Саддам спускается в ад

Хусейн умер так же хладнокровно, как и убивал сам

5 января 2007 в 00:00, просмотров: 309
  — Пусть этот человек повисит еще минут восемь. Долой диктатуру… — на видеозаписи плохого качества, сделанной на мобильный телефон, видны последние мгновения жизни экс-президента Ирака Саддама Хусейна. Казнил его, по некоторым данным, лидер иракских шиитов Муктада ас-Садр, чьего дядю Саддам в свое время отправил к праотцам. Но диктатор не потерял внутреннего обладания и в последний момент. “Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его”, — стальным голосом произнес Саддам Хусейн, и через мгновение эшафот под ним провалился с треском.
     
     Через 48 часов после того, как Апелляционный суд Ирака подтвердил смертный приговор Хусейну, состоялось экстренное совещание правительства Ирака, на котором присутствовали представители американских оккупационных властей. К их досаде, выяснилось, что премьер-министр Малики настаивает на немедленной казни Саддама и не хочет использовать предоставленную судом 30-дневную отсрочку. Вот как описывал ход совещания один из его участников: “Иракцы были в растрепанных чувствах. Они говорили: “Кто, в конце концов, должен казнить его — вы или мы?” Американцы отвечали, что, само собой разумеется, Саддама должны казнить иракцы. “Тогда, — говорили иракцы, — это наша проблема, и мы будем нести ответственность за все последствия. Любой урон ляжет на наши плечи, а не на ваши”. Как считали в Ираке, жизнь Саддама зависела “от Бога и президента Буша”. Буш, отдыхавший на своем техасском ранчо Кроуфорд, дал отмашку. Его представители в Багдаде сказали премьеру: “Вешайте вашего Саддама, но соблюдайте декорум”.
     Для декорума были необходим указ, подписанный президентом и двумя вице-президентами Ирака. Президент-курд Джалал Талабани, принципиальный противник смертной казни, отказался подписывать указ, разрешающий казнь диктатора. Лишь на словах он сказал, что “не возражает”. Второе препятствие было религиозного характера. Ислам не разрешает казнить правоверных в дни великих мусульманских праздников, а казнь Саддама приходилась на начало праздника Ид-аль-Адха. В данном случае “поступились принципами” шиитские аятоллы. Их высший конклав Марджайя из священного города Наджаф телефонировал премьеру свое исламское “о’кей”.
     Заручившись согласием президента и аятолл, Малики немедленно отправил письмо министру юстиции, в котором приказывалось “привести в исполнение повешение, как только наступит 6 утра субботы”. 30 декабря премьер обзвонил 14 высших чинов своего кабинета. Они собрались в его резиденции. А в 3.30 их десантировали на американском вертолете на площадку близ бывшего Республиканского дворца, расположенную в северном пригороде Багдада Хадимия, где должна была состояться казнь.
     Пока официальные свидетели казни подъезжали к Хадимии, в десяти милях от нее в Кэмп-Кроппере с нар подняли спящего Саддама. Ему предъявили, как в футболе, красную карточку — весточку смерти. По злой иронии судьбы этот обычай был введен в годы правления Саддама. Утро казни было холодным, и Саддам вместо оранжевого тюремного костюма надел на белую рубашку длинное черное пальто, на голову — вязаную шапку и обвязал шею шарфом. Американский вертолет “Блэк хок” взял Саддама на борт и доставил в Хадимию, по пути приземлившись в американском военном лагере “Кэмп Справедливость”. Там Саддама передали в руки подразделения иракской национальной полиции.
     Хусейна ввели в комнату, где была установлена виселица с красными ограждениями. Комната находилась в здании, которое когда-то было штаб-квартирой саддамовской военной разведки. Стража передала Саддама в руки палачей в масках. Саддам сразу же опознал в своих палачах шиитов — по их темно-коричневой коже и южному диалекту. Сам Саддам был суннитом и в годы своего 30-летнего правления жестоко расправлялся с шиитами.
     Комната, в которой должна была свершиться казнь, была холодной и плохо освещенной. В ней стоял неприятный запах. По словам одного из очевидцев, все это создавало “меланхолическую атмосферу”. В комнате негде было повернуться. В нее набились 14 свидетелей и еще 11 человек — стража и телевизионная группа.
