Бесперспективная пилюля

1 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 243

Объемы продаж лекарств в России растут. Россияне стали чаще болеть или принимать больше таблеток? Ничуть. Просто предпочтение в основном отдается дорогим зарубежным препаратам. Российские же лекарства по качеству и ассортименту пока плетутся в хвосте

«Вторичность» российского рынка вызывает уже настоящую панику в рядах некоторых экспертов. Отечественная фармпромышленность практически не предлагает ничего нового и хорошего, утверждают они. Причиной этого одни считают недостаточное внимание к отрасли со стороны руководства страны, другие – хаос в российском производстве лекарств.

ЗА ЧЕЙ СЧЕТ РАСТЕМ

Сегодня в России более 600 компаний производят медикаменты. Каждая из них предлагает обширные перечни лекарств. Однако полки аптек забиты зарубежным товаром. Почти 70 процентов лекарств, которые мы покупаем, сделаны за рубежом. Причем речь идет как о самых простых препаратах, так и о лекарствах от тяжелейших заболеваний.

Цены на российские и зарубежные лекарства заметно отличаются не в пользу последних. Но это не останавливает потребителя. Лучше дороже, но лучше, считает большинство наших сограждан.

В результате только за последний год средняя стоимость купленной упаковки лекарства увеличилась почти вдвое. За первую половину нынешнего года каждый из нас потратил на медикаменты в среднем по 20 долларов.

Казалось бы, немного. Но вся страна за это время купила в аптеках лекарств почти на такую же сумму, что и за весь 2001 год, – на 3 миллиарда долларов. И все это во многом благодаря активному притоку дорогих иностранных лекарств.

Совершенно иная картина в соотношении зарубежных и отечественных препаратов в России была буквально 15 лет назад. Мы обходились отечественными препаратами, произведенными из советских субстанций, у нас разрабатывались новые лекарства…

Тогда отечественная фармацевтическая промышленность производила более 3 тысяч лекарственных средств. По словам руководителя Департамента Минпромэнерго РФ Юрия Дощицина, это позволяло обеспечивать потребности населения и больниц на 60–70 процентов.

Правда, иные эксперты утверждают, что и тогда далеко не все лекарства отвечали требованиям и максимально покрывали потребности советского пациента. Сколько людей, столько и мнений.

А ЕСЛИ ЗАВТРА БЛОКАДА?

Сейчас же большинство экспертов единодушны – кризис фармпромышленности налицо. Врачи и заслуженные медицинские деятели даже бьют тревогу: производство антибиотиков практически развалено, собственных субстанций у нас нет. Производим мы в основном дженерики из некачественного китайского сырья. В случае чрезвычайной ситуации и фармацевтической блокады со стороны западных держав мы останемся без лекарств.

Но так ли плохи дела в российской фармацевтике? Действительно, по данным специалистов, 97 процентов субстанций отечественная промышленность сейчас импортирует. Причем качество этого сырья далеко не всегда соответствует принятым стандартам.

При этом отечественная продукция довольно однотипна. По словам генерального директора дистрибьюторской компании «СИА Интернейшнл» Игоря Рудинского, десятки заводов производят одно и то же, фактически не увеличивая рынок, а дробя его.

К тому же многие выпускают в основном дженерики (аналоги оригинальных препаратов, продаваемые под международным непатентованным названием). Этот вариант гораздо дешевле брендовых препаратов, но по качеству не всегда соответствует оригинальной разработке. Такая ситуация, конечно, не способствует развитию здоровой конкуренции.

Наши фармацевты работают на устаревших производственных мощностях. 90 процентов российских фармпроизводителей продолжают действовать по давно устаревшим нормам, не имея средств на внедрение современных стандартов качества – так называемых GMP (good manufacturing practice).

Лишь несколько самых крупных фармацевтических компаний, таких как «Нижфарм», «Брынцалов-А», «Отечественные лекарства», «Акрихин», «Сотекс» (ГК «Протек»), «Фармстандарт», могут позволить себе широкомасштабную модернизацию производства.

Но и здесь не все ладно. Вот с Брынцаловым разразился скандал. Росздравнадзор требует приостановить действие лицензии ЗАО «Брынцалов-А». А в начале ноября Брынцалова к тому же призвали к ответственности за незаконное использование названия, очень похожего на наименование ранее зарегистрированного препарата другой фирмы. По решению суда Брынцалову придется выплатить компенсацию и уничтожить всю партию своего лекарства с незаконным названием.

«Брынцалов-А» – пример типичного российского предприятия, которое разбавляет наш российский фармрынок, но не является ключевым игроком, производящим оригинальную высококачественную продукцию. Но ситуация, которая возникла с ним, кстати, не в первый раз, скорее повод обратить внимание на проблемы этой ключевой и непростой в своем развитии отрасли. И решить наконец, что делать.

