Полноценные члены второго сорта

1 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 256

После долгих сомнений и дискуссий Евросоюз все-таки дал «зеленый свет» на принятие с 1 января 2007 года двух новых членов – Болгарии и Румынии. Правда, одновременно было объявлено о намерении пристально контролировать действия этих стран в тех областях, где они отстают от требований ЕС, и даже применять к ним определенные санкции


Почему же новое расширение Евросоюза все-таки состоялось? Об этом ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Ирина КОБРИНСКАЯ рассказывает Наталии БАБАСЯН


Наталия Бабасян. Еще в сентябре президент Германии Хорст Келлер говорил о несоответствии Болгарии и Румынии требованиям, предъявляемым к странам ЕС, и настаивал на том, что эти страны должны реформировать юридическую систему и устранить недостатки в сфере борьбы с коррупцией и оргпреступностью до вступления в ЕС. Речь шла о возможности переноса их принятия в Евросоюз на год. Однако чуть позже глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу представил доклад с рекомендациями государствам-членам ЕС принять в свои ряды Болгарию и Румынию. Но на довольно жестких условиях. Чем можно объяснить эту ситуацию?

Ирина Кобринская. Германия – одна из тех стран, которая, с одной стороны, очень корректно относится к проблеме расширения ЕС в силу своих исторических особенностей. С другой – Германия совсем не относится к числу тех стран, которые руками и ногами борются за дальнейшее расширение Евросоюза. Оно не видится руководству страны способом эффективного развития ЕС.

Существует несколько концепций развития Евросоюза. Одна из них – это большая эффективность, углубление интеграции, взаимодействие, в том числе с переходом на внешнеполитическую сферу. Другая видит Евросоюз как расширяющийся институт. Германия относится ко второй концепции очень осторожно.

Болгарии и Румынии было обещано принятие в ЕС, назначен срок. Но не так давно было обещано и Турции. Не исключено, что в Германии принятие этих двух стран в ЕС рассматривается как знак надежды и для Турции. Принятие Турции в Евросоюз – это совсем другая история, которая касается уже другого качества ЕС, его «европейскости», если можно так выразиться.

Сказать, что Болгария и Румыния стопроцентно готовы к вступлению в Евросоюз, конечно, нельзя. Хотя расширение ЕС – это не расширение НАТО, и здесь существуют определенные критерии, которые достаточно понятны и проверяемы. Это и Маастрихтские критерии, и критерии, связанные с политическими и экономическими проблемами. Болгария и Румыния готовы к вступлению в ЕС ровно настолько, насколько были готовы страны Центральной и Восточной Европы, которые уже приняты в Евросоюз.

Позиция Баррозу отражает политику Евросоюза, на данный момент достаточно невнятную в первую очередь для самого Брюсселя. Брюссель не определился со своей стратегической и даже среднесрочной перспективой. Скоро там должен появиться доклад о способности Евросоюза к «абсорбции», то есть на тему того, насколько ЕС способен еще расширяться, сколько еще стран он способен «переварить»…

Складывается ощущение, что это уже расширение ради расширения…

Нет. Проблема в том, что Евросоюз сейчас переживает достаточно серьезный кризис. Это кризис между ЕС как наднациональным институтом и национальными государствами. Национальные государства стали возражать против дальнейшего расширения ЕС, причем не на уровне политической элиты, а на уровне общества, которое чувствует негативные последствия расширения. Проблемы принятия Евроконституции, референдумы во Франции и Нидерландах – это однозначное «нет, мы больше не хотим» дальнейшему расширению. Поскольку речь идет о демократических странах, переступить через волю этого общества политики не могут.

Это не блок НАТО, расширения которого народ практически не замечает. Расширение ЕС – это открытие старых стран-членов для новых, в первую очередь для рабочей силы. И жители «старой Европы» это очень хорошо чувствуют. «Польский сантехник» – это совсем не химера. И позиция государств, населению которых было до расширения хорошо, но становится хуже, будет ощущаться с каждым годом все больше и больше.

