Катание по мукам

Корреспонденты “МК” поставили грустный эксперимент

21 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 461
Вчера в правительстве Москвы обсуждали программу социальной интеграции инвалидов. Предполагается, что для их перевозки к 2015 году должен быть приспособлен весь общественный транспорт. Строящиеся станции метро оборудуют подъемниками и пандусами.
Если передвигаться по городу инвалидам станет легче, то посещать, например, многие музеи федерального уровня — мука нечеловеческая.
Мы поставили эксперимент: проехались в инвалидной коляске по “храмам искусства”.


Тяжела доля инвалида — это ничего не сказать. Вот как, например, посетить музей человеку на инвалидной коляске? Как ему там сходить в туалет, подниматься по множеству ступеней? Какие трудности его там ожидают? Два корреспондента “МК” решили проверить музеи “на вшивость”. Взяли редакционный “соболек”, арендовали за 360 рублей инвалидную коляску-развалюшку и покатили за культурными “услугами” в Пушкинский, Третьяковку и Политехнический.

Пушкинский музей

…Наш “Соболь” тормозит на задворках ГМИИ им. Пушкина на Волхонке. Коляску — на снег, журналистку Веру — в коляску, Яна — в качестве возницы. Подпрыгиваем на каждой колдобине. Сидеть холодно. Вот и дворик. Чудесной красоты белая лестница, но ни одного пандуса, который, несомненно, изгадил бы всю эту неземную красоту. Меж колонн охранник бродит. Подхожу:
— Мы студенты из Питера… Нам бы на лесенку взобраться…
— Сейчас докурю — поднимем!
И правда, помогли. Втроем, пыхтя, доносим до входа эти несчастные 70 килограммов (50 — журналистка-“инвалидка” плюс 20 — коляска). Но ведь настоящие инвалиды от сидячей жизни полнеют. И в “реале” инвалид с коляской весил бы все 100… Фойе музея. Охрана, сотрудники, посетители участливо смотрят на Веру и ее покрытые пледом ноги. Ощущение жутко неуютное, тоскливое...
— Простите, а как нам попасть в музей? — жалостливо спрашиваем мы, косясь на высоченную лестницу на второй этаж.
— Покупайте билеты. И пока погуляйте по первому этажу.
Едем мимо античных статуй. Тетеньки-смотрительницы внимательно и изумленно следят за нами, как будто мы хотим на инвалидной коляске вывезти какого-нибудь Давида. Что ж, зал был великолепен, а вот как со вторым этажом? Да, день обычного человека делится на часы и минуты, а жизнь “колясочника” на… ступени — первая, вторая, десятая… И это настоящий ад!
— Бывают же подъемники для колясок… — стонем мы.
— У нас есть подъемник, но у вас коляска нестандартная. Не влезет, — говорят. — И лифта нет.
Те же спасители из охраны хватают коляску, и мы втроем тащим “ценный груз” наверх, где все-таки успеваем осмотреть скульптуры. А что, если инвалиду срочно потребуется в туалет?
— С таким трудом их сюда перли, а они за 10 минут уж все обошли! — шипят нам в спину смотрительницы. Подуставшие “носильщики” стаскивают коляску вниз. В туалет придется вдвоем, разумеется — в женский, тем более что охранник властно приказывает мне:
— И вы с ней идите!
Дамы шарахаются перед нашим кортежем. Но здесь коляска даже в туалетную кабинку полностью не влезает.
…Напоследок заглянули в экскурсионное бюро.
— А можно экскурсию для десяти “колясочников” заказать? Говорят, какие-то подъемники есть.
— Отродясь их здесь не было, сколько лет работаю… Это здание совершенно не приспособлено. Что охрана помогла — это их добрая воля. Им вообще запрещено отлучаться с поста…
Охранникам спасибо. Как говорится, кто нищему и убогому помогает, тот Богу помогает... Но помогли, вероятно, лишь потому, что подобные ценители прекрасного заходят в “Пушку” раз в два месяца.
В итоге осмотрено 50% экспозиции.
Но главный шок ждал нас в конце всех мытарств: по словам главного инженера Владимира Сергеева, оказывается, в Пушкинском таки есть подъемник. Только не стационарный, а мобильный: он как бы сам шагает по ступенькам… Два года назад его купили. И подходит он для любой коляски. “Почему вам отказали — непонятно. Напишите мне с указанием точной даты визита — разберемся!”

Третьяковская галерея

В Третьяковке Вера ощутила себя полным инвалидом: из-за неподвижности жутко замерзла, ногами — как будто их нет — даже шевелить уже не хочется. Вид каждой ступеньки пугает. На мир смотришь снизу вверх, а он на тебя — сверху вниз. И достаточно презрительно — по крайней мере посетители Третьяковки глазели на нас так, словно вместо человека в коляске сидит кенгуру. “По улицам слона водили…” Мы оказались куда интереснее “Явления Христа народу” Иванова. Хотелось крикнуть: да отвернитесь вы! В самом деле, разве инвалид — не человек?
…Впрочем, Третьяковка нас обрадовала — в ней есть целых два подъемника. Один из них, на первом этаже, сломан, но это ничего — нас провели по служебным коридорам. Обговорив, через сколько и где нас будет ждать лифтер, нам отворили двери в храм искусства. Лифтером оказалась добрейшая женщина — она ждала нас у лестницы ровно через 20 минут.
Финский подъемник, похожий на поднос, прикреплен к перилам. Жмешь на маленький рычажок, и коляска на подносе едет вверх. Когда подъемник начал свое движение со скоростью сонной черепахи, публика побросала Шишкиных да Верещагиных и вытаращилась на “инвалидку”. Прежде чем нас спустить вниз, нам позволили даже сфотографироваться, что на самом деле запрещено. Кстати — в Третьяковке нам разрешили не брать для инвалида билет. А в подсобном помещении мы увидели 4 современные коляски — их дают бесплатно и инвалидам, и любому пожилому человеку, если устанет…
Осмотрено 100% экспозиции. Комментарий дирекции излишен, а вот психолога в самый раз:
— Стигма — социальное обособление больного человека, на каждом шагу подчеркивающее его ущербность. Инвалид вообще не должен подходить к кому-либо в музее и просить, чтобы ему помогли. Потому что тем самым он “обнажается”, признает свою ущербность. В крайнем случае он может требовать законную помощь (включить подъемник или вызвать лифт)...

