Мистер хит и его девочки

Константин Меладзе: “Я уже не беру солисток “ВИА Гры” за формы”

12 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 303

В России фамилия Меладзе чаще ассоциируется с именем Валерий и намного реже — с Константином. То и понятно, популярный певец Валерий Меладзе — личность публичная, любит выйти в свет. Константин же, наоборот, ценит уединенный и размеренный образ жизни. Видимо, поэтому Валерий предпочел жить в шумной Москве, Константин же — в тихом Киеве.

А ведь не будь Константина, еще не известно, как сложилась бы судьба младшего брата. Именно Косте Меладзе принадлежат все песни, которые исполняет Валерий. Как, впрочем, и хитовый репертуар группы “ВИА Гра”. В один из своих нечастых приездов в Москву Константин ответил на вопросы обозревателя “МК-Воскресенья”.

Жасмин стала последней каплей

— С чем связано, что вы, один из самых успешных композиторов и продюсеров, так редко даете интервью?

— Мне кажется, что моя работа не нуждается в каких-то комментариях. Послушайте, посмотрите, что я делаю, — этого для меня достаточно.

— Говорят, что сейчас вам приходится писать чуть ли не по 20 песен в год.

— Да нет, что вы! Боже упаси! Сейчас я пишу ровно столько, сколько у меня получается писать. Я стараюсь не выжимать песни из себя, как пасту из тюбика. Только когда приходит вдохновение и желание.

Поэтому сейчас получается восемь—десять песен в год, не более. Но этого хватает для моих артистов. Дело в том, что я еще занимаюсь продюсерской работой, записью в студии, кино. Так что работы у меня хватает и помимо написания музыки.

— После того как Жасмин не смогла исполнить вашу песню, вы сказали, что на сторону больше никогда писать не будете...

— Никогда! Дело даже не в Жасмин. Я в принципе продавать свои песни не хочу, не могу и не буду. Поэтому сейчас я пишу только для своих артистов.

— А с кем вам удобнее работать — с братом или с “ВИА Грой”?

— Для меня это совершенно равноценные коллективы. Валера для меня, это и понятно, мой самый главный артист, потому что это родной брат, мы с ним начали заниматься музыкой 20 лет тому назад.

Дважды отказывался от “Фабрики звезд”

— Почему некоторые девушки не задерживаются надолго в “ВИА Гре”?

— Главная причина в том, что мы никого в группе не держим. У нас нет никакой контрактной системы. Кто хочет, тот работает, кто не хочет — не работает. Ну и вдобавок мы избавляемся от тех людей, которые просто не вписываются в коллектив. Поэтому и кажется, что у нас частые смены. А так, одна девушка у нас работает четыре года (Вера Брежнева), другая — два с половиной (Альбина Джанабаева).

— Вы каждый год хотите возглавить “Фабрику звезд”, распускаете группу, но коллектив не распадается. Все же выгоднее оставаться с “ВИА Грой”?

— Да нет же! То, что пишут в бульварной прессе по поводу “ВИА Гры”, — это все настолько далеко от правды. Даже разбираться не хочется. Это сказки, в которых персонажами являются девушки из “ВИА Гры”, я, Дмитрий Костюк (второй продюсер группы. — Авт.).

А по поводу “Фабрики звезд”... Мне два раза предлагали ее возглавить — четвертую и пятую, я оба раза отказывался. Но не потому, что плох проект. Просто я человек непубличный, я не способен заниматься таким трудом. И это никак не связано с “ВИА Грой”.

А разговоры о том, что коллектив распадается... Он не распадается, он видоизменяется, вот и все.

“ВИА Гра” запрещена на Западе

— Кстати, откуда такое название группы?

— А мы на заре возникновения коллектива, придумав сразу несколько названий, остановились на этом. И только из-за того, что его можно было трансформировать как вокально-инструментальный ансамбль “Игра” по-украински, и вместе с тем — это такое провокационное нечто. Мне кажется, очень удачное название получилось.

— А как с продвижением группы на Запад? Говорят, что фирма Pfizer запретила использовать название своих таблеток за рубежом.

— Мы благополучно запатентовали это название на территории России и Украины. А за рубежом... действительно, они запретили использовать наше название в зарубежных релизах, поэтому там “ВИА Гра” выступала под другим названием.

— В этой связи вы отказались участвовать в “Евровидении”?

— Отказались только потому, что подготовка к этому мероприятию занимала огромное количество времени (три месяца), тем более что гастроли были уже расписаны и мы понесли бы большие финансовые потери. А потом, это ничего не прибавило и не убавило бы группе. Победа, конечно, давала бы некоторые плюсы, но победить крайне сложно. И если нам опять поступит такое предложение, я думаю, мы снова откажемся.