Болгария и Румыния – страны с маленькой экономикой, но и не очень большим населением. Это не Польша. Почему бы их и не принять? В особенности если учесть, что эти страны обладают выходами на море и в определенной степени могут быть полезны ЕС. Существует еще и третий момент, который тоже надо учитывать. Существуют постсоветские страны. Любое решение по Болгарии, Румынии и кому бы то ни было – это сигналы, которые ловятся в Киеве, Кишиневе, Тбилиси. Евросоюз это хорошо понимает.

Сейчас представители ЕС говорят: «Мы соблюдаем обязательства. Страны-кандидаты хорошо ли плохо ли, но выполнили наши условия, соответствуют нашим критериям, мы их принимаем». Это сигнал тем странам, которым ничего не обещают: «Не расслабляйтесь, когда-нибудь дойдет очередь и до вас». Хотя ни в одном документе, определяющем отношения между ЕС и Украиной, Грузией или Молдавией, членство в Евросоюзе не упоминается.

Что дало предыдущее большое расширение ЕС на 10 новых членов странам-реципиентам и вступившим государствам?

Эксперты считают, что достаточно высокие темпы развития экономики новых членов ЕС дают дополнительный импульс экономике Евросоюза в целом, появляется большая динамика. С другой стороны, и ЕС испытывает проблемы с недавно вступившими в него странами, и эти страны испытывают проблемы с Евросоюзом. Они до сих пор не стали членами «зоны евро», их туда не пускают, используя в качестве аргумента, например, десятые или сотые доли инфляции или бюджетного дефицита, превышающие установленный порог. Это, безусловно, вещи политические. Они приняты полноценными членами, но остаются чуть-чуть второго сорта.

Страны старого ЕС в полной мере почувствовали проблему дополнительной полноправной рабочей силы, и им она не очень нравится. Среди новых членов картина достаточно разнообразна. Страны Балтии чувствуют себя в ЕС достаточно комфортно. Совсем по-другому выглядит ситуация в Польше. Нынешний взлет польского национализма, с одной стороны, мотивирован внутренне, но, с другой стороны, он выливается в откровенно антиевропейскую политику страны. Польша делает все не так, как хочется Брюсселю, начиная с мелочей и кончая вещами достаточно серьезными. Венгрия, которая считалась спокойной и продвинутой страной, потрясла всех в этом году серьезными взрывами. Оказалось, что членство в Евросоюзе совсем не означает отсутствие политических или экономических кризисов, и определенный потенциал нестабильности в этих странах как странах трансформационных по-прежнему сохраняется.

С точки зрения евроскептиков расширение ЕС выглядит крайне перспективно в смысле будущей дезинтеграции Евросоюза. Что вы об этом думаете?

Я бы на их месте не слишком на такую перспективу надеялась. Евросоюз на ближайшее время замораживает свое расширение.

В то же время ситуация в ЕС будет выглядеть скорее всего как у Оруэлла: все равны, но некоторые равнее других. Есть страны более продвинутые и менее продвинутые, старые члены и новые. Эта модель так называемых концентрических кругов не будет дезинтеграцией, но некоторое ослабление ЕС принести может. Произойдет это или нет, пока говорить рано. Все зависит от того, как будет развиваться ситуация с принятием Евроконституции. Может быть, будет разработан какой-то новый документ вместо нее, потому что шансов принять этот конституционный договор нет. Существует еще и такая немаловажная вещь, как Россия. В случае если сотрудничество России с ЕС начнет более интенсивно налаживаться – то ли в виде подписания договора в новом формате, то ли в рамках пролонгированного старого договора – и осуществится план создания общей экономической зоны, который прописан, мы увидим еще более размытую структуру Евросоюза. Но это совсем не значит, что ЕС дезинтегрируется. Такое может произойти, если, например, недавно вступившие страны вдруг начнут выходить из него. Потенциально на это могла быть способна Польша. Но, учитывая осложнившиеся отношения Польши с Америкой, вряд ли ее руководство решится на подобный шаг.




Партнеры