Вне зоны риска

1 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 243

То, чем занимается владелец крупнейшей московской строительной корпорации Сергей ПОЛОНСКИЙ в свободное от работы время, сложно однозначно назвать хобби. Скорее это образ жизни.

Друзья и завистники говорят про него: он человек незаурядного склада, убежденный экстремал, никогда не испытывает чувства страха и может легко и красиво потратить внушительную сумму денег на свои увлечения. Насколько эти утверждения соответствуют действительности, выясняет Наталья ЗИГАНШИНА.

Впервые я услышала о Сергее Полонском как о предполагаемом российском космическом туристе. Об этой новости говорили и писали практически все средства массовой информации. Разглядывая его фото в скафандре, я думала: интересно, каким может быть человек, который готов потратить 20 миллионов долларов и преодолеть колоссальные нагрузки только ради того, чтобы попасть в огромное враждебное темное пространство.

Сергей оказался молодым энергичным привлекательным мужчиной атлетического телосложения. Мы с ним встретились в районе Кутузовского проспекта, в его кабинете на тринадцатом этаже современного офисного здания, принадлежащего его корпорации.

– Скажите, для вас экстремальная сторона жизни – это увлечение или что-то большее?

Мой собеседник ненадолго задумался, а потом посадил меня перед экраном своего ноутбука. На глянцевом мониторе начался фильм: вот Полонский за штурвалом самолета делает какой-то немыслимый вираж, а вот он исполняет сложную фигуру на сноуборде, спускается в морские глубины с аквалангом, участвует в скоростной гонке, едет на танке, прыгает с парашютом, падает в пропасть с тарзанки, парит в невесомости... Все это он делает легко и непринужденно.

– Вам бывает когда-нибудь страшно?

– Если человеку не страшно – значит, у него что-то с психикой не в порядке. Страх всегда присутствует в той или иной степени. Другое дело, что риск должен быть всегда обдуман. Если вы ни разу не управляли самолетом и садитесь за штурвал – значит, вы идиот.

– То есть вы никогда не рискуете необдуманно.

– Нет, никогда. У нас в компании есть четкие правила и даже подписан договор между всеми участниками-акционерами. Нам запрещено заниматься бейс-джампингом (это прыжок с парашютом с высотных зданий. – Прим. авт.), ходить в горы выше пяти тысяч метров и кататься на спортбайке по городу. Я вообще не сторонник каких-то вещей, которые проходят на грани, не считаю, что управление самолетом или вертолетом – это экстрим, равно как и поездки на снегоходах. Например, мы каждый год ездим на Кольский полуостров триста километров по льду, но, как правило, все хорошо подготовлены и знаем, что если что-нибудь случится, мы спокойно переночуем в тайге при 26 градусах мороза. Сноуборд, джип-трофи – этим занимается огромное количество людей, но это не значит, что все они хотят погибнуть. Это просто своеобразные, не всегда стандартные виды спорта.

– А у вас были какие-нибудь травмы?

– Да, но не много. Один раз я сломал руку на парашюте. А еще однажды на снегоходе повредил ногу – вылетел на 150 в тайге в снег.

– Меня очень взволновала информация о том, как вас в белых тапочках хоронили на кладбище ваши друзья и заколачивали крышку гроба. Это была реальная история?

– Ну, во-первых, это был не гроб, а яма. Это такой тренинг специальный. Ты ложишься в яму и лежишь там сутки, сверху кладутся палочки, на них – клеенка и все засыпается землей. Остается отверстие чуть больше спичечного коробка, чтобы был воздух.

– И вы там пролежали сутки?

– Ну да, а что такого?

– И как?

– Отлично! Ты находишься в полной изоляции, есть время остаться наедине с самим собой и поразмыслить, что в обычной жизни невозможно – постоянно какие-то звонки и встречи. А в данном случае нет выбора. Еще был очень интересный тренинг в Карелии: выбираешь место, выкладываешь круг радиусом четыре метра и в нем сидишь четверо суток без еды, но с водой. Ни телефона, ни компьютера, ни часов. Только ты и природа. Это очень необычное состояние.

– Вам, наверное, очень сложно бездействовать – вы очень энергичный человек.

– Самое сложное – делать то, чего ты не умеешь делать. Например, в этом году переходили через Атлантику. Тоже было очень интересно. Четырнадцать суток по пути Колумба под парусами. И когда ты со своей энергией оказываешься на кораблике в восемьдесят квадратных метров, то на седьмые сутки понимаешь, что весь мир живет и движется безотносительно тебя, что так же миллионы лет назад солнце всходило и садилось, и от того, что мы суетимся и что-то делаем, ничего не меняется. Когда ты это испытал, то совершенно по-другому подходишь к проблемам в бизнесе.

– Расскажите о вашей подготовке к космическому полету. Вы же ведь должны были стать вторым космическим туристом, но говорят, что ничего не получилось из-за вашего высокого роста. Если я не ошибаюсь, он один метр девяносто четыре сантиметра.

– Да нет, не в росте дело, американцы летают с ростом метр девяносто пять. Проблема была в другом: у меня строение ноги такое, что голень выше стандартной. Поэтому получилось так, что коленка уперлась в приборную панель. Была очень высока вероятность, что при посадке, когда взводится ложемент, мои колени влетят в приборную панель и я их сломаю. Специалисты из космического центра долго совещались, и мы приняли совместное решение отказаться.

– Что бы вы еще хотели испытать?

– Хотел бы поучаствовать в ралли Париж–Дакар и нырнуть на Северном полюсе под лед с аквалангом. Вот пока две самые последние свежие идеи.




    Партнеры