Счастливо оставаться!

Новый громкий развод Ильи Зудина

28 января 2007 в 00:00, просмотров: 768
  Есть в нашем шоу-бизе категория артистов, которые постоянно попадают на страницы газет. И не потому, что придумали очередную пиар-утку, а потому, что в их жизни постоянно что-нибудь да происходит. Вот, например, солист группы “Динамит” Илья Зудин: в кулуарах еще смакуют его двухлетней давности разрыв с солисткой “Блестящих” Надей Ручкой, как уже музыкант умудрился расстаться с женой Катей, к которой ушел после Ручки. Разумеется, посвящать всех в подробности своего развода Илья не спешит. “МК-Воскресенье” стало первым изданием, кому певец рассказал о некоторых обстоятельствах семейной драмы. И не только.

Планировал ребенка от другой

     — Поговорим о твоей личной жизни… Дочку часто видишь?
     — Сейчас дочка живет у бабушки, в Костроме. И я, естественно, очень переживаю, что редко ее вижу. До развода ведь мы встречались каждый день. Скоро она должна вернуться, кстати. Скорее бы уже…
     — Появление Полины входило в твои планы?
     — Скажу честно, я мечтал о ребенке. Но хотел все-таки сына. Чтобы старший — сын, младшая — дочка. Получилось так, что появилась Полинка, но, думаю, когда родится сын, он все равно будет защищать свою старшую сестру. (Смеется.)
     Вообще-то я планировал завести ребенка с другой женщиной, которую вы все прекрасно знаете (Надя Ручка из группы “Блестящие”. — Авт .). Но мы расстались, и появилась Катя, которая буквально вернула меня к жизни после глупой депрессии. За что, кстати, я Кате очень благодарен.
     — Отцовские чувства сразу проснулись?
     — Не сразу. Уже после рождения Полины — ей было месяца три. У нее уже были выраженные черты лица, щечки, улыбка. Кстати, только сейчас я могу понять своих родителей, которые волновались, если я не приходил ночами домой, где-то зависал, оставался, искал приключений.
     — Все методы воспитания изучил?
     — Я до сих пор не понимаю, как общаться с дочкой. Если бы был мальчик, было бы легче. Мальчиков нужно “строить”, чтобы потом они могли идти вперед. А с девочками... Не знаю, честно, не знаю.

Самая желанная

     — Ходят слухи, что ты планируешь даже отсудить дочку, потому что тебе не дают с ней общаться.
     — Это действительно слухи. Причем бредовые. С какой стати я буду судиться из-за ребенка с человеком, который мне позволяет его видеть, когда я захочу и сколько захочу? Я уважаю свою бывшую жену, она умный человек и прекрасно понимает, что дочке без отца тяжело.
     Мы с Катей расстались, но сохранили, как мне кажется, нормальные отношения. Пришли к выводу, что на определенном этапе жизни у нас была одна дорога, но “случился” перекресток, и дороги разошлись. И если размышлять, кто виноват... Одновременно и никто, и оба. С какими-то вещами не смогла смириться она. А какие-то ее позиции не смог принять я.
     — Например?
     — Ну… Например, любая девушка, которая встречается с артистом, должна быть готова к слухам. И внимательно относиться к тому, что говорят подруги, — потому что советы в сердечных делах, на мой взгляд, неприемлемы.
     Я со своей стороны допустил ошибку — не смог правильно объяснить, как относиться к тому или иному явлению в нашей жизни. Возможно, это и стало одной из причин нашего расставания.
     — Многие артисты ссылаются на проблему занятости. Не повлияло ли это на ваш разрыв?
     — Возможно, и это отчасти. Для мужчины хуже нестабильности нет ничего. А в тот момент, когда появилась Полинка, у меня была паника. Умер Юрий Айзеншпис, сложилась непонятная ситуация с группой “Динамит” и было очень тяжело с финансами.
     Наверное, только сейчас я потихоньку становлюсь на правильные финансовые рельсы. А тогда — как снег на голову — родился ребенок, я не знаю, что со мной завтра будет. Смогу ли я прокормить себя и близких? Я тогда мало уделял внимания семье — уходил в 10 утра на запись, возвращался только в 3—4 часа ночи, безумно уставший… Мало того, тогда же у Кати украли машину.
     Эмоциональный накал рос. Мы, видимо, не смогли справиться.

