшейся», «слишком могущественной». Но вот что касается разного рода проявлений правительственной «нелюбви», то наша корпорация испытывала их с самого своего появления на свет.

Ее создали в середине 20-х годов. Тогда проходили массовые забастовки, и Би-би-си отказалась служить инструментом правительственной пропаганды, что особенно разозлило молодого политика по имени Черчилль. Он был буквально в бешенстве и говорил: «Что это за вредная организация такая – Би-би-си? Да закрыть ее надо». Но уничтожить Би-би-си ему не удалось.

Маргарет Тэтчер была очень недовольна Би-би-си во время Фолклендской войны, у Джона Мейджора тоже были свои нарекания, так же как теперь и у Тони Блэра. Не было, пожалуй, ни одного правительства, которое было бы полностью довольно Би-би-си, и это даже естественно. Другое дело, что корпорация устроена так (вернее даже, она так встроена в общество), что ей обеспечена независимость – при условии, что она не нарушает свои же главные принципы объективности и непредвзятости и может ответить за каждое свое слово.

ГОСУДАРСТВО И ПРАВИТЕЛЬСТВО

Но тем не менее Би-би-си получает какие-то деньги от правительства. Это и дает основания для всякого рода домыслов. Если государство дает телерадиовещательной корпорации деньги, как оно может не спрашивать с нее?

Такого рода домыслы появляются оттого, что некоторые путают понятия «государство» и «правительство». Считается, что правительство сегодняшнего дня и есть государство и никаких отличий не существует. В сложном, зрелом британском обществе это отличие очень четко видно. Здесь ведь даже оппозиция – «Ее Величества». Сидит в парламенте, правительству все время задает вреднейшие вопросы и пытается устроить какую-нибудь политическую каверзу, и тем не менее она – тоже часть государства.

И правительство «Ее Величества», и оппозиция «Ее Величества». При том, что королева сама власти не имеет, но является символом.

Лорд Рид, создатель Би-би-си, с самого начала заложил в устав корпорации независимость от правительства, и это подтверждалось затем королевскими хартиями. И одна из целей совета управляющих Би-би-си – служить буфером, защитой от правительства конкретно взятого дня. И, например, когда выборы приближаются, то чуть ли не с секундомером начинают считать, сколько дали поговорить правительству, сколько – представителям консервативной партии, сколько – либеральным демократам, потому что все должны иметь возможность связно и до конца изложить свои аргументы и позиции. Не дай бог, чтобы у кого-то появились основания – и над этим Би-би-си по-настоящему трясется – обвинить корпорацию в том, что она более предрасположена к какой-то одной из политических партий.

А что тогда вообще подразумевается под термином «общественно-государственная корпорация»?

То, что деньги нам дает британский налогоплательщик. Он дает их двумя способами. Главная составляющая часть денег идет от телевизионных лицензий. Каждый гражданин Великобритании, который смотрит телевизор, обязан по закону – и вот тут как раз проявляется роль государства, которое приняло такой закон, – платить за просмотр каждый год деньги. И немалые – больше ста фунтов, около 250 долларов. Это главная форма финансирования Би-би-си. Есть в Великобритании люди, которые с этим категорически не согласны, например, известный вечный диссидент Владимир Буковский. Он – один из лидеров движения за отмену телевизионных лицензий. Но большинство британцев готовы пока мириться с такой системой.

Но бюджетные деньги у Би-би-си тоже есть?

Бюджетных денег относительно немного. Формально – по линии министерства иностранных дел – на самом деле все зависит от казначейства и парламента. Идут эти средства на финансирование вещания на зарубеж, это традиция.

НОВОСТИ В КОНТЕКСТЕ

И все-таки, кто определяет политику Би-би-си? Например, Русской службы? МИД Великобритании, например, может влиять? Если по его линии деньги?

Нет, МИД на эту политику влиять не может. Она определяется Королевской хартией и подробно сформулирована в «Редакционных правилах». Это толстая такая книга – вполне открытый, гласный, кстати, документ, – в которой многое расписано: и как надо уважать частную жизнь, и как проверять источники, и что делать, например, если в вашей телекамере – смерть человека со всеми подробностями или в ваш прямой эфир рвется человек, захвативший заложников, и многое другое.

