Георгий Сатаров: «Взятки платит все общество»

1 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 285

Сообщения о задержании чиновников-взяточников появляются в последнее время почти ежедневно. Почему уровень коррупции в России при этом не падает, объясняет президент фонда ИНДЕМ, председатель Национального антикоррупционного комитета Георгий САТАРОВ. С ним беседует Наталия БАБАСЯН

Наталия Бабасян. Последние исследования Transparency International показали, что Россия входит в четверку наиболее взяткоемких стран – вместе с Китаем, Индией и Бразилией. В том же докладе отмечается, что взятки, замаскированные под «консультационные» и прочие выплаты, дают самые крупные компании мира, и американские, и европейские. Кто виноват – дающий или берущий?

Георгий Сатаров. Этот вопрос сродни вопросу о яйце и курице. Виноваты обе стороны. Коррупция возникает, когда она удобна обеим сторонам. Возьмите такой банальный пример, как взятки гаишникам. Мы часто рассматриваем эти взятки как нашу плату за возможность нарушить закон или уйти от ответственности за его нарушение. Нам это выгодно. Им тоже, потому что они получают дополнительный доход.

Россия 70 лет страдала от большевизма, а сейчас находится в стадии переходной экономики. Но когда подобное практикуют компании из США…

Компании принимают рациональное решение. Если им выгодно выйти на какой-то рынок, но есть препятствия, компании готовы пойти на риски ради будущих прибылей.

Авторы недавно появившейся брошюры «Если у вас вымогают взятку», которую издала Общественная палата, откровенно признали: за последние десять лет количество взяток выросло в десять раз. Что лежит в основе такого роста?

Я не помню, чтобы десять лет назад кто-то обстоятельно проводил подобные исследования. Кроме того, надо определиться, о чем идет речь. Можно говорить о доле людей – простых граждан, которые хотя бы раз в жизни давали взятку. Эта цифра довольно постоянна, она находится на уровне пятидесяти процентов и немного растет.

Можно говорить о среднем количестве взяток в год – это тоже сравнительно небольшая цифра, примерно полторы взятки в год на гражданина. Есть еще один показатель: каков шанс, что вы дадите взятку в коррупционной ситуации. За последние четыре года процент дающих уменьшился.

Но существует еще одна позиция: каков шанс оказаться в коррупционной ситуации, если вы сталкиваетесь с государством? Этот показатель в России настолько велик – в районе 70 процентов, что он в десять раз вырасти не мог. Коррупция, безусловно, растет. По большей части это наблюдается в деловой сфере, бытовая коррупция стабильна.

Чем отличаются бытовая и деловая коррупция?

Бытовая коррупция – это та, с помощью которой мы решаем наши повседневные проблемы: выплаты гаишникам, оформление участков, взятки в вузах, военкоматах. А деловая коррупция – та, с помощью которой решаются проблемы бизнеса.

Можно сравнить уровень деловой коррупции ельцинского периода и нынешнего?

Наш фонд первое измерение провел в 2001 году. Это было своеобразным подведением итога ельцинского периода. Потом считали в 2005-м. В целом рост бытовой коррупции небольшой и соизмерим с ростом экономики. Есть, правда, отдельные виды бытовой коррупции, которые растут очень быстро, – например, взятки военкоматам. В сфере деловой коррупции общий объем вырос очень сильно, но не за счет количества взяток, а главным образом за счет резкого увеличения их размеров. В абсолютном выражении размер взяток вырос за четыре года примерно в 13 раз.

Сколько это в денежном выражении?

Средняя взятка сейчас составляет порядка 130 тысяч долларов. А была около 10 тысяч долларов.

Может быть, эта цифра увеличилась за счет снижения курса доллара?

Мы считали, сколько квадратных метров жилья можно купить на первичном рынке по средним для России ценам за взятку среднего размера. В 2001 году можно было купить 30 метров, а в 2005-м – чуть больше 200.

Вы говорите, что россияне стали менее охотно давать взятки. В то же время европейские исследования показывают, что граждане нашей страны довольно спокойно относятся к этому явлению и считают его практически нормой жизни. И – что особенно характерно – никогда не идут жаловаться. С чем это связано?

Это специфика менталитета. Во-первых, сутяжничество вообще пока не в чести в нашей стране. Во-вторых, существует недоверие государству. Кому в случае вымогательства жаловаться? Существует какой-то орден честных бюрократов? Что, у нас прокуратура не коррумпирована или ФСБ? Россияне все прекрасно понимают.

Что касается спокойного отношения – мы при проведении исследований регулярно задаем вопрос: «Какие проблемы вы считаете важными для страны?» Коррупцию опрошенные ставят где-то на 9–10-е места. Граждане упоминают о том, что коррупция – зло, с которым надо бороться, но негативных последствий ее явно не осознают и не понимают, что их бедность связана в том числе и с коррупцией. Поэтому в целом россияне относятся к существованию коррупции довольно равнодушно.

Каковы каждодневные последствия коррупции?