СПАСТИ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ФАРМПРОМ

Мнений по поводу того, как выйти из тупика, предостаточно. Кто-то полагает, что проблему с отечественными препаратами можно решить за 3–4 года, была бы политическая воля руководства страны.

Отличным примером здесь может послужить опыт Китая и Индии. Ведь они буквально еще несколько лет назад почти не имели собственного фармпроизводства. Но создали максимально привлекательные условия для прихода иностранных инвесторов.

Сегодня в Индии, например, работает около 200 предприятий. И их производственные мощности соответствуют международному стандарту качества GMP.

Российское государство двинулось своим путем. В июне 2006 года власти заявили о намерении организовать государственный фармацевтический холдинг.

«Целесообразно создать с участием негосударственных инвесторов интегрированную (холдинговую) научно-производственную структуру, объединяющую разработчиков и производителей лекарственных и иных средств биологической защиты, в форме ОАО, не менее 51 процента акций которого будут находиться в федеральной собственности», – пояснял свои намерения Роспром, курирующий новый проект.

Фармацевты государственную инициативу восприняли скептически. Почему? Прежде всего потому, что между заявлениями и ощутимыми делами в России, как правило, проходит много времени. Пока оснований для смены настроений в отрасли не находится: за полгода никаких подвижек не произошло. Госфармкорпорация так и остается пока голубой мечтой.

Между тем вариант выхода из кризиса, например, за счет иностранных инвестиций, вполне жизнеспособен. И западные иностранные компании проявляют интерес к российскому производству. По мнению генерального директора центра маркетинговых исследований «Фармэксперт» Николая Демидова, сегодня инвестиционный потенциал иностранных фармкомпаний достаточно силен, чтобы увеличить свое присутствие в российском бизнесе. Причем значительно.

Несмотря на опасения нестабильности российского законодательства, коррупции и других, присущих исключительно России аспектов, иностранцы все более внимательно присматриваются к нашему фармпрому.

Одна из причин этого – быстрый рост отечественного рынка.

Уже сегодня целый ряд российских фармпроизводств развивается за счет иностранных инвестиций. По словам генерального директора маркетингового агентства DSM GROUP Александра Кузина, в сегменте производства доля иностранного капитала – примерно 80 процентов.

Зарубежные компании покупают российские фармпредприятия или вкладывают средства в реконструкцию устаревших линий существующих заводов. Благодаря этому перечень менее дорогих качественных лекарств, сделанных в России по современным технологиям, постоянно расширяется.

Позитивным примером участия иностранного капитала является «Нижфарм». Одно из старейших российских предприятий в начале 2005 года вошло в структуру немецкой STADA Arzneimittel AG, что дало «Нижфарму» возможности расширить количество выпускаемой продукции и осваивать новые рынки.

Совершенно иной вариант сотрудничества возник весной. Крупная международная компания Eli Lilly безвозмездно передала российской компании «СИА Интернейшнл» технологию производства современных противотуберкулезных препаратов.

Они поставили единственное условие: компания обязана передавать определенное количество продукции по минимальным ценам Всемирной организации здравоохранения.

Более осторожны иностранцы, когда речь идет о строительстве в стране заводов «с нуля».

Сейчас вложение средств в российские заводы иностранным компаниям становится более выгодно. Но не потому, что чиновники идут навстречу инвесторам. На обещания российские власти не скупятся...

Но пока государственные инициативы все больше направлены на ужесточение правил реализации препаратов иностранного производства на территории страны.

Так, с весны чиновники активно обсуждают новые правила, обязывающие иностранные компании, ввозящие свою продукцию в Россию, открывать у нас свои представительства. Они будут отвечать за качество продукции. В случае чего в адрес этих представительств население сможет предъявить претензии по качеству таблеток, оправдывают свои действия чиновники. Это самое «безобидное» намерение властей в отношении зарубежных производителей.

Летом обсуждались и другие варианты развития событий. В октябре озвучили другое намерение – ограничить участие иностранных компаний в государственной программе дополнительного лекарственного обеспечения в пользу отечественного производителя.

Все эти нововведения вызвали переполох в рядах производителей и покупателей. А вдруг новые правила, регулирующие продажу иностранных лекарств, будут внедрены быстро, а какие-то компании не успеют подготовиться к ним?

Результат, учитывая опыт борьбы с молдавскими и грузинскими винами, легко предсказуем. С аптечных полок на какое-то время могут исчезнуть кому-то очень нужные препараты. Хорошо, если нововведение затронет только лекарства, имеющие российскую альтернативу...

Между тем, по данным Роспрома, в России сегодня полностью отсутствуют отечественные антибиотики нового поколения. Нет многих противотуберкулезных и обезболивающих препаратов, лекарств для онкологических больных, инсулина.

ФАЛЬСИФИКАТ: ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ?

Качество производимых в стране лекарств не единственная проблема, с которой сталкиваются продавцы и покупатели медикаментов. Чиновники утверждают, что более половины лекарств на рынке – подделка. По данным Росздравнадзора, чаще всего (почти в 70 процентах случаев) подделывают импортные препараты. 38 процентов фальсификата приходится на антибиотики, 7 – на спазмолитики, 6 – на противовоспалительные лекарства.

