Beatles в юбках

“РАНЕТКИ”: “А вот школу пришлось “задвинуть”

29 января 2007 в 00:00, просмотров: 431

Не заметить их было невозможно. Не услышать — тем более. Море драйва и звонкие девичьи голоса по радио, телевизору, из каждого ларька — ну чем вам не новые звезды?!
А каковы на вкус “Ранетки”, мы выведали у клавишницы девчачьего квинтета Жени — по дороге на репетицию она забежала к нам в гости на чашечку горячего чая.

Яблочные детки

— Уф, ну и мороз! — стряхивает с себя снег Женя — красный нос, — Столько вещей приходится надевать, чтобы не замерзнуть!
— Что, ранетки — не зимостойкий сорт?

— Просто не привыкли, думали, что уже весна, — оправдывается девушка.
— До сих пор не пойму, почему фруктом-то назвались?

— Ранетки — это сорт маленьких яблочек. Они такие вкусненькие, сладенькие, красивенькие, миленькие — в общем, как мы. Просто сидели, перебирали слова, ведь назваться “Битлз” мы не можем — такая команда уже есть, — смеется Женя. — А у них на обложке одного из альбомов были маленькие яблочки, ранетки. Влюбились в это название по уши. Только потом узнали, что на уральском сленге это означает “девочки, рано потерявшие невинность”. Но мы уже так привыкли к нашему “имени”, что менять не стали. А вообще мы планируем играть до самой старости, добиться больших высот, как Rolling Stones, и лет через тридцать поменять название на “Курагу” — будем такие же старые, иссохшиеся…
— Говорят, в Лондоне рядом со студией “Эбби Роуд”, где писались “битлы”, яблони-ранетки плодоносят…

— Мы как раз там недавно на фестивале “Русская зима” были и сфоткались с каждым деревом. И это был знак! Теперь второй альбом волей-неволей придется записывать там. И вообще, Лондон — очень крутой город: там все так здорово, так чистенько. Но я туда ехала с определенной целью — попасть на блошиный рынок.
— Ну и как, затоварилась?

— Конечно! Я накупила себе кучу необычных значков. А Лера приобрела розовые перчатки и ботинки — она же у нас Барби.

Страсти по Билану

— Кстати, на фестивале мы Диму Билана встретили. Представляешь, он нас узнал и вспомнил, кто мы такие. Ты бы видела, что с нашей Леной творилось! Она же дикая его поклонница, хотя каждый раз это отрицает и говорит, что он ей не нравится и не нужен. Но когда его видит, достает фотоаппарат и начинается: “Ах, какой мужчина, какой мужчина!” А вообще у нас рок в крови: Лена любит транс — от “Многоточия” до “Prodigy”, но не выносит Мэрилина Мэнсона. А мне он нравится — забавный такой дядька.
А еще я обожаю “Братьев Грим”, потому что они рыжие и красивые.
— Ты ведь тоже рыжая, под них “косишь”?

— Нет, цвет волос у меня свой, натуральный! И кудряшки, кстати, тоже родные.
— Верю. С кем еще дружбу водите?

— С группой “ГДР” мы круто потусовались. Гарик Сукачев наш друг. Мы ему подарили свою футболочку с надписью “Я люблю “ранеток”. Ну, просто он давно просил. “Город 312” — тоже наши хорошие знакомые. “Тараканы” — вообще божественная группа, запросто приходят к нам на концерты. Мы познакомились на “Эммаусе”, играли у них на разогреве. Знаешь, как было круто: все передрались. И я сказала, что хочу всегда выступать на таких концертах.
— Что не включишь, везде ваши песни. А в “Кадетах” так и вовсе под вас всю дискотеку колбасятся. Не боитесь стать группой двух хитов?

— Вот “битлам”, кстати, тоже пророчили судьбу группы-однодневки. Говорили, что через месяц их не будет. Мы рассчитываем, что будем такой же “однодневкой”. И наши песни будут помнить после нас.
— Ну, с таким-то размахом у вас уже должно быть полным-полно поклонников…

— Никогда не забуду, как один раз на концерт пришла моя бабушка. Когда я увидела ее в первом ряду, тянувшую руки: “Женя!” — испугалась и сразу отошла в другой конец сцены: “Это не я”.
В общем, было не по себе. А поклонников достаточно. Вон — одноклассники Лены даже сайт специальный о ней сделали.

