Сербия между иллюзиями и здравым смыслом

1 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 483

«Мы не знаем, кто мы и куда идем. У нас нет ни будущего, ни надежды, ни лидеров, которые эту надежду могли бы подарить», – такой диагноз Сербии поставил политический аналитик Брача Грубачич. Сумеет ли этот осколок былой империи маршала Тито стать частью мирового сообщества или сохранит за собой статус возмутителя европейского спокойствия? Какой путь изберет страна, которая с момента падения в октябре 2000 года режима Слободана Милошевича напоминает корабль без руля и ветрил? Ответ на этот вопрос дадут январские парламентские выборы.

ГЕРОИ БАЛКАНСКОЙ ВОЙНЫ, ИЛИ ЕВРОИНТЕГРАЦИЯ

Гражданам Сербии по-прежнему выдают паспорта с названием и гербом Союзной Федеративной Республики Югославии (СФРЮ) на титульном листе. Делают это не по политическим причинам, а из-за банального отсутствия новых печатных станков, невозможности позволить их себе.
Истоки нынешних (материальных, социальных и прочих) проблем Сербии кроются в ее недавнем прошлом, эпохе Слободана Милошевича, и отчасти – в национальном менталитете. В мае 2006-го Европейский союз прервал переговоры с Белградом по вступлению Сербии в свой клуб на том основании, что власти не захватили и не передали трибуналу в Гааге (по бывшей Югославии) беглого генерала Ратко Младича, экс-командующего армией боснийских сербов. Сербия, таким образом, не выполнила перед прокурором Карлой дель Понте и Еврокомиссией «обязательства по поимке и выдаче военных преступников». Тогда как в их международном реестре Младич значится под номером один. «Мировая история не знала случаев, когда народ и целая страна платили за ошибки одного офицера», – заявил тогда премьер-министр Воислав Коштуница. Он попытался разжалобить «железную» дель Понте, но не вышло.
Казалось бы, мелочь – найти с помощью спецслужб этого самого офицера и передать в руки дель Понте. Но возникает вопрос: действительно ли сербские руководители не в состоянии справиться с этой судьбоносной задачей или же для них важнее фактор риска – неминуемая шумиха, волна протестов из-за ареста человека, которого немалое число граждан считают патриотом и героем балканской войны?
Очевидно, что чем больше будет у Сербии «героев балканской войны», таких как Младич или лидер 400-тысячной Сербской радикальной партии (СРП) Воислав Шешель (еще один соратник Милошевича), тем сложнее Белграду будет договориться с евросообществом о серьезных кредитах и евроинтеграции. ЕС абсолютно не заинтересован в непредсказуемом, нестабильном государстве, которое в любой момент может возглавить радикал. Тогда как в соседних Болгарии и Румынии, вступивших в альянс 1 января 2007 года, такой сценарий уже невозможен.
Исследовательский центр The International Crisis Group в своем новом докладе констатирует: «Сербия отдаляется от западных ценностей». Однако все, что сербские «патриоты» делают в пику Западу, горячо поддерживают российские парламентарии, в частности, из фракций «Родина» и ЛДПР.

ДЕМОКРАТЫ, РАДИКАЛЫ, СОЦИАЛИСТЫ...

