Пшик на ржавом месте

От нынешней реформы ЖКХ ничего хорошего ждать не приходится

21 марта 2007 в 00:00, просмотров: 391

  Наступил момент, которого так долго ждали в Министерстве регионального развития. После десятилетней одиссеи по коридорам и закоулкам власти из правительства в Госдуму направлен законопроект о финансовом оздоровлении ЖКХ. Авторы утирают трудовой пот и скупые мужские слезы. Многократно порезанное, изувеченное, но отчаянно живучее творение законодателей готовится ко второй серии хождений по мукам — чтениям в Госдуме. Роль этого документа оценивают по-разному. Одни считают его панацеей, которая наконец-то исцелит вроде бы безнадежно больной жилищно-коммунальный комплекс, другие — очередным способом отмывания денег, а третьи уверены, что ЖКХ уже идет в гору, а закон — это еще один “пламенный мотор”, который ускорит и без того интенсивный процесс выхода из комы.

История болезни

     За пятнадцать лет народ смирился с тем, что рано или поздно придется переходить на стопроцентную оплату всей коммуналки. Чиновникам удалось внедрить в сознание населения нехитрую мысль: хотели рыночных отношений — получайте. Уход государства из ЖКХ закономерен: игрок с недостаточным финансовым потенциалом оставляет разрушенный бизнес с огромными долгами тем, кто готов реанимировать дело. Если нет покупателя на все сразу, активы пойдут с молотка по частям. Товарищества собственников жилья (ТСЖ), которые предполагается создавать силами самого населения, — в числе покупателей.
     А пока ЖЭКи и ДЕЗы по-прежнему занимаются своими не совсем понятными делами. Хотя им осталось недолго — ровно до тех пор, пока собственники жилья не найдут управляющую компанию. Она должна зарекомендовать себя как рачительный хозяин коммунальной инфраструктуры и жилищных дел и доказать, что будет за малый процент обеспечивать услуги высокого качества. Так мыслили себе будущее благоденствие зачинатели коммунальной реформы. Но, как сказал один очень неглупый писатель, “не для Кондрата и не для Панкрата писана Махабхарата”.Именно здесь — первая и, пожалуй, главная сложность реформы: частные организации со стороны, которые могли взять на себя заботу о коммунальной структуре, не хотят ввязываться.
     — Никакого резона становиться управляющей компанией нет, — забивает гвозди в гроб коммунального предпринимательства коммерсант Григорий Жуков. — Сейчас люди платят за коммуналку напрямую в окружные структуры. Через ДЕЗы деньги идут префектам и прочим местным управленцам — короче, в бюджет. Если, конечно, отделить эти платежи от того бабла, которое они имеют лично для себя: за аренду якобы бесхозных подвалов, неоформленных гастарбайтеров и прочих приятных карману мелочей. Реформа дает им возможность приватизировать обреченное предприятие, поменять вывеску и сделать его своей карманной управляющей компанией. Те же деньги в бюджет — только уже в семейный. А теперь представь, что эти суммы — в общем, весьма немалые — идут постороннему дяде в карман. Как, по-твоему, управленцы к этому отнесутся? Да меня просто задавят, причем не сами, а так, что не докопаешься. Сначала пожарные, потом СЭС, налоговая, милиция… Нет, соваться в госнишу — себе дороже.
     По данным Минрегионразвития, озвученным его главой Владимиром Яковлевым, уже в 1995 году собираемость платежей населения выросла до 93%. И пока остается высокой. Сложилась уникальная ситуация: система ЖКХ находится в критическом состоянии, фонды изношены более чем на 60%, около 30% составляют потери. Кредиторская задолженность к 2005 году превысила 325 млрд. рублей. Впрочем, в 2006-м она немного снизилась — до 307 млрд. Но все равно остается не совсем понятным: как 93-процентная собираемость платежей увязывается с более чем 300 млрд. рублей долга предприятиям ЖКХ. Ну да ладно — грешно сомневаться в расчетах опытных специалистов. Если говорят, что тенденция наметилась позитивная, значит, так и есть. Старый ворон мимо не каркнет.
     А вот директор фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов уверен: больше трети денежных средств, поступающих в ЖКХ, разворовывается. Частные УК практически никак не проверяются. В итоге зафиксировано несколько серьезных аварий в результате неправильной эксплуатации тепловых и газовых сетей. Так, например, в Челябинске из-за вопиющей халатности управляющей компании произошла серьезная авария с человеческими жертвами. Есть случаи откровенного мошенничества. И стоит ли после этого удивляться, что население все чаще отказывается от коммунального “варяга” в пользу местного ДЕЗа: обслуживают убого, зато свои, знакомые.