Корыстные дамочки

     — Но ради дочери, к примеру, можно ведь было сохранить отношения?
     — Думаю, что самое ужасное, когда люди мучают друг друга терпением. Наше решение было обоюдным — мы разошлись. И Новый год я уже, к сожалению, отмечал один. Несмотря на все слухи, что я якобы ушел к другой женщине, бросил жену с ребенком на руках и так далее. Нет, это было не так. Я продолжал жить один. И Катя была одна, пока не встретила другого человека. В общем, так вот все получилось.
     — Катя, я так понимаю, нашла свою вторую половинку. А твое сердце занято кем-то?
     — Сейчас? (Вздыхает.) Честно? Нет. Я отпустил свою жену. Я знаю, что она с другим человеком будет счастлива. В жизни существуют половинки. Одни притираются и становятся одним целым. А другие — р-раз — и сразу соединяются. Могу привести один пример. Может, это и наивно, но по людям можно судить, половинки они или нет, исходя из того, как они спят вместе. Не секс, а именно сон. С одним человеком — то руку отлежал, то неудобно. А с другим — ложишься, и как ни ляжешь — удобно.
     — Значит, тебе нужна диаметрально противоположная по нраву женщина?
     — Честно говоря, я сейчас вообще не знаю уже, что мне нужно. Но могу сказать точно — в Москве слишком много корыстных дамочек. Возможно, это круг, который именно меня окружает. Сегодня ты на коне — и у тебя огромное количество женщин. Они с тобой не потому, что ты такой хороший, а потому, что ты крутой. Потому что с тобой понтово пройтись в клубе, с тобой клево поехать куда-нибудь за город.
     У меня был идеал женщины — Надя. Но я ее не держал, потому что прекрасно знал, что, как только Надя окажется на сцене, я ее потеряю. Так что предостерегаю всех мужчин, которые своих девушек хотят видеть на эстраде. Сейчас это модно. Если любите — ходите лучше вместе на концерты или пойте караоке.

Особняк с каминным залом

     — Илья, что нового в твоей обычной, “бытовой” жизни?
     — Наконец-то заканчивается ремонт в доме, и это меня сильно радует. Я перееду из съемной квартиры, в которой меня, если честно, очень сильно достали. В Москве все съемные квартиры типичные — можно прийти к человеку в гости и сразу сказать, его это жилье или нет. Потому что в съемной квартире нельзя делать ремонт. Живешь и миришься с какими-то неудобствами, потому что это не твое.
     — И с какими же неудобствами приходится мириться? Не того цвета унитаз?
     — И это в том числе. И плитка, и пол... Я не могу вбить гвоздь в стену без разрешения хозяев, не могу повесить картину на эту стену, потому что нет гвоздя, который можно прибить с разрешения хозяев. Мебель опять же… Нет смысла тратить деньги.
     — Ты, я так понимаю, пополнишь армию коллег, которые сейчас купили себе жилье и делают в нем ремонт...
     — Ну, видимо, да. Дом мне нравится. Там три этажа. Точнее, два этажа и мансарда. Из “достопримечательностей” — камин и настоящая русская печь. Она на дровах — очень сильно греет. Конечно, там есть батареи, но в случае отключения электричества и отопления дом можно обогреть и так. Так сказать, автономно.
     — А с чего это вдруг ты решил вот так сразу домом обзавестись?
     — О, это вообще отдельная история. (Улыбается.) Я его купил спонтанно. Приехал в гости к Игорю Саруханову. Мне так понравилось место, где он живет, — абсолютно чистый воздух… Лес, речка, тишина. Супер!
     И тогда я произнес вслух: “Когда-нибудь и я буду жить так же”. На что Игорь мне сказал: “Ну а зачем когда-нибудь? Бери все сразу!” Я поинтересовался: разве есть здесь дома на продажу? Оказалось, есть. Целых два. Но один стоил очень уж дорого — я бы не смог себе позволить.
     В общем, я купил коробку, в которой не было ни перекрытий, ничего вообще. Были только камин и печь. Но коробка добротно и хорошо сделана — простояла семь лет, и в ней не появилось ни одной трещины. Хотя известно, что любой дом дает усадку. Это меня и подкупило.
     — Дизайнерская мысль тебя сразу посетила?
     — Скажу честно, я приглашал трех дизайнеров. Но все, что они предлагали, было либо безумно дорого, либо мне не подходило. И я решил, что весь дизайн сделаю сам.
     Сейчас самое любимое место — это каминный зал. Он до конца доделан, обжит. Там стоит пианино, которое мне подарили друзья. И второй камин, который называется телевизор. (Смеется.)
     На втором этаже пока что сделаны две комнаты. Там же будет большой зимний сад — кусочек моего родного города Сочи. Вместо плинтуса я положил камни с сочинской речки. Попросил — и мне привезли. В Москве таких не найдешь. Необычно смотрится.

“Да, я — сволочь!”

     — Каково сейчас ощущать себя холостяком?
     — Когда мы только расстались, был ужас. Я не знал, как включать стиральную машинку, что можно в нее кидать, а что нет. Испортил кучу свитеров — сложил вместе бежевый, морковный, синий и черный и получил, как вы понимаете, “замечательный” результат. И готовить пока не научился — питаюсь в кафе и ресторанах.
     — Согласись, ты прямо роковой мужчина. То шумное расставание с Надей Ручкой, теперь вот жену с ребенком бросил. Кто-то вот посмотрит на все это и скажет: какая же он сволочь!
     — Да, я сволочь. (Улыбается.) Но я не простая сволочь. Я бы сказал — положительная сволочь. Не каждая сволочь живет с девушкой четыре года (я имею в виду Надю). Не каждая сволочь помогает ей выйти на эстраду. Не каждая сволочь говорит только хорошее о своих бывших женщинах. И не каждая сволочь хочет продолжать общение, несмотря на конфликты.


    Партнеры