Самый простой пример: многие автовладельцы с удовольствием платят взятки на дорогах, решая свою кратковременную задачу. В результате получается колоссальный негативный эффект. ГАИ из организации, которая должна обеспечивать безопасность на дорогах, превращается в ту, которая попустительствует опасности. В результате Россия выходит на первые позиции по числу смертельных исходов на дорогах.

Многие с удовольствием дают взятки в вузах: ребенку надо иметь высшее образование, что особенно важно для мальчиков – они получают возможность избежать службы в армии. А все общество – колоссальный, не поддающийся учету негативный эффект. Строить мосты, лечить, учить, управлять в России будут неучи, получившие дипломы за взятки. Гибнет будущее российской науки, то есть будущее страны. Это результат общей каждодневной коррупции.

Взятки, которые дает власти бизнес, являются для последнего некими дополнительными издержками. Эти издержки должны, естественно, компенсироваться. Соответственно бизнесмены закладывают их в цену товаров и услуг, ухудшая их качество. Это значит, что все общество платит эти взятки вместе с бизнесменами. Существенный вклад в нашу инфляцию, вроде бы необъяснимую на фоне роста экономики, вносит и коррупция.

А если говорить об экономике страны в целом?

В этой области негативные последствия изучены лучше. Коррупция в экономике – это искажение механизмов конкуренции, которые обеспечивают нормальное функционирование экономики. Это искажение контрактного права, ухудшение инвестиционного климата и так далее.

На саммите «Большой восьмерки» был принят документ о необходимости борьбы с коррупцией. Вскоре после него в России началась антикоррупционная кампания…

Началась пиаровская кампания по борьбе с коррупционерами. Но это не борьба с коррупцией. Коррупция – социальное явление, с ней так не борются.

Как бороться с коррупцией как с социальным явлением?

Риск коррупции (то есть возможность наказания за нее) должен быть высоким, должна работать правовая система, которая наказывает коррупционеров. Но одно наказание не приводит к уменьшению уровня коррупции. Она просто становится более изощренной. В Китае за коррупцию расстреливают, но ее уровень не уменьшается.

Как же тогда должны действовать власти? Что является основой российской коррупции?

Коррупция – всегда следствие какой-то неэффективности, как боль в организме – всегда следствие какой-то болезни. Соответственно надо искать, в чем мы неэффективны, и исправлять это: неэффективность государственного управления, неэффективность правовой системы, общественного сознания и так далее. Исправление недостатков в этих областях вместе с повышением риска коррупции ведет к снижению самой коррупции, а главное – к повышению эффективности системы.

Законодательная база может как-то помочь в этом? В России существует, например, закон о госслужбе, который принимался в 2004 году в том числе и для борьбы с коррупцией.

Помимо него должно быть принято очень много законов, которые реализуют рамочные задачи, поставленные в общем законе. До этого дело еще не дошло.

Когда этот закон принимали, шла речь об увеличении зарплат чиновникам, что должно было бы обеспечить их нежелание брать взятки…

И наши собственные исследования, и зарубежные показывают, что особой связи между размером зарплат чиновников и уровнем коррупции нет. Безусловно, низкая зарплата является одним из факторов, которые способствуют коррупции. Но отсюда совсем не следует, что если вы просто-напросто поднимете зарплату, коррупция уменьшится. Еще во второй половине XIX века царь очень резко повышал зарплату судьям, потому что они брали много взяток. Но меньше брать они не стали. Об этом мало кто помнит.

Чиновники должны иметь достойную зарплату, ее надо повышать, но только одновременно с проведением полного комплекса антикоррупционных мер.

Все это выглядит крайне пессимистично…

Я считаю, что проблема разрешима. Многие страны, которые сейчас входят в десятку наиболее честных, лет сто пятьдесят назад были чрезвычайно коррумпированы. 150 лет ждать не очень хочется, но есть государства, которые в результате очень серьезной работы справились с подобной проблемой за десятилетия. Просто этим надо заниматься.

Среди упомянутых в последнем докладе Transparency International наиболее взяткоемких стран европейская только Россия. Остальные либо азиатские, либо из Латинской Америки. Может быть, это явление характерно для «третьего мира»?

Нет. Среди стран с достаточно низким уровнем коррупции – Чили. В семерку наименее коррумпированных входит Сингапур. Здесь нет никакой культурной или исторической обреченности.

Но еще в XVII веке иркутский губернатор Желобов, уличенный во взятках, перед казнью сказал: «Все брали и ныне берут, и брать будут».

Обычно этот аргумент приводится для самооправдания бездействия. Но на самом деле никаких фундаментальных оснований под этим тезисом нет.

ДОСЬЕ

Что такое коррупция?

Согласно Конвенции ООН против коррупции (A/RES/58/4), принятой Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 года, к коррупционным деяниям относятся:

•подкуп национальных публичных должностных лиц (причем уголовно наказуемым деянием считается как обещание, предложение или предоставление публичному должностному лицу неправомерного имущества, так и вымогательство или принятие неправомерного имущества);

•подкуп иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций;

•хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества публичным должностным лицом;

•злоупотребление влиянием в корыстных целях;

•злоупотребление служебным положением;

•незаконное обогащение (увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которые оно не может должным образом объяснить);

•подкуп в частном секторе;

•хищение имущества в частном секторе.

