Возвращение в кадетство

Юная кинозвезда Иван Добронравов пока считает себя ребенком

16 октября 2006 в 00:00, просмотров: 515

Этого обаятельного мальчишку с брекетами на зубах в 2003 году узнала, запомнила и полюбила без преувеличения вся Россия. И немудрено: не каждый наш школьник удостаивается чести получать престижные призы на международных кинофестивалях. Три года назад на Венецианском кинофестивале фильм Андрея Звягинцева “Возвращение”, где московский школьник Ваня Добронравов сыграл одну из трех главных ролей, получил сразу две главные награды, двух “Золотых львов” – “за лучший фильм” и “за лучший дебют”.

Из Венеции Ванька вернулся не просто звездой. Даже не просто героем. Он вернулся триумфатором. Казалось, что теперь юного москвича ждет огромный киноуспех и всероссийская слава. Тем более выяснилось, что соответствовать фамилии Ивану нужно вдвойне, ведь его отец – в ту пору уже известный актер театра и кино Федор Добронравов. Однако вопреки ожиданиям Ваня не “зазвездил”. Более того, вообще пропал с экранов и из поля зрения киношно-светской тусовки на три года. Повзрослевший и возмужавший Иван Федорович Добронравов в статусе студента театрального института вновь появился на телеэкранах в сериале “Кадетство” в сентябре нынешнего года, подтвердив тем самым народную мудрость о том, что цыплят (в частности, подросших) по осени считают.

Забегая вперед, скажем: появился он ненадолго… Впрочем, об этом и о многом другом Иван рассказал “МК-Классу” сам.

— Обычно после получения таких наград, как “Золотой лев”, с экранов не исчезают. Наоборот становятся востребованными и раскрученными. У тебя все вышло наоборот. Кто виноват и что произошло?

— Произошло то, что происходит с любым старшеклассником, когда остро встает вопрос о том, что выпускные экзамены не за горами. Я понимал и понимаю, что самым важным на тот момент, как и в данный период времени, для меня являлась и остается учеба. Родители меня всячески поддерживали в этом. Сейчас, когда я стал первокурсником театрального института, учеба опять важнее всего, и ради нее опять пришлось пойти на некоторые жертвы. В ближайших сериях “Кадетства” мой герой Леваков исчезнет из кадра. Его переведут в другое суворовское училище. Ничего не поделаешь, совмещать учебу и съемки в сериале для меня пока оказалось нереальным и пришлось делать непростой выбор.

— “Пока” в твоих устах звучит обнадеживающе… Неужели не будешь скучать по съемочной площадке?

— Скорее буду скучать по ребятам, с которыми мы за время съемок стали не просто друзьями, а настоящим братством. По Сашке Головину, по Аристарху Венесу, по Боре Корчевникову и по многим другим “кадетам”. По всей нашей замечательной съемочной группе. Ничего не могу поделать со своим неудержимым желанием вернуться в “Кадетство” со временем, ведь могут же Левакова и из нового училища обратно перевести. Сценаристы, во всяком случае, к такому повороту событий готовы и ждут, когда буду готов я.

— Вань, но ведь есть реальный и конкретный случай, когда студентка-первокурсница умудрялась сниматься в кино с первого семестра без реальной угрозы отчисления за профнепригодность. Я о Свете Ходченковой.

— Я, наверно, не настолько талантлив, как Светлана. Да и боюсь я не угрозы отчисления за профнепригодность. Просто считаю, что нет смысла браться за профессию, если ты не до конца ее изучил. И тут либо учиться вдумчиво, либо не учиться вовсе. Во всяком случае, я для себя решил, что первые два курса сниматься не буду вообще. Отец, кстати, это мое решение одобряет, а его слово в этом вопросе для меня очень важно. И потом, то, чему я научился, уже снимаясь в кино, оно со мной так и останется, но свое будущее я все-таки связываю в большей степени с театром, чем с кино. А азы театрального мастерства мне еще постигать и постигать. Так что повторяю: важнее учебы для меня пока нет ничего.

