Олег Гордиевский: “Убийца Литвиненко умрет через 3 года”

Знаменитый шпион дал эксклюзивное интервью “МК” о полониевом скандале

25 января 2007 в 00:00, просмотров: 877
  По делу Александра Литвиненко проходит один важный свидетель, на показания которого постоянно опирается западная пресса. Этот важный свидетель — бывший полковник советской разведки, работавший на английскую МИ-6, Олег Гордиевский. Именно он впервые озвучил версию того, что некий человек с азиатской внешностью, который проходит по скандальному делу, скорее всего и отравил Литвиненко. “МК” удалось связаться с Гордиевским и получить его комментарий.
     — Олег Антонович, вы долго дружили с Литвиненко?
     
— Больше четырех лет. Саша приехал ко мне с женой и ребенком. С тех пор они приезжали раз в две-три недели. Потом они переехали, и Саша стал ездить реже — раз в месяц. И так последние два года.
     — Ваше мнение о нем как о человеке?
     
— Один близкий специалист, который его хорошо знал, сказал: это человек, одержимый идеей, он работает за эту идею и все подчиняет этой идее.
     — Какова же была его идея?
     
— Освободить Россию от этого безобразия, конкретно — от тотального влияния КГБ. Он был уверен, что место КПСС заняли комитетчики, что на деле намного хуже. Он считал, что они присваивают народные деньги. Он все это знал в деталях и пытался как мог с этим бороться.
     — Откуда, на ваш взгляд, в Лондоне так много следов полония-210? Их количество просто поражает.
     
— В Англии настолько тонкая и точная аппаратура, что в его обнаружении ничего особенного нет. Такого рода материал, когда его носят туда-сюда, перекладывают, передают из рук в руки, естественно, обязательно оставляет следы. Просто, видимо, его русские “носители” и предположить не могли, что в Великобритании есть такая аппаратура.
     — Когда вы в последний раз с Александром встречались или созванивались?
     
— Последний раз я с ним разговаривал по телефону, когда он лежал в больнице.
     — Это было задолго до смерти?
     
— Он уже предчувствовал смерть и сказал: “Организуй отца, организуй брата, дочку, только не мать”, — которая, насколько мне известно, его не любила и с которой у него были разногласия. Всех остальных нам удалось привезти, все были на похоронах.
     — Как отреагировал Скотленд-Ярд и английская разведка на ваше сообщение о приметах предполагаемого убийцы? Они не сочли это разглашением данных следствия? Или это было согласовано?
     
— Примет убийцы мне никто не сообщал — о них я узнал из немецкой прессы. Эти подробности я и пересказывал английским журналистам. Как вы себе представляете: Скотленд-Ярд будет мне, частному лицу и пенсионеру, сообщать о приметах убийцы? Это чистая фантазия.
     — То есть вы все взяли из газет?
     
— Из немецкой и некоторых других стран этого региона. Я читаю по-датски, по-норвежски, по-голландски. Практически вся пресса этого региона, включая люксембургскую, писала на тему Литвиненко очень много, и показывали многочисленные сюжеты по телевидению. Оттуда, кстати, очень многое попало в британскую печать.
     — То есть именно из Германии пошла информация: убийцу Литвиненко засняли камеры слежения в Хитроу, им оказался темноволосый азиат, который прибыл в Англию из Гамбурга и который пользовался тремя разными паспортами, хранившимися в его портфеле в обшивке?
     
— Да.
     — В последнем интервью Би-би-си вы заявили, что несогласны с версией о двойном отравлении, но она не совпадает с мнением Марио Скарамеллы. На чем основываются ваши выводы?
     
— Если бы было первое отравление, то он умер бы на две недели раньше — это элементарно. Это случилось бы до 1 ноября. То есть первое отравление — чистая выдумка, еще одна ложь. Просто была репетиция убийства, а тех, кто ее проводил, решили сделать якобы тоже жертвами отравления. На самом деле они получили очень слабую дозу и умрут только через пять лет. А нелегал, который положил ампулу, умрет через три года.
     — Скарамелла считает, что еще до 1 ноября полоний побывал в японском баре, потому что на том месте, где сам Марио сидел с Литвиненко, следов нет. А там, где в этом же баре нашли полоний, побывали, видимо, Луговой и Ковтун. Вы считаете, что это соответствует истине?
     