Мама, нас лечат не те врачи…

     Законодательные инициативы, направленные на восстановление полуразрушенного ЖКХ, до последнего времени, как правило, были именно теми “припарками” из поговорки. В этой части коммунальной реформы до последнего времени царил полный беспорядок. Например, если управляющая организация существует в такой форме, как она заявлена в законе, она обязана обеспечить 100% предоплаты поставок коммунальных ресурсов. Но в реальности-то сделать этого не может, так как уставный капитал у нее всего лишь 10 тысяч рублей. Предложено три варианта управления ЖКХ: либо “рулят” сами жильцы (что нереально), либо ТСЖ (не имеют полномочий по целому ряду других законов), либо управляющая компания (в число которых не рвется ни один здравомыслящий предприниматель). И если жильцы игнорируют все три варианта, то за дело берутся местные чиновники, и в жилмассиве продолжает хозяйничать ДЕЗ или ЖЭК.
     Впрочем, если в жилищной части реформы наблюдается достаточно неоднозначная ситуация, то в сфере коммунальной все уже практически в шоколаде. На рынке энергодилеров появляются новые игроки. Более 25 процентов этого рынка уже в частных руках, а в сфере теплоснабжения — так и вовсе более 50%. Потому как хлопот здесь гораздо меньше, а денежки текут. И вряд ли стоит уточнять, что основные “новички” здесь имеют отношение к газовым или энергетическим монополистам, известным на всю страну.

Встань и иди!

     Можно сказать трупу эту ключевую фразу. Но для того чтобы он после этого встал и пошел, нужно быть как минимум хорошим пиарщиком, как максимум — мессией. Чиновники и законодатели примерно одинаково далеки как от первого, так и от второго. Но некоторые механизмы реанимации ЖКХ уже опробованы и освоены. Причем не ими.
     Московские застройщики нового жилья вовсю практикуют простые и радикальные методы своей реформы ЖКХ. Человек, который покупает квартиру в только что построенном либо строящемся доме, подписывает договор, в котором обязательно присутствует подпункт: покупатель обязан подписать договор с управляющей компанией такой-то после принятия дома в эксплуатацию. То есть человек по умолчанию обязался сотрудничать с конкретной организацией, не зная ни ставок, ни условий, ни качества обслуживания.
     На практике это означает, что физлицо начинает платить управляющей компании еще до того, как получит ключи от квартиры. Потому что платежи начинают взиматься не с момента заселения, а с момента ввода дома в эксплуатацию. А иногда даже задним числом — месяца за четыре ДО ввода. На тот случай, если клиент попадается дотошный или тем паче юридически подкованный и не хочет подписывать невидимые договоры, существует универсальный ответ: “Извините, но документ корректировке не подлежит. Либо вы подписываете на наших условиях, либо ищете себе недвижимость на рынке вторичного жилья”.
     Другой способ, по большому счету не отличающийся от предыдущего, уже вовсю практикуют московские ДЕЗы. На территории расклеиваются объявления: мол, вам разосланы договоры, будьте любезны подписать и отнести в ДЕЗ. И, даже будучи еще неподписанным, этот договор уже вступает в силу.

