Паяц всея Руси

Максим Галкин: “На Пугачевой меня женили насильно”

24 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 330

После развода Филиппа Киркорова с Аллой Пугачевой молва тут же “назначила” на ответственный пост нового супруга Примадонны юмориста Максима Галкина. Некоторые посчитали, что близкий друг певицы как нельзя лучше справится с ролью звездного возлюбленного — и молод, и известен, и за словом в карман не лезет, и ордена от президента получает. А тут Максим решил еще и запеть по-настоящему — то есть своим голосом. Ну как же поклонникам не призадуматься.

Орден взамен ТЭФИ

— Что чувствуешь, когда в 30 лет получаешь настоящий орден?

— Мне только присвоили орден Дружбы. Президент подписал указ. Но лично награду пока не вручили. Мне приятно, что мою работу оценили, тем более орденом. Я, например, равнодушен к званиям в актерской профессии. Не стремлюсь к тому, чтобы стать заслуженным или народным. На мой взгляд, звания должны быть только в армии. Но вот к орденам отношусь трепетно.

— А почему в таком случае не оценили вашу телевизионную работу наградой ТЭФИ?

— Да, я номинировался уже в шестой раз. На мой взгляд, ТЭФИ я давно заслужил. Вот так нескромно я скажу. (Улыбается.)

Первый раз я шел с надеждой, что мне что-то дадут. Потом понял, что не туда попал. На второй и третий годы я не пошел. На четвертый я совсем про нее забыл. На шестой подумал, что давно не был, схожу сфотографируюсь. Ничего так, посидел, нормально. (Смеется.)

Мне с академиками как-то не везет. К тому же за академиками сидит ряд людей, которые бьют академика по плечу со словами: “Ну ты ж за меня?”. Это странно, даже если это делается в шутку. Все больше это напоминает междусобойчик. А хотелось бы, чтобы это имело вид какой-то национальной премии.

— Говорят, что вы специально надели в этот раз свой счастливый галстук.

— Это домыслы. Я надел галстук, который подошел к костюму. Все же это светское мероприятие — поэтому оделся как подобает. А галстук хороший. Я его в Лос-Анджелесе купил.

Шутки над президентами

— Тяжело было в принципе влиться в коллектив пародистов, лицедеев и юмористов?

— Я не имел актерского образования, не имел имени. Году в 97-м выступал в цирке на Цветном бульваре и встретил Клару Новикову за кулисами. Тогда в цирке непросто было концерты давать — дети орали, деревянные сиденья хлопали, когда с них вставали...

(Максим начинает имитировать голосом звуки хлопков — бдыщь, бдыщь, бдыщь, бдыщь!)

...Степень невнимания колоссальная. И тут вдруг Клара Борисовна, выйдя на сцену, делает кульбит, кувырок через голову — оживились все. Ее выступление имело большой успех, я был поражен. Тогда она мне сказала: “Нам, эстрадникам, тяжело хлеб дается. Не представляю даже, как у вас все сложится”. Вообще меня многие предупреждали, что будет трудно. Но я жил не только этим. Занимался лингвистикой, образованием, не зацикливался на эстраде. Но постоянно работал в этом направлении. Так и выплыл.

— Случалось так, что у вас появлялись недоброжелатели из тех, на кого вы делали пародии?

— Давления я не чувствую. Но бывает, через третьих лиц передают, что “тому-то” не понравилось. К сожалению, юморист не может угодить всем.

— Что-то из пародий на Ельцина, Путина вырезали когда-нибудь?

(Болтает пустой соломинкой в бокале.)

— Нет, меня политическая цензура не касалась. На какие темы хотел, на те и шутил.

— Случалось, что не удавалась пародия на человека?

— В принципе можно изобразить любого человека, если, конечно, он не инопланетянин. Но вот сейчас у меня никак “не получается” телеведущий Володя Соловьев. Я ему периодически докучаю вопросом: “Володь, что в тебе есть такого, за что зацепиться?” Бывают сложные персонажи. Но, как поет Дмитрий Билан, “Невозможное возможно!” (Смеется.) Как раз хочу Диму изобразить. Если получится, будет номер в новогодней программе.

— Для вас актуально понятие вхождения в образ?

— Никакого вхождения-погружения не существует. Это как пальто на себя надеть. Я примеряю на себя не только голос и жесты, но и темпоритм мышления. Я не выхожу и не вхожу в образ. Я не проживаю его по системе Станиславского, никакой внутренней борьбы.

Брачные игры с Примадонной

— Друзей часто разыгрываете?

— Я ненавижу розыгрыши. Обманывать долго я не могу — не хватает терпения. Бывают, конечно, импровизации. Как правило, человек в них верит, но уже через две минуты мне становится скучно. И я колюсь.

— По поводу “колоться”...

— Что? Какого колодца? Учкудука, что ли? (Смеется.)

— По поводу того, что вы рано или поздно раскрываетесь. Сейчас ажиотаж вокруг вашей свадьбы с Примадонной уже спал...

— А он был?

— Имел место. Признайтесь, что за этим стояло?

— Я никогда ничего не придумывал. У нас с Аллой Борисовной никогда не было таких планов — жениться. Мы дружим, близко общаемся. Но о свадьбе я не говорил. Не я запускал слух, не мне его и останавливать.