Никакого внутреннего телефонного права не существует. Никто не может мне позвонить и доверительно попросить чуть-чуть правила нарушить, прогнуть их куда-то ради чего-то. Если бы это случилось в любой из наших редакций, это молниеносно стало бы известно, начался бы скандал с участием парламентариев, профсоюзников и, конечно, попал бы тут же в печать. А там, в большом журналистском море, и у Би-би-си хватает недоброжелателей, которые только и ждут, чтобы эта «слишком важная корпорация» оступилась… (Ух и наплясались на нас за «дело Келли»!) И наверное, это даже хорошо. Ведь для чего щука в пруду? Чтобы карась не дремал!

В свое время я делала интервью с Дэвидом Мортоном, который возглавлял Русскую службу Би-би-си еще в период существования СССР. Он мне сказал, что задача Русской службы – рассказывать людям, живущим в Советском Союзе, а потом в России, не только о том, что происходит в их стране, но и в мире. Чтобы у них была возможность сравнивать. Сейчас концепция вещания Русской службы изменилась?

И да, и нет. Конечно, мы по-прежнему хотим поставить для наших слушателей все события в мировой контекст. Россия давно уже не живет как остров. Иногда людям кажется, что они изолированы, но это не так. Сегодня игнорировать то, что происходит, например, в Юго-Восточной Азии, уже невозможно. Все знают, что волна любого «цунами» (финансового, например) и до России может докатиться. Очень важно, чтобы эта неделимость мира наступала и в сознании.

Все наши исследования показывают, что россиянам интересно и важно знать также, что в мире думают о тех больших событиях, которые происходят в России. Люди, что называется, патриотических взглядов часто не согласны, критикуют нас, но даже им, не только «западникам», интересно нас послушать. Пусть для того, чтобы не согласиться, чтобы поспорить. То есть наш лозунг звучит примерно так: «Россия в мире – и мир в России».

И поэтому теперь Русская служба входит в один регион вещания с Американской?

Нет. Просто руководству было структурно удобно их объединить. Хотя мы, конечно, много по этому поводу шутили, чего наконец мы добились: вместе с Россией приняты в Европу и заодно одновременно и в Америку, американо-европейский континент создали. Но надо сказать, что на некоторых наших партнеров в России нынешнее положение Русской службы действует лучше. Раньше говорили: «Вот Россия входит в регион Евразия вместе с такими государствами, как Иран, Афганистан…» И это почему-то хуже воспринималось, чем сейчас, когда мы говорим: «В наш регион вещания входят Соединенные Штаты».

Но при этом ушел в прошлое целый ряд программ, которые были фирменной маркой Русской службы, например, некоторые тематические передачи. Скоро должны закрыть программу «Севаоборот», которая всегда пользовалась большой популярностью. Уходят люди, которые были теми мастодонтами, на которых держалась Русская служба…

Не бывает приобретений без потерь. Эти потери, конечно же, болезненны. Но жизнь, увы, это постоянный трудный выбор, и мы должны выбирать. Даже те, кто особенно предан «Севаобороту», начали говорить, что передача требует обновления. Каждому времени необходимы свои герои. Но сам Сева Новгородцев исхитряется не стареть и феноменально чувствовать аудиторию и ее развитие. Сейчас он вырос в колоссального ведущего ежедневной передачи «Би-би-Сева», похожей на которую нет ни у одной радиостанции в мире. Эта передача пользуется большой популярностью. Есть какие-то цифры, которые не опровергнешь. После того как мы сдвинулись в сторону реформ, рейтинг вырос в разы. Он нас по-прежнему не устраивает, но по сравнению с тем, что было, это очень значительное увеличение.

Обычно программы закрываются в том случае, если сокращается финансирование. Вам не обидно, что большую часть своих усилий Би-би-си теперь направляет на арабские страны?

Что касается нашей службы, то никакого сокращения финансирования не произошло, скорее наоборот. Просто перед нами стоит жесткий выбор. Если, например, мы хотим развивать нашу интернет-страницу, да еще со всякими новейшими штучками вроде видео, если хотим иметь дорогую программу «Би-би-Сева» и еще более дорогую программу «Утро на Би-би-си», три часа темпового эфира с огромным количеством новостей, спорта, экономики, с прямым включением на Нью-Йоркскую фондовую биржу, Лондонскую фондовую биржу и так далее, чем-то придется жертвовать.

К кому больше сейчас интерес в мире: к России или арабским странам?

