Смутная тревога

1 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 351

Россия вступает в череду больших выборов, этапами которой станет грядущая мартовская волна региональных выборов, затем в декабре – выборы в Госдуму, и наконец в марте 2008-го наступит долгожданный финал: мы узнаем имя нового президента страны. Или все-таки старого. Возможно, что и не в марте, а, например, в декабре, одновременно с фамилиями новоизбранных думцев.

С 2000 года Россия представляла собой край политической ясности: президент выстраивал вертикаль власти, упрощал партийное пространство, брал в государственные руки рычаги управления экономикой. Кому-то это нравилось, кому-то – нет, но все понимали, что происходит: Россия собирается, власть усиливается, госаппарат упорядочивается, чиновничество выстраивается, политическое поле зачищается, бизнес равноудаляется, стабильность достигается. Новая власть, сформировав свою вертикаль, для придания ей прочности подкрепила ее правящей партией под названием «Единая Россия».
Ясность растаяла в октябре 2006 года, после выборов в Самаре, Тыве, Карелии, Свердловской и Липецкой областях (в других регионах выборы тоже прошли, но без всяких чудес). Еще толком не созданная «Справедливая Россия» (в выборах отдельно участвовали ее составные части в виде маленькой Российской партии жизни, осколков «Родины» и обломков Партии пенсионеров) показала зубы другой России – «Единой».
И началось: «Справедливая Россия» («эсеры»), оформившись в партию, попыталась потеснить «Единую Россию» на всех фронтах. Той оставалось только отбиваться. Истерика на екатеринбургском съезде в минувшем декабре – свидетельство страха, который испытывает руководство «Единой России» перед агрессивным конкурентом. А то, что «единороссы», грозившие к съезду представить новую программу, так и не сделали этого (тезисное ее изложение не в счет), – уже очень серьезная ошибка. И впервые за несколько лет съезд «Единой России» получил плохую прессу: только официозы не помянули недобрым словом и нападки на «эсеров», и конфуз с программой, и скандал вокруг главы РЖД Якунина, которого никак не могли кооптировать в состав партийного руководства.
От исхода нынешних мартовских выборов зависят судьба «Единой России» и единство региональных элит. Разделение вертикали власти на правую и левую «ноги» привело к страшной путанице: власть не может делиться на противоборствующие фракции, это нонсенс.

ВСЕМ ЛИ СЕСТРАМ ПО СЕРЬГАМ

Можно предположить, что стоимость выборов и степень участия в них бизнес-структур уже в марте 2007-го возрастут. В последнее время давали деньги на выборы в основном крупнейшие корпорации, и тратили они не так много: после перехода к назначению губернаторов интерес к выборам – как региональным парламентским, так и местным – заметно упал. Ведь заксобрания, формально выбирающие губернатора, зависимы от федерального центра, и бизнесу куда важнее налаживать связи уже с избранным губернатором и его администрацией.
Теперь появляется выбор: либо «единороссы» – либо «эсеры». Отстраненные от власти элитные группировки в некоторых регионах уже консолидировались – и привели мироновцев к успеху. Тот же Тархов, самарский триумфатор, – бывший глава региона, крупный бизнесмен, за которым пошли все, кто был недоволен монополией Лиманского и «Единой России». В Карелии голоса «Справедливой России» принес бывший президент Виктор Степанов, в Тыве – экс-спикер Великого Хурала Василий Оюн. Обиженные «единороссами» и не растерявшие средств и влияния есть во всех регионах, и к марту они наверняка попытаются организоваться.
Есть у «эсеров» еще один ресурс: та часть бизнеса, которую справедливо или нет связывают с криминалом и от которой «Единая Россия» старается дистанцироваться. И ведь «Справедливую Россию» обвинить не в чем: ей нужна поддержка – а где ее получить, кроме как в среде обиженных на власть бывших чиновников и опальных бизнесменов? Что до простого избирателя, то он за «эсеров» проголосует: кому надоели одни и те же начальственные лица, засевшие в высоких кабинетах, кого достали гаишники, да еще не утихло эхо Кондопоги.

