Битва у канатов ринга

Как корреспондент “МК-Воскресенья” брала автографы у братьев Кличко

18 марта 2007 в 00:00, просмотров: 330
  У меня есть хорошая знакомая в Германии, живет в Лейпциге. Нормальная такая русская девочка Лена, поступившая в местный университет и мечтающая получить немецкое гражданство. Это был мой путеводитель по Германии, справочное бюро, книга жалоб и предложений... Ей можно было позвонить и спросить: где находится Олимпийский центр в Хайдельберге? И Лена, бросив все на свете, ломилась к компьютеру и телефону, чтобы узнать адрес и то, как туда проехать. Помогала она мне по доброте душевной и за одно маленькое вознаграждение - автографы обоих братьев Кличко.
     
     — Виталя, — говорю старшему брату на открытой тренировке младшего, — мне нужна твоя роспись, но желательно на карточке. Одному очень хорошему человеку...
     Будущий соперник Олега Маскаева только что отошел от толпы поклонников передохнуть и грустно смотрел, как она увеличивается:
     — Ты знаешь, у меня карточки закончились. Остались только в отеле. Давай в другой раз...
     Рядом на ринге прыгал со скакалкой Владимир. Увидев меня, заулыбался. В самый раз просить расписаться. Но не лезть же на ринг! А Володя, как только спустился, был тут же накрыт плотной толпой желающих пообщаться.
     В другой раз, как сказал Виталий, это значит — на взвешивании. Но взвешивание у корреспондента “МК-Воскресенья” прошло под знаком другого промоутера... Дона Кинга.
     Дело в том, что мы с ним подошли к входу в одно время. На самом деле было чертовски интересно посмотреть на знаменитого Дона, когда он не кривляется, не паясничает и не несет всякую ахинею... Идет серьезный такой мужик, с охраной, и спокойно делает какое-то наставление своему менеджеру. Мне ничего не оставалось, как втиснуться в его охрану и сделать вид, что я там буквально работаю. Немцы в этом плане очень простой народ: если ты куда-то идешь, значит, имеешь право.
     Тащиться в VIP-зал за Доном Кингом с видом глубоко занятого человека я, конечно, права не имела. Поскольку, во-первых, не была занятым человеком, ибо передать материал в Москву уже успела. А во-вторых, к Дону Кингу никакого отношения не имела. Но то ли артист из меня хороший, то ли действительно немецкая демократичность — находка для журналиста, но меня пропустили...
     Кинг, появившись на публике, резко преобразился. Размахивал кипой флажков, среди которых не было разве что люксембургского, и выкрикивал речи с общим смыслом: “Мы с Остином порвем всех к чертовой бабушке”. Народ отвечал дружным хохотом. Погода стояла хорошая, взвешивание обещало быть интересным, в общем — полет нормальный, почему бы и не похохотать над откровенной глупостью.
     Дальше мне захотелось пить, и я вышла за оцепление. Естественно, обратно вернуться не смогла и осталась стоять в первом ряду, справа от сцены. Дон Кинг бродил по залу и с дьявольским хохотом, подвизгивая, продолжал что-то кричать. Рядом со мной папа двоих мальчиков буквально вываливался за оградительную ленточку, чтобы сфотографировать героя шоу. Девушка на каблуках справа уже практически умоляла Кинга подойти. Но меня больше беспокоила судьба моих, то есть “братских”, автографов, которые я пообещала Лене. Увы, Кличко нигде не было видно — проходило взвешивание боксеров “андеркарта”.
     Дон Кинг тем временем приближался к нам в темпе хип-хопа, отпозировал перед “мыльницами” и бросился жать руки всем стоящим в первом ряду моего сектора. Я свою на всякий случай вытерла о джинсы: ладонь запотела в помещении, неудобно будет перед знаменитостью... Кинг пожал мне руку, несколько удивленно посмотрел на меня и пошел дальше.
     Взвешивание приближалось к своему апофеозу. В помещение на “Мерседесе” въехал Володя, с ним Виталий. И я грустно подумала, что свиты Дона Кинга, чтобы туда пройти, как-то не хватает... Потому что в народ братья не выходили, а когда сняли оцепление, пробиться к ним можно было только с помощью водяной пушки. Оставалась одна надежда — на послематчевую пресс-конференцию.
     — Володя, ты сейчас будешь смеяться, но мне нужен твой автограф.
     — Да ну? — Володя от удивления аж на вопрос забыл ответить.
     — Да, моей знакомой, — я не стала распространяться дальше, дабы не тратить время, и протянула блокнот.
     — Таня, ну ты чего?! Зачем мне листок? Давай я тебе что-нибудь оригинальное придумаю.
     — Когда? Я улетаю завтра.
     — Ну не переживай. Я обязательно что-нибудь придумаю.
     В общем, знакомую я успокоила заверениями: чем спокойней будет обстановка, тем качественнее автограф она получит. Памятная роспись Дона Кинга, кстати, ее не устроила...


Партнеры