Сипатая и хрипатая t.A.T.u.

t.A.T.u.: “В кровати мы лед и пламень”

4 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 415
  Девушки назначили мне встречу в популярном ресторане на Петровке. Когда я появился, за столиком сидела одна Лена, Юля опаздывала. Коротая время, Катина подписывала обложки дисков. Появившись, Юля категорично заявила, что обязательно должна покурить. Только после первых затяжек она заказала себе и подруге марокканский чай: “Эх, Ленка! Сейчас напьешься! Я смотрю, они сегодня такой чифирчик приготовили!” Было решено начать разговор. А свое опоздание Юля объяснила снегопадом.

Постельные предпочтения

     — Как провели новогодние каникулы?
     Юля Волкова (Ю.)
— Очень спокойно. Последние три-четыре года мы с Ленкой праздновали Новый год вместе по-буйному. Неделями гуляли. Теперь я встречаю праздник с дочкой. Начинаешь с ней, затем приезжаешь к маме с папой. В общем, все прошло в кругу семьи. Было около пяти человек.
     — А Новый год вместе отмечали?
     Лена Катина (Л.).
— Этот год — нет. Сначала в семье, затем с одноклассниками.
      Ю. — Ленка очень любит с однокашниками встречаться. У нее это традиция. А с 31-го на 1-е — в баню! Ха-ха-ха!
     — А кому из вас в голову пришла идея пижамной вечеринки на Старый Новый год?
     Ю.
— Сели и придумали! Все эти коктейли и пафосные тусы надоели. Поэтому решили надеть тапочки и пижамы. Прикольно же получилось!
     — Дома сами в пижамах спите?
     Л.
— Я — да.
      Ю. — Когда как. Ленка в шерстяных носочках и байковых пижамках всегда. Она безумно мерзлявый человек. Мы с ней хохочем, когда где-нибудь на гастролях она идет в туалет, ставит подогрев пола на самое теплое, я иду, делаю на самое холодное. Ленка еще двумя одеялами накрывается.

Голый бизнес

     — Признайтесь честно, друг другу еще не надоели?
     
— (В один голос.) Нет!
     — С какого возраста вы вместе?
     Л.
— С одиннадцати.
      Ю. — Достаточно долго. Но это на гастролях мы вместе. А в Москве у Ленки есть свои дела. У меня своя личная жизнь. У нас разные компании. А если мы вместе делаем бизнес, то, наоборот, должны поддерживать друг друга, помогать, а не ругаться. У нас очень хорошие, дружеские отношения. Скажу так: убьем друг за друга!
     — Последний раз когда вместе отдыхали?
     Л.
— Интересный вопрос. А правда, когда?
      Ю. — Вместе? Да нет. Такого не было. Хотя в Лос-Анджелесе, наверное. Мы там жили вместе, писали альбом. А вот на выходные вместе катались на великах, валялись на пляже, загорали у бассейна.
     — А почему слухов больше о Юле, нежели о Лене?
     Ю.
— Наверное, потому что я больше тусуюсь. Ленка — она домашний человек.
     — Более флегматичная?
     Л.
— Нельзя сказать, что я более флегматичная. Просто я более домашняя.

Отпрыгали свое под “фанеру”

     — Почему теперь название группы пишется на английском?
     Л.
— Нам показалось, что такое написание — через точки по-английски — красиво смотрится. Но это не меняет сути: поем и на русском, и на английском.
     — Это западные музыканты так повлияли на вас, что вы запели вживую?
     Ю.
— Мы сделали это для самих себя, в первую очередь. Это намного приятнее. Мы только свой первый альбом, как и многие русские артисты, пели под “фанеру”.
      Л. — Тогда танцульки были, балет. Куда нам, маленьким девочкам, с прыжками еще и петь вживую.
     — Признайтесь, какими пряниками заманили на запись англоязычной версии альбома “Люди-инвалиды” ветеранов поп-индустрии Стинга, Дейва Стюарта, Ричарда Карпентера?
     Ю.
— Просто попросили. А они не отказали.
     — Чему-то у них научились в профессиональном плане?
     Л.
— Самое смешное, что мы с ними и не встречались. Стинг был в Нью-Йорке, мы были в Лос-Анджелесе. Но с них нужно брать пример. Они многого в жизни добились.
     — Сейчас начинаете писать новый альбом?
     Ю.
— Да, в феврале-марте летим в Лос-Анджелес...

Юля и ее девушки

     — С бывшим продюсером Ваней Шаповаловым общаетесь?
     Ю.
— Специально не общаемся. Последний раз видели его на концерте в Питере.
      Л. — Мы случайно встретились в поезде на обратном пути. Он просто взял, купил билет на концерт и приехал. Почему не позвонил? Провели бы...
      Ю. — Мы друзья. Но пути разошлись. У нас своя жизнь, у него своя. Обид никаких нет. И если мы увидимся где-нибудь, то подойдем и поздороваемся.
     — Не жалеете, что расстались?
     Ю.
— Что значит “жалеть”? Идти нужно вперед.
     — То есть девочки повзрослели.
     Ю.
— Конечно! И поняли, что если не уйдем от Вани, то все останется на месте.
     — А когда вы решили отказаться от агрессивного лесбийского имиджа?
     Ю.
— Мы ни от чего не отказывались. Ни к чему и не приходили. До сих пор на каких-то тусовках, выпив, можем с Ленкой поцеловаться. Или на сцене, когда люди просят. Тут же нет никакой пошлости, как если бы мы спали с фаллоимитаторами.
      Л. — Ваня — гениальный человек. Он сумел снять клип “Я сошла с ума” и не пересек грань допустимого. Черту между грязными и чистыми чувствами. У каждого в жизни есть переходный возраст. И этот сложный момент он смог гениально показать. Между прочим, у Юли были девушки...
      Ю. — И я этого не отрицаю. Все нормально.
      Л. — Мы никому не врали.
      Ю. — Я и со своей подружкой могу целоваться (смеется, показывая в сторону симпатичной девушки Ксюши, лучшей подруги).