На этой почве российские власти устроили «охоту на ведьм»: тотальные проверки аптек, угроза лишения лицензий тех, у кого будет обнаружен фальсификат, внедрение особых маркировок и др. Эксперты высказывают опасения, что некоторые из этих мер также могут спровоцировать серьезный кризис на российском рынке.

Фальсификат в России, считают специалисты, конечно, есть, как в Европе и США. Но доля его, по разным оценкам, составляет от 1 до 15 процентов. Причем, по данным того же Росздравнадзора, за последние 3 года подделок выявляется все меньше – на 25–35 процентов ежегодно. И это несмотря на увеличение количества проверок.

Предлагаемые же меры по борьбе с подделками уже вызвали оживленные дискуссии среди участников рынка.

К тем же последствиям, что и введение новых правил для иностранных производителей, но в более глобальных масштабах, может привести обсуждаемый новый метод контроля качества медикаментов. Речь идет о системе защитной маркировки, аналогичной акцизным маркам на алкогольной продукции.

В мировой фармацевтической практике есть аналогичные прецеденты: некоторые компании уже применяют защитные RFID-чипы. Но примеры эти единичны, широкое внедрение таких систем занимает долгие годы.

«Маловероятно, что российские предприятия в ближайшее время повально начнут внедрять Hi-Tec-разработки в свою продукцию, – замечает генеральный директор Национальной дистрибьюторской компании Настасья Иванова. – Такие высокотехнологичные системы могут применяться для отдельных дорогих препаратов, но в большей степени это будет маркетинговым ходом. Как вариант – такая маркетинговая стратегия может быть использована каким-либо игроком на российском рынке для позиционирования ряда препаратов как более современных и высококлассных».

Зато из-за сложностей во внедрении подобных систем в технологический цикл производства лекарств могут возникнуть проблемы. Непонятно пока, как решить вопрос маркировки ампул и одновременного обеспечения их стерильности? Каким образом должны будут маркировать продукцию основные поставщики российского рынка – иностранные компании, на одной и той же линии производящие препараты для различных стран?

И самое главное – кризис на алкогольном рынке страны, возникший в результате введения ЕГАИС, показал, к чему приводят поспешные решения. Пока реформы вызывают у сотен тысяч граждан страны, жизнь которых напрямую зависит от лекарств, серьезные опасения: а вдруг с полок аптек исчезнут жизненно важные препараты?

«Российский рынок просто не готов к таким инновациям, – считает ведущий аналитик PRESSTO Pharma Communications Виктор Ефимов. – К внедрению такой системы не готова не только промышленность, но и розница. Не все аптеки оснащены компьютерами для предметно-количественного учета. В некоторых нет даже телефона. Еще одна опасность состоит в том, что цены на защищенные препараты могут значительно увеличиться».

Вопрос, есть ли будущее у русской таблетки, беспокоит многих. Некоторые примеры возрождения и развития отечественного фармпрома внушают небольшой оптимизм. Но о значительном подъеме и выходе из кризиса российской медицинской промышленности говорить пока рано.

Не исключено, что фармацевтические предприятия пойдут по тому же пути развития, что и аптеки. Благодаря объединению в крупные аптечные сети они теперь могут оптимизировать инфраструктуру и лучше контролировать качество лекарств и препаратов.

Вероятно, что объединение заводов с последующей модернизацией и диверсификацией производства позволит, наконец, увеличить долю отечественных препаратов на нашем фармрынке.

ЗАЧЕМ ЛЕКАРСТВА АЛКОГОЛИКАМ?

Не секрет, что некоторые люди употребляют медицинские настойки не по назначению. Наибольшей популярностью всегда пользовались настойки боярышника и стручкового перца, содержащие высокий процент спирта. Как говорится, дешево и сердито.

Алкогольный кризис, возникший в стране из-за введения новой системы контроля алкогольной продукции ЕГАИС, привел к беспрецедентному росту продаж этих невинных настоек.

Все бы было хорошо: производителям – прибыль, народу – дешевое спиртное, если бы не массовые отравления. Вызваны они в большинстве случаев не качеством, а количеством выпитого. В алкогольном опьянении человек забывает, что настойка боярышника – прежде всего лекарство.

Сейчас, по информации экспертов, продажи этого «бестселлера» несколько нормализовались. Но отравления продолжаются. Чтобы предотвратить хаос, власти хотели даже ввести систему учета фармакопейных спиртов, аналогичную ЕГАИС.

Но заместитель руководителя Росздравнадзора Елена Тельнова утверждает, что ничего подобного не планируется. Впрочем, на сегодня нашелся более простой выход из ситуации: теперь популярную настойку будут разливать в небольшие емкости объемом 25 миллилитров. Употребляйте исключительно в лечебных целях.




Партнеры