— Экс-солистки “ВИА Гры” много чего рассказывают о пребывании в группе. Дескать, тяжелые отношения между продюсером и подчиненными. И штрафы за пустяки — пошла за косметикой или в гости к подружке. Это так?

— Это все полная ерунда! По поводу штрафов я читал в Интернете воспоминания только одной девушки по фамилии Найник. Она работала у нас месяца три или четыре. Хотя было раз в жизни, штрафанули долларов на пятьдесят, но за такие недопустимые нарушения... (Впервые засмеялся.) А так штрафов сроду не было.

Что до сложностей, то, конечно, трудно сделать из девочек артисток в течение нескольких месяцев или года. Люди, что называется, меняют шкуру. Муштра у нас, безусловно, серьезная. Но это на первых порах. А когда они становятся настоящими артистками, никто их не донимает. И зарплаты у нас очень высокие.

Бюст не имеет значения

— Говорят, у вас новая подопечная, с которой вы начали заниматься...

— Это Ани Лорак (Каролина Куек). В России она мало известна, больше на Украине.

— В связи с этим опять пошли разговоры, что вы оставляете “ВИА Гру”.

— Да при чем здесь “Виа Гра”?! Пока я в раздумьях, что мне делать дальше. Буду я заниматься ею или нет. Пока не-зна-ю! На данном этапе дело закончилось одним дуэтом.

— Ну а с чем было связано заявление годичной давности, что вы отказываетесь дальше продюсировать коллектив?

— Тогда реально группа совершеннейшим образом развалилась. И для того чтобы каким-то образом стимулировать ее возвращение, мне нужно было поставить точку, после которой люди сами бы решили — продолжать им это дело или нет. Хотят они работать на сцене или нет. Они решили, что будут работать. И мы продолжили.

— Вы постоянно будете ездить по стране и искать новых исполнительниц?..

— Я бы с удовольствием этого не делал.

— ...мол, петь мы их научим. Значит ли это, что снова будут девушки с выдающимися формами?

— Дело не в формах. Не у всех девушек, которые сейчас работают в “ВИА Гре”, есть гиперсексуальные формы. Все дело в типажах. Я выискиваю те, которые могли бы, на мой взгляд, быть интересными публике. Поэтому я ищу не по формам, а по типажам. По яркости, что называется. А ищем только потому, что кто-то уходит или кого-то мы увольняем из группы. Если не будет никаких смен в коллективе, то я и искать никого не собираюсь.

— Кстати, а почему Мейхер стала Грановской, а Галушко — Брежневой? Это ваше желание?

— Псевдонимами занимался не я, а Дмитрий Костюк, продюсер группы. Он настаивал, чтобы они поменяли фамилии. Мне совершенно все равно. Просто есть фамилия более звучная, есть менее. Лучше, конечно, чтобы они были благозвучными. Я думаю, что только в этом заключается смысл псевдонимов.

Мюзикл под Синатру

— Что у вас за совместный проект с Валерием Тодоровским?

— Я сейчас им занимаюсь. Это киномюзикл о стилягах 50-х годов. Мы выбрали песни 80-х, а я их делаю в стиле 50-х.

— Слышал, что будет сниматься звездный состав.

— Да, это Гармаш, Янковский, Яковлева, Ярмольник, Васильева.

— А они будут петь?

— Гармаш пел одну из песен совершенно замечательно. А в основном там будут петь молодые актеры, которые исполнят главные роли в фильме. Музыка будет оркестровая, с бик-бэндами. По звучанию похожая на Фрэнка Синатру и Брайана Сетцера. Я давно хотел сделать такую музыку, и наконец мне представилась возможность. Ну и общение с Валерой Тодоровским доставляет мне огромное удовольствие.

В Москве жить не смог

— Почему живете в Киеве, а не в Москве?

— Я в Москве жил два года. И я понял, что этот город для меня совершенно непригодный. Не потому, что он плох, а потому, что там совершенно невозможно сосредоточиться. Он слишком шумен и суетлив. Я в Москву приезжаю только по долгу службы и тут же уезжаю.

— Неужели жена не хочет жить в столице России?

— Не-ее-т, что вы! Мы настолько замечательно живем в Киеве, что нет ни малейшего желания менять столицы. Там живется спокойно во всех отношениях.

— Российско-грузинский конфликт как-то повлиял на вас с братом?

— Я заметил в Интернете, что в этой связи очень часто упоминаются наши фамилии.

— А почему ваши?

— Потому что, собственно говоря, все лица грузинской национальности каким-то образом замешаны во всей этой истории. И известных людей периодически вспоминают журналисты. Мы к этому не имеем отношения и иметь не хотим! Тут комментарии излишни! Не хочу обсуждать, а то меня понесет — и я могу наговорить кучу лишнего.




Партнеры