Светский Союз напал на Англию

Звездам русской тусовки в Лондоне запретили сильно шуметь

15 января 2007 в 00:00, просмотров: 478
  В Лондоне встретили Старый Новый год — Никита Михалков говорил тост, Ирина Слуцкая показала проколотый язык, Пелагея плясала в ночном клубе, а Гарик Сукачев кидался микрофоном.
     По погоде в Лондоне — практически русское лето, +15. По настроению — постоянный муравейник, ночное веселье и дневная деловая активность. Но на Старый Новый год в Лондоне наступила “Русская зима”. Это ежегодный фестиваль на Трафальгарской площади, 75 тысяч человек между колонной Адмирала Нельсона и Национальным музеем. Раз в году на этом месте начинается русский разгуляй.

     Стартовал он очень пафосно. Гала-ужин, посвященный фестивалю “Русская зима”, прошел в самом красивом зале Лондона, Гилд-холле. Именно здесь за обеденным столом встречались когда-то Владимир Путин и Елизавета II. В центре зала стоял Никита Михалков. Он уже минуту назад сказал “здравствуйте” и все это время выдерживал паузу. В своем тосте режиссер три раза произнес словосочетание “корневая система”. Каждый раз оно имело метафорическое значение и ставило переводчицу в тупик, но г-н Михалков, видимо, этому от души радовался. Под “корневой системой” он имел в виду духовность и целостность России и русского народа. На сцену вышел оркестр суворовского училища, но суворовцы неожиданно заиграли джаз и начали танцевать прямо с трубами и тромбонами в зубах.
     Суворовцев сменила Надежда Бабкина с традиционной “калинкой-малинкой”. Максим Покровский подкладывал жене Татьяне мороженого, она снимала его на камеру. Тутта Ларсен рассказывала про своего малыша: “Ему сейчас уже год и восемь. Я очень скучаю. Только что звонила, мама сказала, что он ходит по дому и просит, чтобы двери в коридор не закрывали… Такое чудо. Даже не представляю, как из меня могло такое получиться…” Светлана Хоркина, Ирина Слуцкая и Ирина Роднина делились своими впечатлениями о городе.
     Галина Березовская, первая супруга опального бизнесмена, сидела за одним столом с г-ном Михалковым и просто цвела от счастья. “Я не была в России уже 15 лет. Как там у вас, хорошо? И у нас тоже очень хорошо. Мне все нравится”, — вела она светский разговор. Под руку ее нежно поддерживал модный фотохудожник Александр Гусов. В середине ужина в зале появились мужчины в фуфайках. Оказалось, это показ моделей от дизайнера Шарова. “Боже мой, он ведь только что был в Куршевеле, и там были совсем другие модели!” — удивлялись девушки. “Да ладно, долго ли фуфайки пошить”, — отвечали опытные лондонские мужчины.
     В конце ужина по западной светской традиции гостям раздали конверты для вложения пожертвований на завершение строительства верхнего храма кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы и Святых царственных великомучеников. Хор пропел молитву. Тутта Ларсен и Никита Михалков подпевали и крестились.
     На следующее утро фестиваль продолжился на Трафальгарской площади. Надежда Бабкина спела и тут же куда-то пропала. “Видимо, пошла по магазинам” — решили гости фестиваля. В Лондоне сейчас грандиозные скидки.
     По периметру площади расставили лотки с надписью “Закусочная”. Все ждали пельменей, но кормили почему-то сосисками и картошкой фри. Хоркина, Плющенко и Роднина поздравляли соотечественников с Новым годом. Ирина Слуцкая в порыве всеобщего веселья показала язык. Он оказался проколот. Фигуристка сообщила, что это совсем не больно. Ненадолго мелькнула шляпа Димы Билана. Он спел про “Невозможное — возможно”, но довольно тихо. По правилам на Трафальгарской площади нельзя шуметь больше дозволенного. На сцене появилась Пелагея с незабвенными “Валенками”. Толпа расплясалась. И, в общем, как раз вовремя, потому что на сцене показался Дед Мороз, как уточнила Тутта Ларсен, тот самый, из Великого Устюга. Вместе с Морозом на сцену поднялся и мэр Лондона Кен Ливингстон с внуком: “Официально в Лондоне проживают 200 тысяч русских, а практически все ваши компании, выходящие на биржу, делают это у нас. Я очень рад и добро пожаловать к нам еще!” Дед Мороз подарил г-ну Ливингстону маленького Деда Мороза. Мэр был искренне рад и передавал приветы Юрию Лужкову.
     Под конец фестиваля на сцене появился Макс Покровский и спел лучшее из репертуара “Ногу свело”. Он еще накануне обещал выйти на сцену, если не напьется. Скандала не получилось, г-н Покровский был трезвым, аккуратным и любящим супругом. Но русское гулянье было бы не русским, если бы не случилось драки. И драка, конечно, произошла — между Гариком Сукачевым и... микрофоном. Победил Гарик. Микрофон улетел в толпу, но, к счастью, никого не зашиб. Дело в том, что лондонцы к своей площади относятся очень бережно и должны убирать ее ровно в назначенный час. Сукачев слишком долго настраивал музыку, и его в процессе работы попросили ускориться. Пострадал ни в чем не повинный микрофон.
     Вечером после фестиваля избранные русские отправились на вечеринку в один из самых модных клубов города — Silver. Там организатор праздника Сергей Колушев поил всех шампанским. Пелагея билась в танце, а Евгений Плющенко ворковал с миловидной блондинкой — продюсершей Билана, которую и отправился провожать.


Партнеры