Политехнический музей

Наше путешествие в Политехнический — это что-то. Полумертвое фойе, администраторша и два охранника. Так и уставились. Потом мы поняли, почему: наверное, мы единственные в мире инвалиды, которым посчастливилось побывать здесь. Охранники посылают нас в кассу.
Мы радостно взяли билеты (60 рублей, между прочим), охранник с удовольствием поднял коляску на три ступени, открыл перед нами обычно закрытую для посетителей (видимо, парадную) дверь. Мы входим внутрь, дверь за нами хлопает, и нашим изумленным взорам открывается… Никакая не экспозиция, а два лестничных пролета, ступеней по 40 каждый!
— А дальше-то нам как?
— А никак. Подъемников нет, — говорит сотрудница недовольно.
— Может, служебный лифт?
— А он по выходным не работает.
— Так сегодня пятница.
— И по пятницам не работает. Я здесь служу 13 лет, ни разу никого на колясках не видела. Охранники вас не понесут. Ладно ребенка, он легкий, родители на руки могут взять. А что вы мне претензии предъявляете? У нас старое здание.
Охранник берет коляску за самый низ и красный как рак тащит ее до самого верха. Мы двинулись осматривать чудеса техники. Коляска подпрыгивает на раздолбанном паркете. Старые советские макеты “Як-42” в разрезе… все почерневшее, запыленное. Школьники носятся по залам, смотрят с особенной гадливостью.
Пройти дальше одного зала, увы, не удалось. Архитектура такова, что переходы из зала в зал сопровождаются тремя-четырьмя ступенями, то вверх, то вниз. О чем на входе даже не предупредили. Круглые глаза сотрудников нагоняют тоску. Домой! Наш паренек стащил коляску вниз и деньги брать напрочь отказался. Большое и ему спасибо. А вот чего ради на входе заставили нас купить билет, зная, что в музей мы можем попасть разве что во сне, мы так и не поняли.
Итак, человек на коляске смог осмотреть ровно 1% всей экспозиции музея: гигантские карьерные экскаваторы.
По словам дирекции, Политех готовится к глобальной реконструкции. Когда она начнется — трудно сказать, пока идет проектная работа. По обещаниям, в проекте будут предусмотрены пандусы и подъемники.

* * *

Что нам сказали в Минздравсоцразвития?
Николай Люкшин , представитель Департамента развития соцзащиты:
— Инвалиды — это самый больной вопрос! Наше министерство может отталкиваться лишь от денег, заложенных в федеральной целевой программе. Остальной (если не основной) груз ответственности ложится на плечи субъектов. Так вот, в прошлой программе 2001—2005 гг. были деньги не только на разработку и внедрение всех этих подъемников, пандусов и проч., но были прописаны и конкретные объекты. Благодаря чему нам удалось приспособить для нужд инвалидов несколько музеев в Петербурге — например, Русский музей и Эрмитаж. Изобрести такой подъемник, поставить его — это ж миллионы рублей! Очень затратная статья расходов!
Валерий Воеводин , зам. руководителя отдела по вопросам инвалидов:
— В новой целевой программе 2006—2010 гг. “заложена” лишь разработка вспомогательных средств для инвалидов, целевых объектов там нет…
Что нам НЕ сказали в Роскультуре?
Нас долго футболили от одного чиновника к другому, пока что-то не сказал г-н Серпенский, советник отдела культурных ценностей, оговорившись, впрочем, что этот вопрос вне его компетенции:
— Работа ведется, но охватить все музеи разом нереально. В мемориальной квартире Островского на Тверской сделан уникальный подъемник для инвалидов. Музей Великой Отечественной войны на Поклонной тоже оборудован… Вообще в новых зданиях организовать все это проще. А вот в старых… Ну не предусмотрел Цветаев (основатель ГМИИ им. Пушкина) лифта для инвалидов. И как же его теперь там сделать?

СПРАВКА "МК"
Готовые электрические подъемники отечественного производства для прямых лестничных маршей стоят от 200 000 руб. Но так как каждый музей обладает сложной уникальной планировкой с разнообразными изгибами лестниц, цены на подъемники (тем более импортные) могут взлететь и до $100 000.

СПРАВКА "МК"
Музеи Москвы, оборудованные подъемниками или лифтами:
•Поклонная гора (музей Великой Отечественной войны).
• Музей-квартира Островского на Тверской, 14.
• Третьяковская галерея.
• Исторический музей.
• Литературный музей им. Пушкина.
• Музей археологии Москвы.
Ян СМИРНИЦКИЙ, Вера КОПЫЛОВА.


Партнеры