Летний вечер в Гагре

Максим Дунаевский выиграл “Большую шляпу” в Абхазии

8 октября 2006 в 00:00, просмотров: 422

Играй, играй сам, у меня нет ракетки! — в отчаянии крикнул с задней линии напарник Максима Дунаевского во всех теннисных матчах Олег Храменков в одном из решающих моментов финала очередного этапа “Большой шляпы-2006” в Гагре. И надо было видеть лицо знаменитого композитора, который, естественно, не успел от неожиданности взять мяч и с изумлением наблюдал, как партнер в растерянности отбивает его ногой!

Красавице и кубку

Корреспондент “МК-Воскресенья” потом поинтересовалась у Дунаевского:

— Максим, а что все-таки для вас сложней — песни сочинять или играть в теннис?

— В теннис играть. Кстати, знаете, у меня какой случай был. Пришли как-то ко мне важные гости, увидели множество наград и восхитились: “Надо же, Максим, сколько у тебя наград за твое творчество!” А я им говорю: “Так это вовсе не за песни награды — это все за теннис!”

А финал против Владимира Солонцова и Виталия Изюткина по накалу страстей не уступал недавнему матчу Турсунова против Роддика в полуфинале Кубка Дэвиса. Видно, ничто не могло помешать Дунаевскому и Храменкову победить. Один тай-брейк чего стоил, который они вытащили с 1:4. Не зря все-таки Дунаевский сам сочинил: “Пора, пора, порадуемся на своем веку!” В особенности красавице и кубку. Красавице, понятное дело, — жене Марине, которая, как грамотный личный психолог, все время говорила, когда именитый супруг начинал нервничать: “Максим, спокойно!”, хотя сама просто места не находила от волнения. Ну а уж победному кубку семейство порадовалось вместе. Тем более что он и вправду очень напоминал перевернутую шляпу, в которой д’Артаньян когда-то впервые въехал в Париж.

Три литра на посошок

Турнир проходил в удивительном месте — на кортах, построенных принцем Ольденбургским в 1903 году и сохранившихся в совершенно идеальном состоянии до наших дней. Подобных кортов в мире больше нет, хотя мало кто о них знает. До сих пор загадка, где принц из обрусевшей немецкой семьи раздобыл такой удивительный грунт, который прекрасно себя чувствует в 20 метрах от морского прибоя и мгновенно высыхает после проливных дождей.

Одним из участников нынешней “Большой шляпы” был знаменитый режиссер Алексей Учитель — создатель таких фильмов, как “Космос как предчувствие” и “Прогулка”. Конечно, немного расстроился, когда проиграл, но настроение у него все равно было отличное.

— Главное, найти хорошего постоянного партнера, — поделился режиссер с корреспондентом “МК-Воскресенья”. — Но это не так просто. Для меня в любом случае очень важно участие в “Большой шляпе”. Это потрясающая разрядка. Я обо всех своих проблемах и тяжелых мыслях во время этого турнира забываю. Мне ведь помимо творческих еще очень много административных задач решать приходится. И здорово, что на этот раз мы играем в Абхазии. Удивительная страна — она одним своим воздухом приносит удачу. И люди тут удивительные. Помнится, в прошлый визит я познакомился тут с человеком, которому уже тогда было 115 лет! Так что вы думаете — перед уходом с праздничного ужина он на посошок одним глотком выпил 3-литровый рог с вином… Может, мы потому и не получаем “Оскаров”, что не снимаем фильмы здесь?”

Может быть, в душе и актер Андрей Смоляков эту мысль разделял. Он буквально светился, наслаждаясь накалом теннисных страстей. И с ракеткой в руках излучал лишь доброжелательность и позитив. Даже когда проиграл. И куда только делся хронический кинозлодей?

Дача генсека

Ну а нас торжественный банкет ждал на госдаче Михаила Горбачева. Причем добирались мы туда морем из Гагры на небольшом кораблике. Когда-то Раиса Максимовна влюбилась в это место и превратила ничем не примечательный домик в настоящий дворец.

Откровенно говоря, я просто сбилась со счета, пытаясь узнать, сколько же именно там спален. Просто переходила из одной в другую, а они все не кончались. Набор мебели — без всяких изысков. Непременный коричневый шкаф из цельного дерева в каждой комнате и на удивление жесткие спартанские кровати. (В Абхазии почему-то везде такие — даже в лучших здравницах, в одной из которых мы имели счастье проживать.) Вообще госдачи — это странное сочетание домашнего уюта и казенной роскоши: неизменные красные ковровые дорожки, люстры, мраморная винтовая лестница, огромная столовая — человек на 70.

Но какие же тут террасы! Огромные балконы выходят на все стороны света, и за одни только виды на море и на горы можно забыть и о красных дорожках, и о строгих порядках, и об охране, которая незримо наблюдает за каждым твоим шагом. Абхазы говорят, попасть в это место практически невозможно, и впервые за много лет местные власти сделали исключение — пригласили участников “Большой шляпы”.

* * *

Как же все-таки не хотелось отсюда уезжать, и больше всех повезло Крису Кельми. С одной стороны, конечно, он огорчился, когда уступил матч за выход в финал со своим другом и партнером Александром Калиниченко. Но с другой — на следующий день ему предстояло выступать в Сочи, так что в отличие от всех нас он в Москву не полетел, а остался наслаждаться кавказским солнышком. И все-таки монетки в море мы бросали все вместе — чтобы вернуться в Абхазию и на следующий год под колпаком “Большой шляпы”.

Гагра — Москва.




Партнеры