Лена тоже родит

     — Юля, когда ты на гастролях, с кем остается твоя дочка Виктория?
     Ю.
— Есть две очень замечательные няни. Одна мамина подруга, другая — ее сестра. Это проверенные люди. Помогают мои родители. Они все же ближе ребенку, чем няня. Мама с папой, когда меня нет в Москве, каждый вечер приезжают к Вике.
     — Лена, не завидуешь маме Юле, сама не задумываешься о малыше?
     Л.
— Зависть мне не свойственна. Это для меня странное чувство.
      Ю. — Чего завидовать-то? Жизнь еще долгая. Еще родит.
     — Сейчас вы находитесь в состоянии влюбленности?
     Ю.
— Да. Все впереди, все хорошо. У двоих молодой человек.
      Л. — Один на двоих (смеется).
     — Если не секрет, кого осчастливили?
     Ю.
— Ой, я не буду называть имя. Он мой ровесник.
      Л. — И оба далеки от шоу-бизнеса.

Ворованные юбочки

     — Знаю, что по Москве вы ходите совершенно спокойно, без охраны...
     Ю.
— Как сегодня. Кто-то узнает, кто-то нет. Если едем куда-то в клуб, берем охранника. А так нет. Мы никогда не бываем одни. Рядом или подружка, или друзья. Страха нет.
     — А говорят, что недавно вы сменили телохранителей.
     Л.
— Да, только что. Сейчас у нас такие здоровые, хмурые, но с изюминкой. Большой-большой охранник, с добрыми-добрыми глазами. На него посмотришь — дите дитем. Но когда нужно, раз — и собрался в комочек (смеется).
     — А почему поменяли?
     Ю.
— Как таковых причин нет. Меняются люди, с которыми мы работаем. Только не подумайте, что они были плохими. Мы до сих пор дружим!
     — Слышал, что некоторые ваши сценические костюмы появились на интернет-аукционах. Это так?
     Ю.
— Мы только что узнали об этом. Вообще наши юбочки в клеточку у нас воровали прямо со сцены, когда мы ими кидались. Но это было раньше. Сейчас мы часто выступаем в том, в чем ходим и в жизни. Штаны, кроссовки. Иногда каблуки. Правда, платья хороши на каком-то вручении, вечернем коктейле. А на концертах... Я не могу в открытом платье завести народ. Не наша тема. Нам не нужно, чтобы с нас сыпались “Сваровски”.

Скандальное кино

     — Как продвигается история со съемками фильма по книге “Тату” come back”?
     Л.
— В апреле — начало съемок. Фильм будет на английском языке. Играть будем самих себя.
      Ю. — Уже есть американский режиссер Рональд Джофе. Он француз, но живет в Америке.
     — В написании сценария принимали участие?
     Ю.
— Безусловно. Сейчас продюсеры кино дорабатывают окончательный вариант. Есть история двух девочек — так что все довольно биографично.
     — То есть откровенно?
     Ю.
— Увидишь. Будет скандальный фильм.

Загар до первой сыпи

     — Лена, а ты никогда не пробовала загореть так же, как Юля ( Юля темно-шоколадная от походов в солярий. — Авт.)?
     Л.
— Нет (смеется).
     — А у тебя, Юля, это уже сложившийся имидж девочки-шоколадки?
     (Лена в этот момент начинает напевать: “Моя мулатка-шоколадка...”)
      Ю. — Честно, мне нравится.
      Л. — Она просто повернутая на загаре. Ей уже не в солярий, а в гриль надо.
      Ю. — Да, в гриль-пати. У меня это началось с 15 лет. Мы каждый день с подружкой были в солярии. До тех пор, пока сыпь не пошла. Вредно для кожи. Полтора года, когда я была беременной и после родов, я никуда и ничего. А теперь — опять. Мне кайфово пойти в солярий поваляться, кремами обмазаться…
     — Юля, что с твоими связками? Не секрет, что одно время у тебя были проблемы с голосом.
     
— Сейчас проблем нет. Слежу за связками. Но не до такой степени, чтобы ходить в шарфе, не курить и не пить. Это жизнь. Для связок главное — это сон. Стоит мне не выспаться, наутро сипатая, хрипатая. Алкоголь тоже влияет. Просто, когда концерт, стараюсь не тусоваться.
     — До какого возраста собираетесь петь?
     Ю.
— Планов на далекое будущее нет. И никогда их не строили. Пока мы на сцене. T.A.T.u. занимает у нас практически все свободное время. Была пауза, когда мы расходились с Ваней. Но сейчас мы все в работе.


    Партнеры