Не родись красивым

Григорий Антипенко: “Мне уже не приходится лазить по помойкам”

11 марта 2007 в 00:00, просмотров: 1702
  Российский кинематограф подарил не так уж много сериалов, которые вошли в ранг “легендарных”. “Не родись красивой” — явно один из них. Фильм уже завершился, а народ до сих пор помнит содержание почти всех двухсот серий, имена героев и, разумеется, тех, кто их играл.
     Актер Григорий Антипенко не скрывает, что сериал дал ему многое: от популярности до романа с Юлией Такшиной, исполнившей в “Не родись...” роль Вики Клочковой. Тем не менее он не хочет становиться “заложником” одной роли. Именно поэтому актер сейчас если и принимает предложение сыграть кого-либо, то этот “кто-то” полная противоположность его Андрею Жданову. Образ мужчины-романтика, похоже, “заброшен” далеко и надолго.
     Как сейчас поживает 30-летний актер, мы узнали у самого Антипенко после репетиции в Театре киноактера, где он занят в спектакле.

Нашел где подглядывать

     — Смотрю, работа не стоит на месте. Сейчас Григорий Антипенко, наверное, нарасхват?..
     
— Мне непросто потому, что я давно не общался с театром, можно сказать, забыл, что это такое. Да и в принципе никогда не играл масштабные роли. Да, был театр “Et Cetera”, где я бегал в массовке, — мой первый опыт после училища. Ну и так, по мелочи — озвучки, на радио работа.
     Потом меня довольно неожиданно позвали в кино — в “Талисман любви”. А затем и в “Не родись красивой”, теперь вот — в “Человека без пистолета”. От некоторых ролей я сейчас отказываюсь даже — невозможно объять необъятное.
     — Вы всегда знали, что будете актером?
     
— Никогда не хотел быть актером, просто стечение обстоятельств. Я работал продавцом в аптечном киоске, рекламным агентом, пока наконец не устроился монтировщиком в театр “Сатирикон”. Пересмотрел сотни спектаклей за два года работы. Наверное, это меня и сподвигло к тому, чтобы заняться актерской профессией.
     Я стал ходить на разные актерские курсы, практически боролся с собой, заставляя молчать внутренний страх. И поборол — поступил в Щукинское училище, окончил и попал в труппу “Et Cetera”.

Едва не лишили наследства

     — Чем ваша роль в сериале “Человек без пистолета” отличается от роли Жданова в “Не родись красивой”?
     
— Слава богу, режиссер все сделал, чтобы отличалась. Мне так хочется отойти от сложившегося романтического образа, чтобы окружающие не воспринимали меня как Андрея Жданова. Мой новый герой — абсолютный альтруист и не имеет никакого отношения к высшему обществу.
     — Слышала, что во время съемок случались всякие злоключения...
     
— Был взрыв пиротехнический — как раз на уровне моей головы. Осколки в разные стороны. Но ничего — залатали меня. Крови, правда, было много, потому что я до этого бегал, и циркуляция повысилась.
     Я уж не говорю о том, как мне пришлось у лошади на крупе без седла дублей двадцать провести. Без комментариев, как я ходил все эти дни. Отбил все, что можно и нельзя. (Смеется.)
     — А вы можете заявить, что не будете делать что-то на съемочной площадке?
     
— У меня был один такой случай на съемках “Талисмана любви”. В сцене, где мне надо было копаться в помойке. Но она была очень уж натуралистичная — с ужасными миазмами, плесенью по стенкам. Когда я подошел к ящику на метр, я понял, что даже стоять рядом с ним не могу. Просто дышать было невозможно. Пришлось отказаться от этой сцены. Скандал был, правда, небольшой.

Авария с автографом

     — Признайтесь, участие в сериале “Не родись красивой” круто изменило отношение к вам окружающих?
     
— Конечно, это прибавило мне популярности. Хотя гиперинтерес к моей персоне меня раздражает. Я даже не могу погулять по улице, зайти в магазин или ресторан — это вызывает какой-то нездоровый ажиотаж. Я стал сторониться людей. Есть только два места, где меня никто не трогает, — дом и машина. И то — это довольно спорный вопрос.
     — Вас подкарауливают на заднем сиденье фанаты?
     
— Не совсем. Я тут попал в аварию, и ко мне сразу подскочила орава людей брать автограф. И среди них — человек, который пострадал. Я написал ему: “Не попадай в аварию — ничего хорошего в этом нет”. Но, по-моему, он был так счастлив. (Смеется.)
     — Не удивлюсь, если вас атакует масса поклонниц...
     
— В моем мобильнике есть примерно двадцать номеров, которые объединены одной фразой — “не брать”. Это телефоны тех девочек, которые как-то узнают мой номер, звонят и задают дурацкие вопросы.

Ледоруб в кладовке

     — После “Не родись красивой” вокруг вас появился ореол этакого романтика. Но ведь в жизни вы совсем другой. Довольно экстремальный человек...
     