Певички-недоучки

— Кстати, как дела со школой? Вы же должны вроде бы еще учиться…
— Школа — это зло! — убеждает меня “ранетка”. — Учителя просто не понимают, что у нас нет на это времени. Одни “двойки”, “двойки”, “двойки”… Поэтому мы “задвинули” школу и стараемся о ней больше не вспоминать.
— А как же образование и все такое?

— Все будет, но потом — надо отдохнуть. Например, я поменяла шесть школ. Не делала домашнее задание в одной, уходила в другую. Недели две училась, уходила в третью. Потом “совратила” Наташу пойти в экстернат.
— И что на это сказали родители?

— Мама была в шоке. Но потом поняла, что мне просто это не нужно. Если честно, то за 10—11-й классы я не знаю ровным счетом ничего. А Аню вообще выгнали из школы за день до окончания школы. К концу десятого класса взяли и выперли!
— Разве такое бывает?

— Аня тоже думала, что не выгонят: расслабилась, прогуливала… А ей сказали: “Все, Анечка, пока!” И даже не проставили оценки за десятый класс. Поэтому пришлось тоже с нами в экстернат идти. Зато Лена и Лера закончили школу нормально.
— Хорошистками?

— Не, хорошистками в наше время быть очень трудно. Все такие средненькие, “троечки” там…
— На этом обучение закончилось навсегда?

— Сейчас подождем, когда Аня закончит, и все поступим куда-нибудь в музыкальное. Чтобы вместе прогуливать. Надеюсь, нам будут спускать это с рук — все-таки группа с некоторой степенью известности.

Облом по фанере

— Мы не умеем петь под “фанеру”. Это на первый взгляд кажется, что это легко: вышел, рот пооткрывал. А ты попробуй попасть барабанными палочками в ритм, в такт! Мы один раз столкнулись с фонограммой, играли на “Пяти звездах” под “минус”: поешь живьем, а играть не можешь. В общем, ничего не получилось. Это ужасно: ручками машешь, а звука нет и так тихо-тихо. Непонятно, что происходит, зачем мы здесь. И тогда мы решили, что под “фанеру” играть не будем. Мы лучше приедем в восемь утра и сделаем саундчек, “поставим” звук, но зато сыграем живьем.
— Принципиальные?

— Не то чтобы… Много концертов так, кстати, обламывались из-за того, что заставляли играть под фонограмму. Один раз нас позвали на день рождения девочки сыграть концертик минут на сорок. Круто! Сочинили песню рок-н-ролльную “С днем рождения!”, так весело, забавно. А потом звонит ее папа и просит дать “фанеру”. Ну, извините, тогда другие коллективы надо звать.
— Недавно в Госдуме как раз обсуждали вопросы “живого” пения…

— Ой, и мы там были. Так хотелось прыгнуть на стол и закричать: “Мы против фонограммы”, но мы обещали вести себя прилично. Сидели, молчали. Сама понимаешь, такое серьезное заведение!

Девочки созрели

— А кто у вас в группе главный?
— У нас нет лидера, даже на сцене стоим в одну линию. Никого не выделяем — вместе мы сила! Даже если нет репетиций, все равно собираемся вместе, в кино ходим.
— И не ссоритесь никогда?

— Почему? Мы обычные люди: можем поругаться, но тут же помиримся. К тому же, сама понимаешь, женский коллектив…
— Мальчишек делите?

— Не, слава богу, у нас разные вкусы. Все смеются, что мне нравятся рыжие и страшные. У Ани есть молодой человек. Они уже очень долго вместе. Ане, как влюбилась, сорвало голову, и она стала приносить умопомрачительные песни. У нас всегда получается так: Аня заходит на базу и говорит: “Так, ребята, у меня новая песня”. Лера садится за барабаны: “Так, какой там припев? Ага!” Лена уже стоит с басом. Я за клавишами. Наташа сидит, ноты пропевает. И потом мы всe вместе складываем, играем, если что не нравится — меняем. А так времени на личную жизнь нет.
— Тогда из-за чего же бывают перепалки?

— Ссоримся обычно из-за музыки.
— По характеру тоже разные?

— А то! Я взбалмошная и всегда за любой кипеж, кроме голодовки. Наташа скромняга — слова не скажет. Лера у нас секси, а Лена у нас… ну, бас-гитарист, с низким голосом, в общем, “крыша”. А Аня просто бегает такая. Разные. И не только по цвету волос.



Партнеры