Кто же одержит победу на выборах 21 января? Отличные шансы у правой Сербской радикальной партии (СРП), у которой сейчас крупнейшая фракция в сербском парламенте (скупщине) – 80 мандатов из 250. Парадокс ситуации с точки зрения Запада заключается в том, что доктор наук Воислав Шешель – первый номер в избирательном списке СРП – находится сейчас под судом в Гааге, куда он добровольно явился в феврале 2003 года и где 10 ноября 2006-го объявил голодовку. Он обвиняется в преступлениях против человечности на территории Боснии и Герцеговины, Воеводины и Хорватии. По данным следствия, Шешель руководил отрядами сербских боевиков – «четников», совершавших этнические чистки.
Президентские выборы в июне 2004 года лишь чудом не выиграл выдвиженец СРП Томислав Николич, уступивший победителю, председателю Демпартии Борису Тадичу, всего 120 тысяч голосов (в основном живущих в Сербии словаков, мусульман и венгров). СРП ратует за унитарную парламентскую республику, против членства в НАТО и Евросоюзе, за сотрудничество с Сирией, Кубой, Палестинской автономией, не говоря уж о России.
Своей целью правые провозглашают объединение всех сербов и создание государства, охватывающего Сербию, Черногорию, сербские районы Боснии и Хорватии, а также Македонии. Считают важным развитие патриотизма, православное воспитание молодежи.
Радикалам в скупщине противостоит «демократический блок», на основе которого сформировано правительство. Сюда входят: Демократическая партия Сербии (ДПС) – 52 мандата, лидер – Воислав Коштуница; Демократическая партия (ДП) – 34 мандата, лидер – Борис Тадич; «Г17 плюс» – 34 мандата, лидер – министр финансов Младжан Динкич; коалиция Сербского движения сопротивления и «Новой Сербии» – 22 мандата, лидеры – глава МИД Вук Драшкович и министр инвестиций Велимир Илич. Кстати, «Новая Сербия» выступает за превращение страны в унитарную парламентскую монархию.
Наблюдатели выделяют две партии власти – ДПС Коштуницы и ДП Тадича. Между ними существуют противоречия и трения, однако по тактическим соображениям им приходится действовать в тандеме – как некогда на Украине Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. ДПС выступает за упрочение парламентской демократии, особую роль Сербской православной церкви, за децентрализацию страны, а в сфере экономики – за проведение приватизации.
ДП, которую возглавлял убитый снайпером в марте 2003 года премьер-западник Зоран Джинджич, ратует за уменьшение роли государства в экономике, сокращение налогов, социальную поддержку неимущим слоям, частную инициативу, соблюдение гражданских прав. Именно ДП стала добиваться интеграции республики в ЕС.
Особняком стоит Социалистическая партия Сербии (СПС), основанная в 1990 году Слободаном Милошевичем. Прежнюю свою доминирующую роль (до 2000 года) в обществе СПС напрочь утратила, хоть и располагает 22 парламентскими креслами (лидер – Ивица Дачич). Сейчас социалисты – в глубокой, непримиримой оппозиции и к демократам, и к радикалам.
Но в чем политические силы едины, так это в вопросе о статусе Косово – «неотчуждаемой части Сербии». Именно так записано в новой Конституции. Эта проблема была и остается незаживающей раной национального самосознания. Древняя, исконно сербская земля с 90-процентным албанским населением не может и не должна стать суверенной – такова точка, в которой сходятся позиции радикалов, социалистов и демократов. Но Белград не контролирует Косово – его армия была выведена отсюда еще в 1999-м, а на ее место после натовских бомбардировок Югославии пришли международные силы КФОР.
Известный американский политик Ричард Холбрук в интервью боснийской газете «Дневни Аваз» заметил: «Международное признание независимости Косово может дестабилизировать ситуацию на Балканах». И тем не менее, по его мнению, из состава Сербии край официально выйдет уже в 2007 году. А это, по словам министра Вука Драшковича, создаст правовой прецедент для сепаратистских территорий в бывшем СССР. Тех же Абхазии, Приднестровья, Южной Осетии, ожидающих косовского «часа икс» как манны небесной.