ДЕЛАЙТЕ СТАВКИ, СДАВАЙТЕ ВАЛЮТУ

Если в последние два года самые дорогие и скандальные выборы в заксобрания, к тому же в самых «сладких» регионах, стоили не больше десятка миллионов долларов (вместе с «черными» и «серыми» деньгами), теперь суммы увеличатся, как и круг компаний, вовлеченных в выборные процессы. А ведь не за горами переход к выборам сенаторов, и в их избрании роль заксобраний будет очень велика. Можно не сомневаться, что и из-за этого бизнес начнет более внимательно относиться и к выборам в региональные парламенты. Более того: отказ от нынешней довольно нелепой системы назначения сенаторов автоматически ставит на повестку дня вопрос о возвращении к выборам губернаторов. То, что назначение губернаторов только ухудшило эффективность деятельности региональных властей, увеличило коррупцию, понизило профессионализм и работоспособность администраций, известно всем, включая Кремль. Другое дело, что вот так сразу признать ошибку, совершенную осенью 2004-го под влиянием страшных событий в Беслане, федеральная власть не может. Но в преддверии думских и президентских выборов, где-нибудь летом-осенью 2007-го, скорее всего губернаторские выборы будут возвращены избирателям. И об этом наверняка будут думать спонсоры мартовских выборов.
Соответственно усилится финансовая нагрузка на бизнес и в период думской кампании: партии-конкуренты будут яростно бороться за деньги, противостоящие друг другу региональные кланы – за места в партийных списках. Правда, тут деньги в основном уйдут в Москву, но и в регионах придется раскошеливаться. А уж если на финишную прямую президентской кампании мы, не дай бог, выйдем не с одним, а с двумя или тремя преемниками (такое может случиться: указать на настоящего преемника в последний момент соответствует современному стилю руководства), тогда расходы на президентскую кампанию, понятно, что не только бюджетные, достигнут фантасмагорических масштабов.

КОЛОСС О ДВУХ НОГАХ

Разрушительное воздействие «Справедливой России» на российскую политику понятно пока не всем. Вроде бы – ну еще одна кремлевская партия, ну лишние расходы (советский анекдот – у нас однопартийная система потому, что две мы не прокормим, – оказался горькой правдой). Но все хуже: вторая партия власти – это раздвоение вертикали, а раздвоенных вертикалей быть не может. «Единую Россию» создавали как единственную партию власти – даже ее название говорит об этом. Последовательное разрушение оппонентов – КПРФ, «Родины», СПС – делалось для того, чтобы править долго и счастливо, а не чтобы получить еще более опасного конкурента. Наличие партийного билета для успешной карьеры на госслужбе, в науке, искусстве и бизнесе – вот цель проекта «Единая Россия». Партия создавалась для такой системы, при которой грозный окрик «партбилет положишь!» повергает в трепет любого и все, устрашась, повинуются. Это суть вертикали власти. Уберите страх перед этим окриком – и нету никакой вертикали.
Отсюда проблемы, которые появились перед «Единой Россией», – исчезла суть ее существования, как, впрочем, испарилась в подобной ситуации гораздо более могучая КПСС. Поэтому нападки на «Единую Россию»: мол, партструктура громоздкая, люди пассивные, программы нет – все это от лукавого. Люди там нормальные, но создавалась она не для программы, не для собирания под свои знамена людей с горящими глазами, а для того, чтобы власть получила инструмент контроля над деятельностью чиновников, а заодно и над всеми прочими.
«Полуторапартийная» система, когда есть правящая партия плюс разрешенная, но неопасная оппозиция, – штука не новая. Так было в Турции при Кемале Ататюрке, в Мексике с 30-х по 90-е годы ХХ века, в Бразилии при правлении военных (1964–1985 гг.), в Парагвае при Стресснере, в Египте при Садате, в современных Китае и Вьетнаме. Но в каждом случае правящие партии создавались под конкретную стратегию национального развития. В Бразилии военные создали бюрократическую партию, уже имея программу, ставшую основой «экономического чуда». Мексика за годы «полуторапартийного» правления превратилась из отсталой аграрной страны в десятую по масштабам экономику мира. Парагвай из унылого куска саванны с нищим полудиким населением стал нормальной страной с армией, финансами, электричеством и самой большой в мире свободной экономической зоной. То же и с другими странами, шедшими в прошлом или идущими ныне по такому пути.
Оценки моральной стороны такой полудемократии – другая тема, но факт: она может быть эффективным инструментом мощного экономического рывка. С «Единой Россией» все иначе: она создана только для укрепления власти, а такая конструкция долго работать не может – она начинает разваливаться. Склоки и беспорядок в «Единой России» – следствие того, что ей просто нечем заняться. Национальные проекты, «энергетическое величие» России – довольно слабая попытка нащупать такую стратегию. Но тут «партия власти» начинает двоиться – а инструмента развития уже нет.