— Это, видимо, правильно. Я думаю, что они еще с утра готовились, пребывая в нервном состоянии. И зашли в бар, зная, что здесь встретятся Саша и Марио. Да и во время репетиции они туда наверняка заходили. Конечно, сидели они не за тем столиком и не на тех стульях, где в течение 25 минут общались Саша и Скарамелла. У Саши-то было только радиоактивное дыхание, полоний был внутри, а у убийц — в кармане. Они скорее всего репетировали во всех возможных местах и старались представить, как все произойдет. Так что предположение Скарамеллы очень логично.
     — Какова в этом деле, по вашему мнению, роль Скарамеллы?
     
— В целом он ни в чем не виноват. Им манипулировал небезызвестный Лимарев. Он начал ему слать предупреждения: готовится убийство, немедленно поезжай в Лондон, предупреди, вызови на встречу… Но это было чисто отвлекающее мероприятие. И Саша понял, что Скарамелла привез ему какую-то чепуху.
     А в целом Скарамелла молодец. Он всегда боролся с засильем коммунистического шпионажа в Италии, там ужас что творится — обнаружено до 250 шпионов! И премьер-министр Проди, может быть, тоже в их числе.
     — Я не видел официальных сообщений о том, что Литвиненко поднимался в номер к Луговому 1 ноября. Где он об этом сообщил? И откуда следы полония в гостинице, в которой Луговой и Ковтун жили 16 октября?
     
— Об этом говорили в программе “Панорама”, которая показала о Саше фильм. В этом фильме опросили всех: и Марину, и помощника Березовского Гольдфарба. И самого Березовского опрашивали — он сидел у постели Саши часами. Вот откуда стало известно, что Луговой и Литвиненко поднимались в номер.
     — Не кажется ли вам, что для отравления выбран очень дорогой способ (по оценкам, $10 млн. за ампулу)? Вы же сами прекрасно знаете, что даже для показного убийства у спецслужб есть другие, более простые способы.
     
— У вас мировоззрение советского человека. Представьте богача, который живет здесь, в Англии, — Абрамовича. Он строит самую большую в мире яхту, почти крейсер. Какие там миллионы — это миллиарды! И никто ничего не говорит. Абрамович дает миллионы на “Челси”. Так что такое 10 миллионов за какую-то таблетку, чтобы совершить оперативное мероприятие? Это совсем немного.
     — О том, что это полоний, стало известно примерно за три часа до смерти Литвиненко. Разве мог он предположить, что его отравили не таллием, а полонием? Тем более что ваша информация о том, что выпитый им чай, который, по словам Литвиненко, внезапно стал горячим от полония, с научной точки зрения абсурдна. Да и жена Литвиненко, Марина, говорит, что он пил холодный чай. Откуда у вас такая уверенность?
     
— Это версия, я точно не знаю. Я предлагаю одну версию, Марина — другую. Саша пришел домой 1 ноября ночью — очень поздно. И что он говорил насчет чая, точно неизвестно, может, он и не затрагивал эту тему вообще. А потом, когда его начали допрашивать в больнице, многое не мог припомнить. Так что это не имеет значения — холодный был чай или горячий.
     — Так все-таки: был ли четвертый человек (Владислав или Владимир) на встрече? Луговой это категорически отрицает. Да и камеры гостиницы, насколько мне известно, этого четвертого не зафиксировали… При каких обстоятельствах киллер, по вашей версии, встретился с Литвиненко?
     
