С нас берут, а мы крепчаем (Письма президенту)

30 января 2007 в 00:00, просмотров: 1064

  Владимир Владимирович, для вас простая человеческая жизнь ничего не значит. Согласны?
     Вы так давно живете президентской (царской) жизнью, что жизнь простого человека для вас — абстракция. Она вам неизвестна и непонятна. И, добавлю, неинтересна. Лично вас она не касается и уже не коснется. Она вам не грозит. Ибо (даже если вы и впрямь покинете пост в 2008-м) простым человеком вы не будете никогда. Короли и на пенсии, и в тюрьме остаются королями (Людовик, Карл, Николай, Пиночет, Милошевич никогда не сидели, как простые зэки).
     А мы живем именно этой, простой. Хотите — расскажу некоторые ее (жизни) забавные (для вас) детали.
     Вы, например, не знаете, что такое “выезд на полосу встречного движения”. Когда вы куда-нибудь едете, то никакого движения — ни встречного, ни поперечного — нет вообще.
     Сколько раз мы видели, как едет ваш кортеж, — не счесть. А вы, наверное, даже не знаете, что двойная сплошная при этом у вас справа. А у нас — слева.
     …И вот едешь по узкому (одна полоса в каждую сторону) подмосковному шоссе и видишь — впереди стоит трактор. Скребок у него широкий, всю полосу занял. Ну и объезжаешь его, пересекая при этом сплошную линию разметки.
     Трактор, Владимир Владимирович, поставлен чрезвычайно ловко — в низинке. Едешь к нему сверху вниз и видишь только его. А как объехал — начинается подъем. И там, на пригорке, тебя уже ждут. И тот, кто перед тобой объехал, уже там плачет, просит прощения. И того, кто вслед за тобой объехал трактор, — его тоже приглашают остановиться. Нарушение грубое.
     Много я не предлагал. А мало они не взяли. Забрали права, оформили протокол.
     Слава богу, в ГАИ смилостивились, не отправили меня в суд, не лишили прав, ограничились штрафом.
     — А где у вас ближайшая сберкасса?
     — А как выйдете из ГАИ — так и упретесь в их вагончик.
     Шикарно! Я обрадовался. Раньше надо было куда-то бежать либо ехать, искать по переулкам сберкассу, а там обед, а пока дождешься, пока заплатишь и вернешься… А тут — крыльцом к крыльцу.
     Вхожу в банковский вагончик, там, конечно, давка.
     — Кто последний?
     Вы хоть помните, что такое очередь, Владимир Владимирович? В Германии, где вы служили, очередей вроде не было. А когда вы вернулись на Родину — разве что за водкой стояли, на свежем воздухе.
     А тут, повторяю, давка и духота. И на стенке объявление, что желающий заплатить штраф должен приобрести квитанцию. Нигде в мире с таким ноу-хау я не сталкивался.
     Мы уже привыкли, что, когда платим за квартиру, за свет и пр., с нас берут еще три процента за то, что берут у нас деньги. Может, это и коряво звучит, но это так.
     А тут, в спецвагончике возле ГАИ, берут и штраф, и три процента за то, что берут штраф, и еще десять рублей за то, что тебе продают квитанцию, которую ты заполняешь, чтобы у тебя взяли штраф.
     Вагончик вплотную к ГАИ — это очень удобно. Это сервис. Но пока стоишь в очереди, невольно думаешь (это человеческое свойство, Владимир Владимирович; кто в очередях не стоит, тому и думать некогда; он или ест и пьет, или телевизор смотрит, или работает).
     И вот думаешь: штрафует государство, а денежки — кап-кап — в частный умный банк (потому что дураку ГАИ, конечно, не уступила бы свой газон).
     И вот пытаешься прикинуть: площадь квитанции — 0,015 кв. м, а площадь “МК” — 6 кв. м. В 400 раз больше. У нас в газете полмиллиона знаков, а на квитанции — 100. При этом “МК” стоит 6 рублей, а квитанция — 10.
     Ну и скажите: что выгоднее печатать? Тем более что человек газету может и не купить — его воля, а квитанцию…
     Боюсь, как бы эта заметка не попала на глаза главному редактору. Из каждого номера “МК” вышло бы 400 квитанций по 10 р. — то есть вместо шести рублей — 4000. Практически печатаешь деньги, надо только разрешение получить. А журналисты при этом не нужны, вообще никто не нужен — это огромная экономия зарплаты. И никаких обид со стороны задетых властей и звезд эстрады, никаких возмущенных писем, никаких исков…
     На Западе с богатого населения ничего такого не берут. А у нас…
     Дарю идею: брать с нас за вход — в магазин, в сберкассу, в любое учреждение. Может, мы там ничего не купим, никакой справки не получим — вроде и взять с нас не за что. Но мы же наследили, увеличили давку, надышали.
     Банк, принимающий у людей коммунальные платежи, может, конечно, брать свой процент с получателя наших денег. Получатели богаты. Но банк может и вообще ни с кого не брать. Банку выгоден сам поток денег, текущий через него. Этот поток внутри банка вращает какие-то колесики. Так на Западе.
     А у нас — откуда жадина может качать богатство? Если у него нет нефтяных скважин — приходится качать из народа. Даже качать не надо — народ сам несет.
     Наши лишние 3 процента составляют миллиард долларов в год для тех, кто догадался их брать.
     К счастью, вы от всех этих штрафов и поборов беспредельно далеко.



    Партнеры