— Честно говоря, я не люблю этой темы касаться. Да, я занимался альпинизмом много лет. Сейчас у меня нет на это времени. Все эти бесконечные работы не дают возможности подготовиться. Придет время, я, надеюсь, продолжу восхождения. Для меня альпинизм — это не просто вид спорта, а определенная философия. Моя внутренняя. Но так глубоко ее раскрывать я не хочу.
     — Значит, от спорта вы сейчас далеки?
     
— Ну почему? Сейчас в моей жизни появился фитнес. Неожиданно, кстати. Я купил абонемент и последние два месяца успеваю регулярно ходить в тренажерный зал. Это хорошее напоминание о том, что у тебя, оказывается, тело есть, даже крепатура появляется.

Спальня с сомнительными удовольствиями

     — Домашними делами сил хватает заниматься?
     
— Раньше, когда не было денег и возможностей, я делал все сам — меня отец научил. Но ведь сейчас есть люди-профессионалы, я могу им платить, поэтому трудно себя заставить.
     — И часто приходится платить?
     
— Мы почти закончили ремонт. Хотя это не так-то легко было сделать. То недостача какая-то, чего-то недоустановили, кто-то динамит.
     — А времени-то бывать в новой квартире хватает?
     
— Сейчас, к счастью, да. Театр приводит в порядок мысли — роль требует вдумчивого подхода, как ни крути. Эта размеренность появилась и в моей жизни в целом. Отдыхаю теперь дома.
     Мы с Юлей наконец-то в квартире сделали все так, как хотели. Кухню красивую сделали. Поставили в спальню огромный телевизор. И пришло такое отупение. (Смеется.) Телевидение вообще засасывает, надо будет от него отказываться… Но пока каждый день какие-то фильмы смотрим.

“Сериалы — это невыносимо”

     — Сериал “Не родись красивой” пересматриваете?
     
— Когда его показывали в первый раз, я старался смотреть. Просто чтобы понимать, что вообще творится, куда мы катимся. Иногда были такие провалы, что мы все шли к сценаристам. Скандалили, даже пытались переписывать тексты прямо на съемочной площадке. Сейчас, когда я натыкаюсь на этот сериал, переключаю канал сразу же. Смотреть невозможно. Лично мне.
     — Кстати, вы дружите с кем-нибудь из коллег по этому сериалу?
     
— Близко — нет. Шесть лет назад я прекратил “заводить дружбы” в принципе. В моей жизни есть один человек, которого я, так сказать, проверил в условиях жизни и смерти, хотя и не хотел делать этого специально. Он был моим напарником в горах. Сейчас я не могу никого, кроме него, назвать другом. Я не доверяю людям. Не потому, что они плохие, а просто… мы все разные.
     — Слышала от ваших коллег, что вы довольно закрытый человек. Это так?
     
— Да. Я интроверт — не нуждаюсь в шумном обществе. Слишком мало людей, с которыми я могу общаться. И еще меньше тех, без которых я не мыслю своего существования. Это мои родные, это Юля.
     Но зато я очень спокойный, миротворец по своей природе. Терпеть не могу скандалов.

Идеальная страсть

     — В домашних спорах с Юлей первым идете на уступки?
     
— По-разному. Я очень обидчив. По гороскопу Весы — такая ранимая натура. Правда, отхожу я тоже довольно быстро.
     — Григорий Антипенко — ревнивый человек?
     
— Страшно! Во мне явно есть восточная кровь. Но, слава богу, Юлия не дает повода ревновать. Впрочем, как и я ей.
     — Бытует мнение, что после пары лет совместной жизни все “высокое и светлое” в отношениях улетучивается.
     
— Все наоборот. Любовь — сложное чувство — оно постоянно трансформируется. Между нами все время что-то происходит, мы становимся ближе, узнаем друг о друге больше и выходим на какой-то новый этап. Этих этапов — бесконечное количество.
     — Как-то вы говорили, мол, Юля на сто процентов соответствует вашему женскому идеалу.
     
— Абсолютно! Безусловно, то, что она красивая, это замечательно, я же мужчина. Но именно женщина-личность для меня идеал. И Юля — такая. Противоречивая, со своим мнением, взглядами на жизнь.

Сын-кинозвезда

     — Ваш сын Саша не живет с вами. Вам удается принимать участие в его воспитании?
     
— С бывшей супругой мы в нормальных отношениях, так что никаких препятствий. Ему уже семь лет, он в первом классе. И я вижу, что он прислушивается ко мне. Но у него и без меня много советчиков и диктаторов в семье, он пытается и тем, и тем угодить. Сложно ему.
     — Вы бы хотели, чтоб сын пошел по вашим стопам?
     
— У меня был достаточно жесткий путь. У него, к счастью, все совершенно по-другому складывается. Он вот сейчас ходит в школу искусств и даже снимается в двух картинах. “И за это еще деньги платят! Папа, я буду актером!” — сказал он мне после съемки. (Смеется.)
     — Знаю, что в скором времени у вас с Юлей ожидается пополнение в семействе...
     
— Я бы не хотел заранее говорить на эту тему. На все воля Божья. Наш ребенок — самый желанный и любимый.


Партнеры