Рассказы

22 октября 2006 в 00:00, просмотров: 664

Дворняга

Раскинувшись на желтеющем осеннем газоне, под остывающим осенним солнышком, вблизи от мчавших мимо легковушек и грузовиков, дремала шелудивая дворняга. Он подумал: “Как верно и правильно она живет, довольствуясь тем, что имеет, и радуясь тому, что способно радовать именно сейчас, а не ждет радости от будущего… Если бы она начала представлять, что будет с ней завтра или послезавтра — разве смогла бы так беззаботно разлеживаться здесь? Шерсть бы на ней встала дыбом, она бы стала бегать и хлопотать в поисках пропитания впрок и безопасности от живодерни… Она мудра, ибо знает, что владеет только настоящим, а с будущим ничего поделать не может”.


Неожиданность

В буфет вошла стенографистка. Он ей симпатизировал. Когда она вошла, он дожевывал бутерброд. Она взяла кофе и села за соседний столик. Посмотрела на него. Он улыбнулся.

— Я к вам пересяду, не возражаете? — спросила она.

Он кивнул. Она была очень хорошенькая. Черные волосы и голубые глаза. Это сочетание его всегда восхищало.

— Закончилось совещание? — спросил он.

— Да, я свою часть отстенографировала. Теперь скучаю.

Она выразительно на него посмотрела. Ясно было, заняться ей нечем. И у него тоже особых дел не предвиделось. Финал, в общем, был очевиден. Но разве можно что-нибудь предсказать?

— А вы могли бы вот так плюнуть на все и уехать со службы? — спросила она.

— Конечно, нет, — сказал он.

— Неужели не можете? — изумилась она.

Он промямлил, наклонив голову, будто собирался бодаться:

— Ну… Нет… Все же нет.

Она смотрела на него с любопытством и ошеломлением.

— Как интересно. Мне нравится ваша откровенность…

— Да не откровенность это, — сказал он. — Просто мне с ранних лет было не с кем посоветоваться. Я только теперь начинаю понимать, что главный интерес любого поступка — неожиданность.


Головастики

Худенькие большеголовые ребята с тонкими шеями и худенькими ножками напомнили ему головастиков, которыми по весне кишат в деревне все болота и лужицы. Шустрые головастики шарахаются от человеческой тени, когда она накроет водоем. И мальчишки — такие же резвые, полупрозрачные, беспомощные, чуть что, готовы были кинуться врассыпную...

“Как похожа, одинакова жизнь, — размышлял он. — Эти толпы, сонмы головастиков, эти миллионы мальчишек выползут на сушу, выпрыгнут в мир, станут попирать землю перепончатыми лапами и ногами в ботинках, вытаптывать и выжигать все живое, одни будут изводить комаров и мотыльков, другие — лягушек, третьи — устраивать войны и прятаться от войн. Все станут бороться за право существования в жестоком мире… Будут устраиваться получше. А под одеждой останутся такими же беззащитными, как головастики”…


Судьба, на помощь!

На службе его не пускали в отпуск, но он настоял на своем. Путевка подвернулась, правда, в плохой санаторий. Он все же взял. Билеты на самолет были раскуплены на неделю вперед. Пользуясь знакомствами, таки раздобыл, выгрыз право лететь. Два дня была нелетная погода, он сидел и ждал в аэропорту — друг приехал за ним и советовал отказаться от затеи: по радио передавали, что на побережье идут сплошные дожди. Не послушал друга.

Наконец, самолет взлетел. В воздухе он самодовольно рассуждал о том, как переупрямил ситуацию. Вдруг пол под ногами задрожал. Пробежала стюардесса с бледным лицом. “Судьба, на помощь!” — мысленно крикнул он. Но было поздно.


Космонавт

В парке мужчина играл с ребенком, подбрасывая его в воздух и ловя. Ребенок визжал, мужчина довольно ухал.

— В космонавты его готовите? — спросила проходившая мимо старуха.

— Это не он, а она, — не прекращая игры, ответил мужчина.




Партнеры