— Англичане знают, что зафиксировали камеры. А зачем так говорит Луговой — я не знаю. Наверное, таким образом он показывает, что это он убил Литвиненко, что он единственный кандидат на роль убийцы. Он хочет присвоить славу убийцы, чтобы получать более крупную пенсию. А сам умрет через пять лет от белокровия. Это глупая позиция. Кто мог подложить полоний? Только специалист. Вы знаете, даже когда проводится простая операция спецслужб со сдачей наркотиков, всегда присутствует специалист отдела, который занимается ядами. Так кто же доверит человеку без специальной подготовки препарат стоимостью в 10 миллионов? Должен быть специально подготовленный человек, у которого знания, ответственность, тактика, опыт. А готовиться и тренироваться этот человек, насколько мне известно, стал с начала прошлого года. Где-то с февраля—апреля. И в Лондон ездил, везде ходил, все изучал.
     — Откуда такая информация?
     
— Я не могу сказать, откуда я все знаю. Но это точно.
     — Почему Скотленд-Ярд не показывает фотографию убийцы?
     
— Это полицейские секреты, я не знаю почему. У них есть телепрограмма по уголовным вопросам. И там они в течение часа показывают оперативные съемки, секретные фотографии… После того как закончится расследование, могут показать и это. А сейчас все это будет незаконно. Все ждут решения судьи: кто виноват и кого искать.
     — Как вы думаете, не был ли Евгений Лимарев задействован в этой схеме? Ведь все началось с его письма…
     
— Да, был.
     — В России высказываются противоречивые мнения, кто такой Лимарев на самом деле…
     
— Лимарев — это агент КГБ, который был продвинут в Европу для того, чтобы разрабатывать итальянского сенатора Паоло Гудзанти и Марио Скарамеллу. И он их разрабатывал. Он втерся к ним в доверие невероятно. Пообещал, что будет писать ежемесячные доклады о проникновении КГБ в политическую жизнь Италии. Итальянцы его взяли, назначили жалованье. Представляете, дураки! А он не представил ни одного доклада! Вот вам и Лимарев. Типичный провокатор, бандит, который обвел всех вокруг пальца.
     — У нас его считают человеком Березовского.
     
— При чем тут Березовский? Он знать его не знает.
     — Вы исключаете, что Литвиненко мог быть причастен к продаже полония третьим лицам?
     
— Где он его мог взять? Это чистая глупость. Он человек, который не знал этого ремесла, не имел к нему доступа. Если бы он был с этим связан, у него бы деньги были. А у него ни копейки не было. Пять фунтов в кармане.
     — Об этом говорил Скарамелла в одном из первых интервью. Якобы Александр ему сам рассказывал, что принимал участие в продаже радиоактивных веществ еще в 2000 году. Видимо, поэтому эта версия и возникла.
     
— В 2000 году? Семь лет назад? Он приехал сюда, и Березовский дал ему работу: Саша сидел в конторе у Березовского и писал справки о наркотических веществах. А потом потерял и эту работу.
     Вообще я очень резко отозвался о Скарамелле в итальянской газете. Он типичный наивный итальянский дурак, который завалил всю работу комиссии по архиву Митрохина. Ее в итоге закрыли. Он сидит в тюрьме ни за что, потому что итальянцы не знают, что ему предъявить. Только из-за слухов о том, что он искал компромат на Романо Проди? Не надо всему верить, что он говорит.
     — На ваш взгляд, как долго еще продлится расследование?
     
— Я думаю, еще недели три.
     — Англичане опять хотят приехать в Россию на повторный допрос. Если расследование завершено, зачем еще раз приезжать?
     
— Я не знаю зачем, это глупо, они просто время тянут.
     — В самом начале Скарамелла говорил, что он передавал Литвиненко бумаги, связанные с убийством Политковской. На ваш взгляд, там что-то было или нет?
     
— Я думаю, Скарамелла сказал: “В списке, который я получил от Лимарева, — Березовский, Политковская, Ахмед Закаев, Лимарев, Литвиненко и я. У нас теперь общие интересы. Политковскую уже убили. Значит, все правильно. Нас убивают, надо что-то делать”. Скарамелла явно испугался, а это был хороший предлог для того, чтобы Лимарев запугал его и вывел на Сашу, что и требовалось…




Партнеры