Опережает ли сейчас Россия в списке приоритетов Би-би-си арабский Восток? Хотелось бы сказать «да», но это будет неправдой. Арабский Восток лидирует, именно для него создается телевидение, а мы бы хотели, чтобы телевидение создавалось русское – для России. Но телевидение стоит безумных денег, и несколько хороших радиослужб пришлось закрыть, чтобы создать это арабское телевидение. И с этим решением трудно спорить, потому что судьба всего нашего мира, может быть, решается сейчас именно там, на Ближнем Востоке.

Концепция беспристрастности

РУКОВОДСТВО ДЛЯ ПРОДЮСЕРОВ ВВС ПО БЕСПРИСТРАСТНОСТИ КАК ЦЕЛИ ПРОГРАММНОЙ И РЕДАКТОРСКОЙ ПОЛИТИКИ

«Должная беспристрастность является сердцевиной деятельности ВВС. Это ключевая ценность, и ни одна из программ не освобождается от необходимости ее обеспечения. Все программы и службы ВВС должны демонстрировать открытость ума, справедливость и уважение к правде.

ВВС обязана представлять огромное разнообразие программ, которое отражает весь круг интересов, чаяний и надежд аудитории. Представление всего спектра является требованием для всех программных жанров – от искусства до новостей и обзоров текущих событий, от спорта до драматических постановок, от комедий до документальных программ, от развлекательных передач до образовательных и религиозных программ. Все существенные направления мысли должны быть отражены и достаточно представлены на ВВС. Для того чтобы обеспечить это требование, ВВС наделена правом на свободную подготовку программ по любой теме по ее выбору, а также на подготовку программ, которые представляют конкретную точку зрения или являются ее отражением.

…Новости должны представляться с должной точностью и беспристрастностью. Репортажи должны быть беспристрастными, основанными на объективной информации с широким спектром охвата различных мнений. В репортаже о дискуссии на экономические или политические темы должное значение следует придавать основным различающимся точкам зрения в течение периода, когда происходит эта дискуссия. Подача новостей должна основываться на событиях и фактах, а на редакторское усмотрение остается определение вопроса, уместно ли включать в одну программу имеющийся спектр точек зрения.

Новостные программы должны предлагать зрителям и слушателям разумное и информационно насыщенное сообщение, которое позволяет им сформировать свою собственную точку зрения. Репортер может выразить профессиональное журналистское суждение, но не личное мнение. Аудитории не должна преподноситься личная точка зрения репортеров и ведущих программ по спорным вопросам публичной политики.

…Должная беспристрастность обязательна в отношении всех вопросов публичной политики или дискуссии по экономическим вопросам. Но должная беспристрастность особенно важна в отношении того, что параграф 5.4 Соглашения называет главными вопросами. Для сетей вещания это будут вопросы, существенные для всего Соединенного Королевства, такие как всебританская забастовка государственного сектора или очень спорное новое законодательство накануне жизненно важного голосования в палате общин. Для стран или регионов главными будут вопросы, оказывающие существенное влияние на эту страну или регион.

Рассматривая главные вопросы спора, редакторы должны представить полный спектр существенных точек зрения и перспектив в течение периода, когда спор имеет место.

…Во времена чрезвычайных ситуаций или проводимых военных действий журналистика может быть ограничена вопросами национальной безопасности. Такие времена являются особым испытанием как для журналистов, так и для всех граждан. Вопросы, связанные с риском и утратой жизни, должны рассматриваться с предельным вниманием к настроениям и чувствам нации.

В то же время у общественности возникает особая потребность в последних, достоверных новостях и взвешенных оценках. Профессиональная журналистика будет основываться на всех доступных фактах. Тем не менее концепция беспристрастности все равно будет применяться. Все точки зрения должны отображаться в должных пропорциях, с тем чтобы отражать глубину и широту взглядов в Соединенном Королевстве…»

Би-би-си и британское правительство

Первый серьезный конфликт с правительством по поводу редакторской политики произошел в 1926 году, во время всебританской забастовки. Тогдашний министр финансов Уинстон Черчилль требовал, чтобы вещательную компанию подчинили правительству, но не нашел поддержки у премьер-министра. Отцу-основателю Би-би-си Джону Риду, ставшему тогда первым генеральным директором корпорации, удалось отстоять независимость редакционной политики, однако одновременно в лице Черчилля он нажил серьезного врага. Вражда между ними длилась долго – практически до конца 30-х годов. В это время Рид неоднократно отказывал Черчиллю в возможности озвучить на Би-би-си свои взгляды по вопросам британской политики в Индии и перевооружений. Однако с началом войны, когда Черчилль стал премьер-министром, Би-би-си неоднократно транслировала его речи.