— Поговаривают, многие ваши знакомые “оскорбились”, узнав, что вы не пригласили их на свою свадьбу.

— Кто-то звонил. Но, как правило, это были далекие знакомые, которые редко меня видят. Что-то было типа: чего не приглашаешь?

— Эта суета в прессе как-то отразилась на ваших отношениях с Пугачевой?

— Нет. Абсолютно. Уж кто-кто, а Алла Борисовна привыкла к суете вокруг себя. И я привыкаю.

Алла дала вокала

— Почему вы решили запеть? Наверное, Алла Борисовна посоветовала?

— Началось все с пародии. Я запел пародийно. А своим голосом — это, конечно, благодаря Алле. Она предложила спеть с ней “Будь или не будь”. И я спел. Могу сказать, что у меня это дело развивается. И Алла говорит, что я все лучше и лучше пою. Нужна практика, как и в пародии.

— С Пугачевой советуетесь?

— А с Аллой Борисовной и советоваться не надо. Если ей что-то не понравится, она скажет. Часто подсказывает в плане вокала.

— Я слышал, что ваша новая песня “Два пролета вниз головой” занимает сейчас первые места в хит-парадах радиостанций.

— Может быть, не самые лидирующие места, но в хит-парадах она есть.

— Сами написали слова, музыку?

— Нет. Это написал Сережа Ревтов. А мой менеджер нашел и мне принес.

— В перспективе планируется выпуск альбома?

— Из-за обилия формата МР3, Интернета и всего на свете рынок компактов-дисков за последние 3 года обвалился. И не только у нас, но и на Западе. Звезды, которые много лет получали гонорары с продаж своих альбомов, срочно поехали по гастролям, деньги зарабатывать. (Смеется.) Так что запись диска для меня не очень актуальна. Выпустить альбом, чтобы себя порадовать, это я всегда успею. Шобы было! Внукам буду показывать и говорить: “Вот, пел я когда-то!”

Фотографы лезут в рот

— Вы редко появляетесь на различных вечеринках...

Галкин прерывает меня словами:

— Вы вот так почесали у виска. Это значит, что вы не согласны с этим. Когда человека что-то смущает, он манипулирует руками. Значит, вы считаете, что я много появляюсь. (Смеется.)

— Говорят, что публичный человек должен появляться на некоторых мероприятиях даже тогда, когда ему этого не хочется. Согласны?

— Я тут включил телевизор, а Ксения Собчак в сериале про себя рассказывает: “Как хорошо мне! Я не пою. Мне не надо снимать клипы. Я пришла, мне все рады. Мне не нужны продюсеры”.

Молодец! Она не поет, не пишет песни, но благодаря какому–то дикому появлению на всех тусовках к ней приклеился ярлык светской львицы, ее стали узнавать. Собчак — это наш вариант Пэрис Хилтон. Вот это путь, когда ходить на светские мероприятия надо.

А меня и так много на ТВ. Я выступаю, я веду программу, я пою, если к этому еще добавить тусовку, будет ощущение, что я везде. Тем более, я человек публичный — нужно держать лицо. Даже бутерброд в рот не засунешь, потому что тебя с этим бутербродом сфотографируют. Тут же надо не забыть надеть очки, потому что из-за своей близорукости я могу кого-нибудь не увидеть, не поздороваться.

Изнасилован Красной Шапочкой

— Ведете на ТВ азартную игру, а сами подвержены этой страсти? Играете во что-нибудь?

— Люблю сыграть в преферанс с друзьями. В этом я азартен. Но это случается не часто. Бывает на отдыхе, на горнолыжном курорте мы собираемся в лобби гостиницы часа в четыре вечера и играем допоздна — здорово!

— Слышал, что вы не пьете и не курите? Говорят, что даже не пробовали ни разу, это так?

— Никогда не курил, но спиртные напитки пробовал. Могу выпить 50 граммов коньяку, но не более того.

— Но какие-нибудь вредные привычки вам присущи?

— Вредные привычки? Я борюсь с непунктуальностью. Это вполне даже вредная привычка. Моя вредная привычка — поздно ложиться. А поздно ложиться, значит, можно проспать.

— Бывают такие моменты, когда вы говорите себе: “Что-то я устал уже народ веселить?”

— Конечно, бывают.

— Что делаете?

— Не веселю. Я иногда устаю не от веселья даже, а от самого себя. Старые номера приедаются. Народ просит: “Хотим про Красную Шапочку!” И они не понимают, что нельзя рассказывать постоянно с тем же успехом один и тот же монолог. Им хочется послушать, но это не песня. Но мне достаточно пару дней не повеселить, как я уже ищу публику.

В этот момент Максим начинает почесывать ухо. Я ему замечаю:

— Вы тоже чешете ухо. Значит ли это, что вы сейчас лукавили?

— Это зачесалось. Честно. (Улыбается.)

— Скоро Новый год, как будете отмечать?

— Я всегда отдыхал в Новый год. Может быть, для разнообразия попробую поработать. Специальных планов по встрече Нового года нет. В начале января поеду кататься на горных лыжах, а до этого могу кого-нибудь и повеселить.






Партнеры