Смешной инстинкт

Сергей Мигицко: “С королевским пингвином я жить отказался”

14 января 2007 в 00:00, просмотров: 370
  Во время нашего разговора актер питерского Театра Ленсовета и ведущий канала “Культура” Сергей Мигицко хохотал, жестикулировал и гримасничал, почти не переставая. Наверное, именно веселый нрав и одесское воспитание располагают к Сергею героев его программы — актеров, музыкантов, артистов самых разных жанров, к которым он наведывается в гости каждую неделю с вопросом “Кто в доме хозяин?”.

Козленок Боярского

     — Как вы думаете, почему именно вас в свое время пригласили вести программу? Вы же драматический актер.
     — Особого телевизионного опыта у меня, конечно, нет. Зато я, как артист, могу что-нибудь изобразить. Мы же стараемся вводить в передачу элемент театра: я иногда надеваю парик, клею усы. К тому же я обожаю животных — посюсюкаться с ними, поговорить…
     — Поговорить?
     — У моего любимого друга Миши Боярского был кот. Мишина жена и моя однокурсница Лариса Луппиан с ним никогда не беседовала. И я ее все время ругал: разговаривай побольше со своим котом! Она, конечно, думала, что я немного “ку-ку”.
     — У Боярского-то передачу снимали?
     — Конечно. Я тогда вспомнил, что когда-то очень давно, снимаясь в “Трех мушкетерах”, Миша притащил домой в Питер из Украины козленка. Ему его кто-то подарил…
     — Живого?!
     — Живого! А они жили в коммунальной квартире! Так этот козленок все им там так уделал, что через два дня Миша его упаковал и повез обратно! И когда мы снимали передачу, достали огромного козла, привели к Боярскому. Я говорю: “Помнишь, как ты козленка привозил? Так вот он вырос!” И тут входит такой здоровый козлина! (Хохочет). Огромного размера! Надо сказать, Миша прекрасный юморист, хохмач и способен оценить хорошую шутку. Я его однажды подговорил участвовать в съемках передачи у нашей питерской актрисы Ани Ковальчук.
     — Что на этот раз натворили?
     — А я знал, что Миша ее любимый артист. И сказал, что в одной кондитерской делают торты в виде кумиров. Вдруг звонок в дверь, и вносят Боярского, который по пояс задрапирован в торт! У него шоколадная шляпа, усы в креме! (Смеется). Мы стараемся, чтобы в каждой передаче была изюминка. Тогда и нам, и герою, и зрителям приятно.

Любовь к хамелеону

     — Но с незнакомым человеком особенно не пошутишь…
     — Была как-то программа со спортивным комментатором Геннадием Орловым. Я его давно знаю. Пришел к нему и предложил что-нибудь спеть. А хор, говорю, подпоет. Заранее подговорил ребят из чемпионского состава “Зенита” 84-го года, вывел к ним Орлова с завязанными глазами и завел “Команда молодости нашей”! Конечно, он их не ждал! Остановили съемку, он всех к столу позвал, выпили по 50 граммов. Очень растрогался! Но с чужим человеком такое, конечно, не пройдет. Артист должен быть еще и психологом. Интуиция подсказывает мне, как и что из человека вытягивать. Главное, играть с героем в его же игру.
     — То есть становиться хамелеоном?
     — Точно. В спектакле “Федерик, или Бульвар преступлений”, который я сейчас играю, есть такие слова: “Сказать артисту “я тебя люблю” — все равно что сделать комплимент хамелеону”. В передаче я, конечно, не играю, просто разговариваю, но иногда, если требуется, включаю в себе другого человека.
     — Все эти “изюминки” вы сами придумываете?
     — Мы собираемся всей командой, читаем подробное досье, чешем репу и думаем, как можно героя поддеть. Хочется показать его во всем блеске, раскрыть. У нас же так много талантливых людей, всех и не покажешь.
     — Да и не у всех есть домашние питомцы…
     — Мастерам особого класса мы разрешаем вспоминать о животном, которого уже нет. Допустим, у Эльдара Александровича Рязанова был замечательный пес по имени Чонкин. Я пока год снимался в “Андерсене”, слышал о нем тысячи историй: “…и тут заходит Чонкин и !..”. Так что мы все-таки сняли сюжет о Рязанове и его собаке.

Жертва кровосмешения

     — Почему именно собака или кошка, а не попугай или хомяк? Что за дискриминация?
     — Можно и с хомяком снимать! Например, у Бена Николаевича Бенцианова живет кенар, а у Бори Смолкина, который сыграл дворецкого Константина в незабвенном сериале “Моя прекрасная няня”, была игуана. Правда, недолго она продержалась. (Смеется.)
     — Вы себе никогда не пробовали кого-нибудь экзотического завести?
     — Нет. Помню, когда я был совсем молодой и жить было негде, мы вечно снимали какие-то углы. И однажды наткнулись на объявление: пара полярников, которые проводят круглый год на льдине, сдают квартиру. Но в ней живет королевский пингвин, который занимает ванную комнату! Мы на такое не пошли! (Хохочет.)
     — Вы, я смотрю, большой весельчак. В Одессе и правда все такие?
     — Там люди веселые. Уж больно благодатный край. Очень много солнца, моря, красивых мужчин и женщин. Энергии много и кровосмешений. А, как известно, от кровосмешения люди рождаются необычные. Кстати, однажды мы сняли передачу, где я-одессит брал интервью у себя-ленинградца.
     — Как это?
     — Я сидел у себя на кухне в Одессе и спрашивал: “Слышишь, Серый, как там у вас в Питере?”. (Подпирает рукой подбородок и изображает одесский акцент).
     — Ваш кот такой же юморист? Говорят, звери похожи на своих хозяев.
     — Не всегда. Хотя Рыжик у меня очень актерский кот. У него есть несколько номеров: умеет перекатываться по команде, прыгать.

Голая стая

     — Что чаще отвечают на вопрос “Кто в доме хозяин?”?
     — Мужчина говорит, что жена, жена — муж. Другие — что питомец или у них вообще демократия. Сегодня вот снимали у Эдуарда Успенского. Его супруга ответила, что хозяин, конечно, Эдуард Николаевич, сын тоже, и сам Успенский сказал: “Эдуард Николаевич!”. (Смеется.)
     — А у вас в доме кто заправляет?
     — Рыжик, наверное. Я сам хоть и люблю, чтобы в доме был порядок, но, как Телец, по натуре не тиран. Я скорее серый кардинал.
     — Герои передачи часто подбирают своих питомцев на улице или предпочитают породистых?
     — Очень многие подбирают. Всех с улицы тащат — грязных, хромых. Сердобольные люди. Например, у Владимира Андреева, главного режиссера Театра Ермоловой, дворняжка живет. Потрясающее животное. Я сам когда-то подобрал кота с улицы. Зверь был умнейший! Разве что не говорил! Не Рыжик — его мы на рынке купили.
     — Зачем вообще жителям мегаполиса домашние животные? Есть же друзья, семья, дети…
     — Если снять с нас все эти джинсы, куртки, ботинки, мы же по природе стая. А стая — это всегда собаки, кошки, сокол на плече… Для нас это естественно. Справа друг, а слева — собака.


    Партнеры