НАЧАТЬ СНАЧАЛА

Сейчас перечеркивается все, что делалось в плане гос- и партстроительства в последние годы. В год больших выборов мы вступаем в неизвестную зону, где возможны любые неожиданности. В результате вместо вожделенной многими «твердой руки» страна получает возвращение к политической конкуренции, хотя персонажами становятся созданные искусственным образом партии. Но они начинают жить собственной жизнью вне зависимости от воли своих демиургов. В результате в политику окажутся вовлеченными все новые слои и группы населения – от молодежи до бизнесменов. И возможностей для маневра у них будет больше, чем прежде. Главное, чтобы эта, по сути, случайная либерализация не привела к новому Смутному времени.
Евгений ТРИФОНОВ

ДУМСКИЕ ВЫБОРЫ МОГУТ ОКАЗАТЬСЯ БОРЬБОЙ «ПЕПСИ-КОЛЫ» С «КОКА-КОЛОЙ»

Марат ГЕЛЬМАН, политтехнолог, галерист
Одна из особенностей парламентских выборов 2007 года состоит в том, что резко уменьшается количество партий и блоков, имеющих право участвовать в выборах, то есть «имеющих лицензию» на участие в выборах. И если говорить о финансовой составляющей, резко повышается стоимость лицензии, то есть самой партийной оболочки. Значительно повышается цена на участие в списке одной из пяти проходных партий. Одномандатных выборов больше нет, и если раньше у тех богатых людей, которые хотели быть депутатами, был более-менее надежный способ финансировать свою личную кампанию, теперь они обязаны встроиться в какой-то политический проект. В этом смысле цена вопроса растет. Повышает цену вопроса и то, что именно при следующей думе будет проходить смена президента. С этой точки зрения не просто цена, но и важность мандата в новом парламенте, условно говоря, стоит дороже.
Если говорить о прогнозируемости, то октябрьская серия региональных выборов показала, что неожиданный кульбит со «Справедливой Россией» воспринят положительно. Это значит, что избиратель готов к каким-то резким переменам. Мне кажется, что на этих выборах будет где применить политтехнологические мышцы. Во-первых, существует интрига – борьба между двумя партиями власти. В какой форме она будет проходить и с каким результатом завершится – вещь вполне технологическая. Я не верю в то, что в последний момент одну из этих ног сломают. В то же время эти выборы могут оказаться борьбой «Пепси-колы» с «Кока-колой», двух более или менее похожих брендов – провластных, пропутинских, которые будут доказывать, чем они отличаются друг от друга, при том что вкус у них почти одинаковый. Эта рекламно-технологическая задачка и будет всех увлекать.
Во-вторых, будет брошено большое количество сил для прохождения какого-нибудь «демократического» проекта, например, СПС или что-то еще. С точки зрения власти, это нужно, хотя на данный момент нет ни одного реального проекта, который имел бы шансы что-то набрать. Но возможно, что появится.
Несмотря на успех СПС в пермских региональных выборах, парламентские выборы они могут проиграть даже при лояльном отношении власти. Их сегодняшнее позиционирование с точки зрения выборов провально, они вне повестки дня. Позиционирование СПС таково, что они обращаются к 7–8%, но почти гарантировано, что 7% недоберут. Однако интрига там будет.
В-третьих, пойдет борьба за наследие «Родины» и Жириновского в национальном спектре. Я не знаю, кто их поддержит финансово. Но у Жириновского будет, как всегда, с деньгами хорошо.
В любом случае беспокоиться, что политтехнологи останутся без денег, не стоит. То есть, может, кто-то и останется. Тяжелые времена наступают для тех, кто специализировался на одномандатных кампаниях. Но общая тенденция – в связи с тем, что нет губернаторских и одномандатных выборов – такова: каждая партия пытается построить пиаровскую технологическую службу внутри себя. Свободные технологи скорее всего на первых ролях на этих выборах не будут. Они будут субподрядчиками.