НА ПОМОЩЬ НАДЕЙСЯ, НО САМ НЕ ПЛОШАЙ

После трагической гибели Зорана Джинджича (чью политику член комитета российской Госдумы Константин Затулин назвал одиозной и вызывающей) реформаторский запал властей и энтузиазм населения угасли. С потерей этого яркого, динамичного, прагматичного политика Сербия, по сути, лишилась надежды на скорое решение социальных проблем, на общенациональный консенсус, на осознание целей и задач развития страны. Другой такой личности в республике не нашлось.
Джинджич едва ли не в одиночку противостоял тому полумафиозному государственному аппарату, который достался в наследство от империи Милошевича. Он искоренял оргпреступность, бросал за решетку коррумпированных чинов МВД и армии, устанавливал доверительные отношения с ЕС. Словом, засучив рукава расчищал авгиевы конюшни. Ну и нажил себе врагов среди контрреформаторов, а те его уничтожили за «предательство национальных интересов».
Из Сербии будто выпустили воздух. Она стала поворачиваться лицом в недавнее прошлое – изоляционизм. Ее новые премьер-министры, в том числе «умеренный националист» Воислав Коштуница, возглавивший правительство в марте 2004-го, проявили куда большую осторожность и склонность к компромиссам, чем Джинджич. Резких шагов, в частности навстречу ЕС, никто не делал.
А зря. Послевоенную страну (ущерб от натовских бомбардировок – до 100 миллиардов долларов) нужно было восстанавливать. Джинджич не успел, да и не мог успеть, хотя кое-какие деньги из мирового сообщества он все же выбил. После того как Милошевича выдали Гаагскому трибуналу, государства-доноры на конференции в Брюсселе решили предоставить СРЮ (тогда еще Югославии) кредит в размере 1,28 миллиарда долларов. В итоге помощь была оказана на сумму 300 миллионов, в основном в форме поставок топлива и продовольствия. Тоже немало, но...
Выход из кризисного состояния правительство видит в ускоренной приватизации, привлечении иностранных инвесторов, развитии туристического бизнеса. Выставляются на торги многие банки, страховые компании, операторы мобильной связи, сотни предприятий, например, по производству табачных изделий (в Белграде пачка Marlboro продается по смехотворной для западных европейцев цене в 1,25 евро). В 2006 году ВВП вырос на 6%, что можно считать успехом. Впрочем, успехом относительным, поскольку объем валового внутреннего продукта Сербии составляет 25 миллиардов евро (2750 евро на душу населения) – это десятая часть ВВП Бельгии.
Отдельная беда Сербии – государственная мафия. В ноябре полиция раскрыла крупную преступную сеть, связанную с системой таможенных органов и частными предприятиями в Белграде, Нише, Кральево и других городах. По подозрению в финансовых и торговых махинациях с использованием поддельных документов были задержаны 17 лиц, в том числе высокопоставленные таможенные чины и сотрудники отделов по борьбе с контрабандой.
По оценке министра финансов Младжана Динкича, к вступлению в ЕС республика будет готова не позже 2012 года. А пока надо что-то делать с инфляцией (17,7% – в 2005 году, 12% – в 2006-м) и 20-процентной безработицей. По общеевропейским стандартам крайне низка средняя заработная плата – 270 евро.
Парламентские выборы – это еще одна возможность сделать шаг на пути к стабильности, жизни без геополитических стрессов, катаклизмов, политических убийств. Эту борьбу Сербия будет вести в первую очередь с собой. Со своими иллюзиями и своим прошлым.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Одним из обязательных условий Европейской комиссии для вступления Сербии в ЕС является формирование в Юго-Восточной Европе (ЮВЕ) зоны свободной торговли в рамках Пакта стабильности в ЮВЕ. В рамках интеграции страны в международные экономические и торговые процессы вступление Сербии в ВТО в настоящее время является одним из самых приоритетных направлений деятельности, поскольку членство в ВТО является необходимым условием для присоединения Сербии к ЕС.
По итогам I полугодия 2006 года основные партнеры Сербии по экспорту – Италия (424 млн. долл. США, удельный вес 16,9%), Босния и Герцеговина (314 млн. долл. США, или 12,5%), Германия (273 млн. долл. США, или 10,9%), Македония (130 млн. долл. США, или 5,2%) и Российская Федерация (129 млн. долл. США, или 5,1%).
По итогам I полугодия 2006 года основные партнеры по импорту – Российская Федерация (979 млн. долл. США, удельный вес 16,9 %), Германия (549 млн. долл. США, или 9,5%), Италия (492 млн. долл. США, или 8,5%), ЕС (зона евро) (472 млн. долл. США, или 8,1%) и Китай (326 млн. долл. США, или 5,6%).
По оценке Министерства внешнеэкономических отношений Сербии, объем иностранных инвестиций в экономику Сербии в 2006 году будет рекордным за последние годы и составит более 3 млрд. долл. США, в основном за счет доходов от приватизации ряда крупных предприятий и банков: сербская компания мобильной телефонии «Моби 63» продана норвежской компании «Теленор» за 1,513 млрд. евро; фармацевтический концерн «Хемофарм» – немецкому холдингу «Штада» за 475,4 млн. евро; «Кулский банк» – венгерскому «ОТП банку» за 118,6 млн. евро; «Панонский банк» – итальянскому банку «Сан-Пауло INI» за 122 млн. евро; «Банк Воеводины» – Национальному банку Греции за 385 млн. евро и др.
До конца 2006 года должна была завершиться приватизация таких крупных промышленных предприятий, как горнорудный медеплавильный комбинат «РТБ Бор» (участвует российская компания «Базовый элемент») и холдинг предприятий по производству гидравлического и пневматического оборудования «Первая пятилетка» (главным претендентом является консорциум российских предприятий во главе с ФГУП «Рособоронэкспорт»).
Важнейшей задачей правительства Сербии на ближайшие несколько лет является осуществление реструктуризации и последующей приватизации отдельных производственных частей государственных монополий: «Нефтяная промышленность Сербии», «Электрохозяйство Сербии», «Железные дороги Сербии», «ПТТ» (почта, телеграф, телефон). В настоящее время начата приватизация государственного ОАО «Нефтяная промышленность Сербии» (НИС).
Источник: Минэкономразвития и торговли РФ, «Обзор социально-экономического положения Сербии» (сентябрь 2006 года).



Партнеры