«Славянское братство – это эмоции»

1 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 408

Борислав МИЛОШЕВИЧ, брат экс-президента Югославии Слободана Милошевича, бывший посол Югославии в России, живет в Москве. Он попросил российское гражданство, но примет участие в парламентских выборах. Кому Борислав Милошевич намерен отдать свой голос, он предпочел умолчать. Но поделился с Наталией Бабасян своим видением развития событий вокруг бывшей Югославии.

«ДЛ»: Как парламентские выборы могут изменить ситуацию в Сербии?
Борислав Милошевич: Выборы всегда важны. Но я не считаю, что эти выборы будут судьбоносными или переломными.
«ДЛ»: Но, по оценкам социологов, наибольшей популярностью сейчас пользуется Радикальная партия Сербии Воислава Шешеля. Что будет в результате победы радикалов?
Б.М.: Эта партия имеет самый многочисленный электорат, и я уверен, что именно она наберет наибольшее количество голосов. Но это совсем не значит, что эта партия сможет формировать правительство. Я в этом не уверен.
«ДЛ»: После выборов в Сербии появится новое правительство. От его состава будет зависеть судьба Косово или нет?
Б.М.: Я считаю, что у Сербии отнять Косово никто не сможет, пока она его будет защищать. Я имею в виду не армию и стрельбу, а упорную политическую борьбу. Наша страна имеет на Косово все права. Поэтому надо настаивать на проведении в жизнь резолюции Совета Безопасности ООН №1244, принятой в 1999 году, которая тоже подтверждает территориальную целостность Сербии.
«ДЛ»: Каким образом? В Сербии принята Конституция, которая зафиксировала статус Косово как неотъемлемой части Сербии. Но сразу после выборов должен появиться новый план по Косово, подготовленный спецпредставителем генсека ООН на переговорах по Косово Мартти Ахтисаари и контактной группой.
Б.М.: Ну и что? Его должны вынести на голосование в Совете Безопасности. Россия наложит вето.
«ДЛ»: Вы уверены?
Б.М.: Не уверен. Но многие представители России об этом говорили. В том числе посол РФ в Белграде Алексеев.
«ДЛ»: Можно сравнивать ситуацию в Косово с ситуацией в Абхазии или Приднестровье?
Б.М.: Меня уже спрашивали, что я буду делать, если Косово получит независимость. Я ответил, что до конца своих дней буду бороться за независимость Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья.
«ДЛ»: Вы будете принимать участие в выборах. А баллотироваться не хотите?
Б.М.: Нет. Я устал. Разве это политическая борьба? Это какая-то уличная драка.
«ДЛ»: А могла бы Россия оказывать большее влияние на ситуацию в Сербии, если бы она принимала большее финансовое участие в сербской экономике?
Б.М.: Почему должно быть обязательно финансовое участие? Достаточно политической поддержки.
«ДЛ»: Но основные инвестиции в экономику Сербии идут из США и Европы, а российские инвестиции очень невелики…
Б.М.: Российские олигархи ленивы. Они очень мало покупают в Сербии. Но сейчас должен быть конкурс в Восточной Сербии по меди. И как я слышал, к нему проявлял интерес Дерипаска. Я знаю, что купили черногорский алюминий, но платили очень мало. Нефтяные российские компании – «Лукойл» и ТНК – интересовались сербской нефтью, но ничего не получилось.
«ДЛ»: Почему?
Б.М.: Потому что хотели купить за копейки. В Сербии существует большой комплекс нефтеперерабатывающей промышленности – два НПЗ, труба, Дунай. Туда можно качать нефть из Западной Сибири по трубам через Венгрию, Словакию, Хорватию. Оба НПЗ лежат и на трубе, и на главной европейской артерии – реке Дунай. Но не покупают.
«ДЛ»: Получается, что американцы инвестируют в сербскую промышленность, покупают по подходящим Сербии ценам, а россияне, которые много говорят о славянском братстве, – нет.
Б.М.: Славянское братство – это эмоции. А дела – это деньги. Там правят интересы, а не эмоции.



    Партнеры