ДЕЛО НЕ В ДЕНЬГАХ, А В АДМИНИСТРАТИВНОМ РЕСУРСЕ

Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ, президент информационно-исследовательского центра «Панорама»
Конечно, такого раздолья имиджмейкерам, как на предыдущих выборах, в 2007 году не будет. Основной год, когда шла настоящая рубка и в избирательных кампаниях крутились очень большие деньги, был 1999-й. Такое может повториться очень не скоро.
Тем не менее все выглядит не так плохо, как выглядело еще три-четыре месяца назад. Теперь партий власти не одна, а две. Хотя они обе являются кремлевскими проектами, между ними будет идти реальная борьба, потому что от того, насколько успешны будут эти манипулятивные проекты, зависят судьбы их участников. Это обеспечивает выборам 2007 года элемент конкурентности.
Что касается демократов, их шансы невелики. Этому есть общефилософское объяснение. Периоды подъема и спада общественного движения чередуются. Это бывает во всем мире. Был подъем конца 80-х – начала 90-х, когда демократы имели высокий рейтинг. Хотя и тогда он выше 30–40% не поднимался. Сейчас мы находимся в фазе глубокого спада, в самой нижней его точке. Это естественное состояние общества после подъема. В такой ситуации какие бы деньги ни были вложены, ни на каких выборах не победишь.
Кроме того, выборы настолько зарегулированы, что дело не в деньгах, а в административном ресурсе. Если в Кремле решат, что им нужна для предъявления Западу демократическая партия в парламенте, то 7% кто-то из них получит. Я не уверен, что это будет СПС. Хотя главным событием последнего съезда СПС было избрание в состав руководства и назначение руководителем избирательного штаба члена «Единой России». Антон Баков, которого они избрали секретарем по электоральной работе и членом президиума Федерального политсовета, входит в думе во фракцию «Единая Россия» и является соавтором закона о некоммерческих организациях, против которого СПС официально возражал. В какой-то степени его можно считать наместником от администрации. Это значит, что финансирование у СПС будет. Но это совсем не значит, что его представители пройдут в думу. Чтобы они преодолели семипроцентный барьер, им нужно слишком много помогать, но на региональных выборах они скорее всего что-то получат.

РОССИЙСКИЕ ВЫБОРЫ – САМЫЕ ДОРОГИЕ В МИРЕ
СТОИМОСТЬ ОДНОГО ГОЛОСА ИЗБИРАТЕЛЯ
В РОССИИ
5,4 доллара думские выборы 1999 года
17 долларов думские выборы 2003 года
ЗА РУБЕЖОМ
2,7 доллара в Канаде парламентские выборы 2000 года
3 доллара во Франции 2001 года
5,8 доллара в Великобритании 2002 года



Партнеры