Как измеряют коррупцию

Для отслеживания международной коррупции и оценки прозрачности экономики в 1993 году была создана международная общественная организация Transparency International. Ежегодно она публикует рейтинг государств по степени коррумпированности их чиновников, так называемый индекс восприятия коррупции. Transparency International подчеркивает, что «это комплексный индекс, основанный на данных экспертных опросов и исследований в отношении коррупции, проводимых различными представительными организациями».

В России индекс восприятия коррупции впервые измерялся в 1996 году. Тогда Россия заняла 47-е место из 54.

В 1997-м – Россия 49-я из 52.

В 1998-м – Россия 76-я из 85.

В 1999-м поделила с Эквадором 82-е место в списке из 99 стран.

В 2001-м – Россия была 79-й из 91.

В 2002-м – Россия, Кот-д’Ивуар, Гондурас, Индия, Танзания и Зимбабве заняли 71–76-е места в ряду 102 стран.

В 2003-м Россия с Мозамбиком обосновались на 86–87-м местах из 106.

В 2004 году Россия заняла 90-е место из 145 (по соседству с Гамбией, Индией, Мозамбиком, Непалом и Танзанией).

2005 год принес России 129-е место из 160 вместе с Албанией, Нигером и Сьерра-Леоне.

Магарыч: борьба за выживание

Слово «мздоимство» появилось в русских летописях XIII века

С XIV века, когда так называемые «кормления» были официально признаны, наместники (главы уездов) и волостели (главы волостей) содержались за счет местного населения. Именно тогда появились такие формы «кормления», как «приносы», «срывы», «посулы», то есть завуалированные формы взяток.

В Судебнике 1497 года запрещалось давать посул судьям, о чем велено было «проклинать по торгам». Однако отличить взятку от «благодарственного подношения» порой было достаточно трудно, а поэтому значительную сложность представлял процесс изобличения взяточника и поимки его «на горячем».

В XVII веке приказная система управления (особенно московские приказы) отличалась волокитой и вымогательством различного рода подношений при отсутствии ясного и понятного простому народу законодательства.

Иван IV (Грозный) впервые ввел в качестве наказания за чрезмерность во взятках («лихоимство») смертную казнь.

В конце XVII столетия для борьбы с мздоимством Петр I впервые установил чиновникам постоянное и достаточно высокое жалованье. Появился первый закон о государственной службе – «Табель о рангах». Одновременно Петр I создал прокуратуру и принял указы «О воспрещении взяток и посулов», «О наказании за взятки и лихоимство», «О наказании хищников за взятки лишением имения и живота». Император учредил должности генерал-прокурора при Сенате и прокуроров при коллегиях и надворных судах. После многолетнего следствия был изобличен во взяточничестве и публично повешен сибирский губернатор князь Михаил Гагарин. Три года спустя четвертовали за мздоимство обер-фискала Нестерова, который изобличил Гагарина.

При Екатерине II окончательно воспретили «посулы» и возмещения «акциденций» (с латинского – непредусмотренные расходы) и ввели твердое жалованье для чиновников. А в губерниях ввели должности прокуроров при всех сословных губернских судах и при губернском правлении.

В начале XIX века по указанию российского императора Николая I провели негласное расследование для выяснения, кто из назначенных губернаторов не является взяточником. Таковыми оказались лишь двое – киевский губернатор Фундуклей и ровенский губернатор Радищев, сын знаменитого автора «Путешествия из Петербурга в Москву».

В середине XIX века в течение года за взяточничество осудили примерно восемь процентов чиновников 9–14-го классов, что составило примерно 4 тысячи человек. Во второй половине столетия Александр III запретил совмещение государственных должностей с работой в руководстве банков и акционерных обществ.

Первым в Советской России законом, предусматривавшим уголовную ответственность за мздоимство, стал декрет СНК «О взяточничестве» от 8 мая 1918 года. Коррупционера ждали лишение свободы на срок не менее пяти лет и принудительные работы на тот же период.

В 1929 году Пленум Верховного суда определил: «Все случаи получения должностными лицами магарыча, то есть всякого рода угощения в каком бы то ни было виде, подлежат квалификации как получение взятки».

Во времена Сталина за взятку могли расстрелять. В то же время Сталин завел для своей номенклатуры так называемый пакет. Помимо зарплаты кассир приносил в кабинет чиновнику регистрировавшуюся в спецведомости пачку денег в конверте. Как утверждает бывший советский чиновник Михаил Восленский, в начале 1950-х годов помощник начальника Совинформбюро Юрий Вольский получал в пакете 50 старых рублей.

Последний всплеск борьбы с коррупцией в советское время случился, когда Генеральным секретарем ЦК КПСС стал глава КГБ СССР Юрий Андропов. По его инициативе в 1983 году была сформирована группа Гдляна–Иванова по расследованию злоупотреблений в Узбекистане. Группа работала шесть лет. Это стало самым крупным антикоррупционным расследованием за всю историю СССР. В конце 1980-х годов дело было развалено по инициативе ЦК КПСС.




Партнеры