В 1955 году, буквально за несколько месяцев до ухода Уинстона Черчилля из большой политики, его правительство ввело официальный, но негласный запрет на выпуск Би-би-си любых программ, в которых ставилась под сомнение возможность эффективной защиты от последствий ядерных атак. «Я уверен, что министры должны увидеть предназначенный для передачи по радио текст заранее, чтобы быть уверенными, что ничто в нем не противоречит общественным интересам», – заявил Черчилль. Возглавлявший тогда Би-би-си Александр Сабодан пытался протестовать, называя подобную меру «беспрецедентным контролем в мирное время», однако потом согласился с подобной необходимостью. Запрет действовал до прихода к власти нового – лейбористского – правительства в 60-х. Информация о существовании такого запрета была рассекречена лишь в 1999 году.

В 1956 году, во время Суэцкого кризиса, премьер Иден в связи с началом военных действий заявил о своем праве взять под контроль Би-би-си, но это было отклонено советом директоров, и премьер подчинился.

Маргарет Тэтчер неоднократно пыталась закрыть программу Би-би-си Spitting Image (предшественницу российской программы «Куклы»).

В 1985 году по требованию Тэтчер с эфира была снята передача о ситуации в Северной Ирландии, в связи с чем сотрудники Би-би-си даже объявили однодневную забастовку.

Давление на Би-би-си оказывалось и в период военных действий против Аргентины из-за Фолклендских островов. Правительство консерваторов обрушилось с критикой на Би-би-си за предоставление слова противникам этой войны. Министерство обороны Великобритании требовало, чтобы Би-би-си начала прямое пропагандистское вещание на территорию Аргентины. Тэтчер пришла в бешенство, когда Би-би-си отказалась называть британцев «нашими солдатами», упорно использовала в передачах двойное название островов – Фолклендские-Мальвинские и открыто заявила, что «не дело Би-би-си поднимать моральный дух британских войск». Когда навязать пропагандистскую линию не удалось даже вещающей на испанском языке латиноамериканской службе Би-би-си, министерство обороны, несмотря на протесты радиокорпорации, изъяло ее радиопередатчик на острове Асунсьон в Атлантике и создало Radio Atlantico del Sur с ежедневными посланиями «аргентинских матерей», призывающих сыновей вернуться домой. Би-би-си, со своей стороны, немедленно сообщила в эфире, что на волне 9710 «вместо информации передается пропаганда». Маргарет Тэтчер несколько раз требовала отзыва Королевской хартии.

29 мая 2003 года в утренней программе «Сегодня» радиостанции Би-би-си был передан репортаж Гиллигана. Анонимный участник (его озвучивал актер) этого репортажа высказывал мнение, что доклад об оружии массового уничтожения в Ираке, подготовленный в сентябре 2002 года («сентябрьское досье»), был «разогрет» – sexed up, как говорилось в репортаже. В частности, в доклад была внесена фраза, что Саддам может нанести удар массового поражения химическим оружием в течение 45 минут. Инициатива исходила сверху.

Правительство потребовало от Би-би-си назвать источник этой информации, но руководство корпорации отказалось назвать имя своего осведомителя. Раскрытие его имени и появление аналогичного материала в газете «Мейл он санди» вынудили Дэвида Келли покончить жизнь самоубийством.

Сразу же после этого началась словесная война между Би-би-си и правительством. Совет попечителей Би-би-си обвиняли в неумении руководить корпорацией и обеспечивать объективность информации. Министры заговорили о необходимости внести в текст хартии положения, фактически лишающие корпорацию самостоятельности и ставящие ее в зависимость от государственных органов.

Для расследования всех обстоятельств, связанных с «делом Келли», была создана специальная государственная комиссия во главе с лордом-консерватором Хаттоном, которая в январе 2004 года опубликовала официальный доклад со своими выводами. В этом докладе, который многие называли «отбеливанием правительства Блэра», вся вина была возложена на Би-би-си как на источник непроверенной информации.

Министерство обороны, которое фактически «подставило» своего советника, признав, что это он сообщил информацию корреспонденту, удостоилось лишь мягких упреков.

Председатель Би-би-си Гэвид Дэвис и генеральный директор Грег Дайк ушли в отставку со своих постов. Уход председателя в такой ситуации казался неизбежным, но относительно генерального директора многие ожидали, что совет попечителей не примет его отставки. Но попечители сделали это, не желая окончательно рассориться с правительством.




Партнеры