Чистый адреналин

1 марта 2007 в 00:00, просмотров: 357

Стритрейсинг нельзя назвать спортом, скорее это модное развлечение, способствующее выбросу адреналина. С каждым годом количество поклонников и любителей этого экстремального отдыха увеличивается. Президент одного из крупнейших московских клубов Speed Force Олег КИМ уверен: для того чтобы увлекаться ночными гонками, недостаточно иметь дорогой спортивный автомобиль. Подробности – в интервью Натальи Зиганшиной .

«ДЛ»: Когда в Москве появился стритрейсинг?
Олег Ким: Примерно лет девять-десять назад. Тогда по-настоящему дорогих спортивных машин было очень мало, гонки в основном проводились на тюнингованных старых иномарках и отечественных автомобилях.
«ДЛ»: А что вообще входит в понятие «стритрейсинг»?
О.К.: Пожалуй, основная и общепризнанная – это «дрэгрейсинг», когда машины со старта максимально быстро должны пройти участок длиной 402 метра (Есть и другие дистанции 201 и 804 метра, но они менее популярны – прим. автора). Как правило, на такие гонки собирается много болельщиков – друзья и знакомые. Гонки на машинах по городу «Челленджи» тоже распространены, но они не так зрелищны в силу своей специфики. По правилам гонки пилотам даются адреса контрольныех точек, которые нужно все объехать и сделать это как можно быстрее. На каждой такой точке стоит человек, связанный со стартом/финишем, и фиксирует прохождения пилотами своего «чека» (Check point) секундомером и засекает время. Самый, пожалуй, молодой вид гонок, проводящийся в России в зимний период, – это «дрифт», то есть управление машиной в заносе. Такие гонки проходят на ледовых площадках, треках, больших парковках супермаркетов.
«ДЛ»: Какие машины обычно участвуют в гонках и сколько примерно нужно денег для того, чтобы купить соответствующее средство передвижения?
О.К.: Все очень индивидуально. Один мой знакомый ездит раз в месяц в Англию, и там какое-то маленькое конструкторское бюро строит ему машину специально для дрэгрейсинга. Такая машина стоит порядка $500 000. Кто-то покупает нашу «восьмерку» и своими руками делает из нее космический аппарат. И это будет стоить всего каких-нибудь $10 000.
«ДЛ»: Наверное, есть такие клубы, которые не пускают в свой круг владельцев непрестижных автомобилей.
О.К.: Конечно, есть те, кто не поощряет отечественные автомобили и подержанные иномарки, но их мало. В основном это определенный узкий круг владельцев дорогих спортивных автомобилей, которые собираются по телефонному звонку. Это скучно – смотреть, как тупо катаются красивые машины. Вот когда какая-нибудь старая отечественная «шестерка» легко соперничает с BMW M5 – зрители просто в восторге.
«ДЛ»: Сколько сейчас в Москве стритрейсинговых клубов?
О.К.: В 2000 году их было около двадцати, а сейчас уже приблизительно шестьдесят. Они растут в геометрической прогрессии.
«ДЛ»: А часто ли бывают несчастные случаи на гонках?
О.К.: Да, к сожалению, история ночных гонок знает несколько случаев со смертельным исходом, когда гибли зрители. Это происходило из-за того, что организаторы пренебрегали мерами безопасности – допускали на старт пьяных водителей, проводили гонки на узкой дороге, разрешали зрителям находиться близко к финишу, где машина набирает максимальную скорость и становится трудноуправляемой. «Челленджи» по городу – тоже очень опасное занятие. Непредсказуема реакция водителя, которого обгоняет такая машина: от неожиданности он может резко крутануть руль в сторону и тогда может произойти авария. Недавно был случай на Кутузовском проспекте – любитель поиграть в шашки на дороге ехал и в Кунцево собрал четыре машины. Ответственность полностью ложится на него. Это очень опасно.
«ДЛ»: Наверное, и людей сбивают…
О.К.: Одно время было модно клеить на капот трафареты убитых старушек. Мой друг после каждой выигранной гонки наклеивал себе на багажник бабушку с клюкой, а после случая, когда сбили мужчину, который переходил дорогу, он сразу снял все свои наклеечки.
«ДЛ»: Сейчас, когда власти выделили официальную трассу для проведения гонок между Богородским шоссе и Оленьим Валом, что-нибудь изменилось?
О.К.: Уже была проведена одна официальная гонка, которая выявила массу недостатков в организации подобных официальных мероприятий и дала много позитивных моментов. Несмотря на то что была совсем небольшая PR-кампания, пришло гораздо больше людей, чем ожидалось. Общественный транспорт уже не ходил, в районе проведения гонки возникли огромные пробки, и люди шли пешком в час ночи два километра. По приблизительным подсчетам, всего пришло где-то более 12 000 человек. Несмотря на мороз, они больше двух часов наблюдали за заездами из зрительской зоны, а потом прорвали ограждения и вышли на трассу. После этого из соображений безопасности мероприятие пришлось прекратить. Просто место не было рассчитано на такое количество людей. Хорошо, что все закончилось без жертв.
«ДЛ»: Как зрители отреагировали на преждевременное прекращение гонки, они не буянили, как футбольные фанаты?
О.К.: Нет, все спокойно, хотя и с недовольством, разошлись по домам, и это лишний раз говорит о том, что участники и поклонники ночных гонок – люди адекватные.
«ДЛ»: А как же все эти скандальные истории с перекрытием Садового кольца?
О.К.: Это ответная реакция. Первая подобная акция прошла года три назад, после неудачной попытки провести на заброшенном картодроме в Московской области «ночной спринт». Никто никому не мешал, и вдруг приезжают одиннадцать экипажей милиции с сотрудниками ГИБДД и начинают всех вытаскивать из машин и обыскивать на предмет всяких противозаконных предметов. Вот и было тогда перекрыто Садовое кольцо и проспект Вернадского в знак протеста. А вообще мы люди мирные и законопослушные.
«ДЛ»: Есть какой-то рекорд в уличных гонках, который еще никто не побил?
О.К.: Сложно сказать, маршруты постоянно меняются, но, пожалуй, самый известный – это маршрут от Бородинской панорамы на Кутузовском проспекте до Госдумы, потом заезд на Петровку, 38 и обратно к Бородинской панораме. Один очень известный среди рейсеров гонщик Дима Малой на BMW M5 проехал это расстояние за 8 минут, учитывая все повороты, развороты и светофоры.
«ДЛ»: Много ли среди поклонников гонок по-настоящему хороших водителей, ведь наверняка больше понтов?
О.К.: Пятьдесят на пятьдесят. Есть те, кто покупает спорткар и считает, что учиться хорошо водить уже необязательно. Но большинство все-таки интересуется приемами, которым обучают в специальных школах повышения водительского мастерства. Ведь в стритрейсинге многое зависит от подготовки водителя, насколько человек чувствует машину – скорость переключения передач, какая у него реакция. Есть водители «от бога», но их очень мало. Они могут выиграть гонку на обычном автомобиле только благодаря своему умению водить машину.



Партнеры