— А если ты поймешь, что предложенный сценарий – возможность получить еще одного “Золотого льва” или даже “Оскара”? Неужели и тогда хватит самообладания отказаться и принести съемки в жертву учебе в театральном?

— Не надо только меня искушать и дразнить. Во-первых, очень непросто по сценарию определить, насколько хорошим и достойным наград престижных фестивалей получится фильм. Во-вторых, в каждом конкретном случае каждое конкретное предложение я буду рассматривать отдельно. Как говорится, надо решать проблемы по мере их поступления.

— Серьезные рассуждения и мысли, достойные взрослого человека. Значит, детство кончилось, Иван? Тогда скажи, какие плюсы и минусы твоей новой взрослой жизни ты уже успел заметить и сполна вкусить?

— И ничего я не взрослый. Я до сих пор еще считаю себя ребенком. И это, как мне кажется, один большой сплошной плюс. Успею еще повзрослеть. Если совсем серьезно, то плюс в том, что я стал самостоятельнее. Минус — родителей и друзей из-за этой учебы (плюс еще съемки в “Кадетстве”) теперь вижу реже, чем обычно. Только это не значит, что я жалуюсь…

— Во время съемок сериала вам пришлось жить в казарме как настоящим суворовцам, питаться в одной столовой с реальными кадетами. Так же, как им, лакировать плац и испытывать все тяготы и лишения воинской службы. Все это как-то повлияло на твое личное отношение к армейской службе?

— Никак не повлияло. Врать не буду: служить я и раньше не хотел и теперь в армию не пойду.

— Это ты такой непатриот? Или дисциплину не любишь?

— Причем здесь мой патриотизм? Просто каждый должен заниматься своим делом профессионально, в этом я твердо убежден. В том числе и родину защищать. А насчет дисциплины — так в театральном училище она пожестче и посуровее чем в армии порой, особенно для первокурсников.

— Но для своих, явно до этого никогда не снимавшихся в кино однокурсников, ты наверняка звезда?..

— С чего бы вдруг? Я им как раз благодарен, что они меня так не воспринимают и за звезду не держат. У нас на курсе каждый не хуже и не лучше чем я. Все прошли достаточно сложный конкурс, в результате которого из пяти тысяч поступавших студентами стали только сорок человек. То есть все мы на равных доказывали свое право на данном этапе считаться лучшими. А насчет съемок в кино… Так кто сказал, что в моем случае это не обычное везение? И еще так получилось, что на моем курсе я самый младший, все остальные старше меня года на два, три, а то и на четыре. Кое-кто успел поработать в театре. В этом смысле по степени настоящей, а не придуманной звездности некоторые мои однокурсники мне еще фору дадут.

— Возвращаясь к “Кадетству”... Твой герой суворовец Леваков — парень непростой, острый, конфликтный, бывший детдомовец. Насколько много в Левакове тебя самого?

— Леваков — это и я, и не я одновременно. Я ни фига не детдомовец, у меня потрясающие родители, которые безумно меня любят и которых я очень люблю. Так что сыграть это было очень сложно. С другой стороны, в Левакове я весь. В том смысле, что я выложился в этом образе по полной программе.

Я подарил ему часть себя, черты своего характера. Может быть, поэтому на экране он получился не такой злой и колючий, каким был написан в сценарии. Такой и детдомовец, и домашний ребенок, два в одном.

— В сериале первой подростковой любви хватает. А как с этим у тебя в реальной жизни? Не простят ведь юные барышни, читательницы наши, если не спрошу…

— Без комментариев.

— Понимаю: учеба на первом месте. Кстати, как они, первые дни студенчества? День первокурсника с обязательным посвящением отпраздновали уже? Про себя как про будущего артиста уже понял чего-нибудь?

— Еще как отпраздновали!.. Капустник ночами сочиняли. Это классный момент, когда все как один! И всем пока еще весело. Хотя учиться тоже клево! Мне, во всяком случае, чем дальше, тем больше нравится. Когда ровным счетом ничего про себя не понимаешь и каждый день открываешь в себе такие вещи, о которых раньше даже не догадывался. Это очень интересно и здорово затягивает. Временами даже интересней, чем на съемочной площадке…




Партнеры