     Палачи сняли с Саддама шапку и шарф. Затем экс-диктатора, у которого руки были в наручниках, ввели в соседнюю комнату, где судья зачитал ему смертный приговор.
     — Да здравствует нация! Да здравствует народ! Да здравствуют палестинцы! — восклицал Хусейн, пока судья зачитывал вердикт.
     Затем приговоренного к казни вновь препроводили в комнату с виселицей. Саддам выглядел спокойным, уверенным, сильным. Генеральный прокурор спросил Саддама, кому он хочет передать свой Коран? Саддам ответил — Бандару, сыну Авада аль-Байдара, бывшего верховного судьи Революционного суда Ирака, который, как и Саддам, был приговорен к смертной казни.
     В комнате наступила тишина. Все, включая Саддама, стали молиться: “Мир Мохаммеду и его святому семейству…” Тишину нарушило скандирование палачей: “Моктада! Моктада! Моктада!” Моктада ас-Садр — воинствующий шейх, глава могущественной милиции, совершающей сейчас акты насилия против суннитов. Ходят слухи, что его отца — шейха Мухаммеда Садик аль-Садра — убили по прямому приказу Саддама. По просочившимся в прессу данным, он лично присутствовал при казни.
     — Моктада? — повторил за своими палачами Саддам и сплюнул.
     Моваффак аль-Рубайс, советник по делам национальной безопасности, спросил Саддама, испытывает ли он раскаяние и страх?
     — Нет, — ответил Саддам. — Я человек воинственный и не знаю страха. Я всю свою жизнь провел в джихаде и борьбе с агрессорами. Люди, избирающие такую судьбу, страха не ведают.
     Наконец Саддама подвели к виселице. Он был спокоен и не сопротивлялся. Саддам высоко держал голову, и ни одно слово раскаяния не вырвалось из его уст. Палачи предложили ему капюшон на глаза. Саддам отказался. Палачи объяснили ему, что толстая веревка может сильно повредить его шею, и посоветовали обмотать ее шарфом. Саддам согласился. Он взошел на высокую платформу, под которой зияла глубокая дыра.
     Саддам продолжал молиться. Затем он произнес последние слова: “Пусть будут прокляты американцы и персы!” Голос его был ясным. Никаких запинок и спазмов в горле. В 6.10 из-под ног Саддама выбили подставку. Казалось, он долго падает. Но смерть наступила быстро. Уже через минуту тело перестало биться в конвульсиях. Глаза его по-прежнему оставались широко открытыми. На шее зияла страшная рана.
     Когда тело Саддама вынули из петли, раздался приказ не прикасаться к нему в течение трех минут. Три минуты растянулись на 18 часов, в течение которых труп повешенного хранился в секретном месте. Но тут неожиданно вмешались американцы, сытые по горло отрицательными импульсами, вызванными казнью. Военные власти США послали вертолет за главой племени Албу-Насир, к которому принадлежал Саддам Хусейн. Глава племени Али аль-Нида подумал, что его везут в Багдад на казнь, и перед отлетом накропал завещание. А вместо виселицы его ждал просто еловый гроб с телом Саддама.
     Гроб погрузили на борт вертолета, и в сопровождении Али аль-Нида повезли над пустыней на американскую базу Кэмп-Спейхер на окраине Тикрита, родины Хусейна. Там гроб был передан иракскому конвою, который повез его в городок Авайя, где родился Саддам. Люди племени Хусейна и местные власти выдолбили в мраморном полу главного зала приемов могилу. Туда опустили гроб с Саддамом. Крышка была закрыта. Люди со слезами и молитвами бросились на гроб. Один из них, безумный юноша, причитал: “Нет, он не умер! Я слышу, как он говорит со мной!”
     Могила под сводами дворца — временное пристанище Саддама. Со временем его окончательно похоронят на кладбище в предместье Авайи рядом с сыновьями Удаем и Квизаем, убитыми американскими коммандос. Так на иракской земле возникнет “святыня” — неиссякаемый источник мести и братоубийства…
     
     P.S. Вчера стало известно, что был арестован человек, заснявший на мобильный телефон казнь Саддама Хусейна и распространивший видеозапись через Интернет. Хотя его имя не сообщается, известно, что это один из иракских чиновников, присутствовавших на казни 30 декабря.



Партнеры