Карманная реформа

     И вот после многолетнего путешествия по коридорам власти законопроект о финансовом оздоровлении ЖКХ готов к рассмотрению в Госдуме. Об этом сообщил замминистра Минрегионразвития Юрий Тыртышов. Суть будущего закона, если вкратце, сводится к тому, что огромные долги ЖКХ реструктуризируются на 10 лет под символический процент — не больше 0,5% годовых. По мнению представителей Минрегионразвития, этот нормативный акт после вступления в силу сможет существенно помочь реформированию структуры ЖКХ. Тыртышов с большим энтузиазмом отзывается о перспективах этого закона:
     — Минрегионразвития разработало целый комплекс мер, и закон о финансовом оздоровлении — только одна из них. Внесен целый ряд поправок в законодательство, разработана экономически обоснованная тарифная политика, создается конкурентная среда. И что, пожалуй, самое главное — есть четкий механизм защиты малообеспеченных слоев населения: если квартплата превышает 22% от совокупного дохода семьи, то государство компенсирует разницу.
     Теперь ведомство решает следующие задачи — модернизация жилищного фонда, упрощение регистрации ТСЖ, расширение прав субъектов реформы. Одним словом, то, что зависит от государства как от игрока, покидающего поле, оно сделало. И, в лучших традициях, уже обозначило преемников. В последнее время ходят слухи о том, что в целях стимулирования конкуренции и привлечения новых участников на рынок управляющих компаний их могут освободить от некоторых видов налогов. Сопоставив это с выступлением коммерсанта Григория Жукова, можно прийти к выводу, что и сама реформа задумывалась как карманная — очередной передел глобальной ниши с ежегодным доходом почти в полтора триллиона рублей. Добавим к ним освобождение от налогов и реструктуризацию вкупе с отсрочкой долгов убыточным предприятиям…
     Население скорее всего ничего не почувствует. Оно привыкло к постоянному повышению тарифов, более того, если однажды ему скажут, что порог стопроцентной оплаты достигнут, скорее всего оно сильно удивится. Поэтому передел пройдет бескровно и незаметно. Хуже не станет. Лучше, впрочем, тоже, потому что абсолютное большинство домов продолжит обслуживать вечно пьяный дядя Вася. Только уже не сантехник, а, например, менеджер по коммунальной инфраструктуре ЗАО “Сантехкомфорт”.
     Существуют западный и восточный подходы к лечению. Западный лечит болезнь, восточный — человека. В случае с ЖКХ, впавшим в кому почти два десятилетия назад, государство предпочло европейский метод. А ведь еще профессор Преображенский предупреждал, что разруха — в головах, а не в клозетах. Разруху нельзя победить вантозом и дрелью — все неудачи коммунальной реформы определяются не только некорректным законодательством, но и инертностью, инфантилизмом, и косностью людей, над которыми проводятся эксперименты. В этой ситуации любая реформа, какими бы благими намерениями она ни питалась, обязательно станет карманной. И никакие законы об оздоровлении ее не спасут.
     
      Оксана ДМИТРИЕВА, депутат ГД, доктор экономических наук:
     — Реформа ЖКХ в отличие от пенсионной или налоговой имеет выраженный региональный характер. Не может быть универсального алгоритма реализации этого проекта для всех видов жилья и форм собственности. Кроме того, если успех той же пенсионной или налоговой реформы полностью зависит от правильно написанного закона, то реформа ЖКХ опирается в основном на инициативу и организацию процессов на местах. А у нас это накладывается на коррупцию и низкую квалификацию управленческого аппарата. Я бы выделила четыре основные проблемы. Во-первых, бывает, что сформированные ТСЖ испытывают проблемы со службами ЖКХ, ДЕЗами и т.д., если не выбирают их в качестве управляющей компании. Возникают сложности при приемке дома. Передают дома не только без капитального, но и без текущего ремонта. Постоянные проблемы при подписании дефектных ведомостей — текущие крыши и затопленные подвалы. С одной стороны, их не хотят ремонтировать, с другой — не готовы принимать. Со второй проблемой я столкнулась в Санкт-Петербурге: администрация района насаждает карманные ТСЖ, используя свое право на значительную долю неприватизированной собственности. Третий проблемный фактор — взаимодействие с естественными монополистами. Региональные энергетические компании постоянно накручивают тарифы, что вызывает массу проблем и очень много обращений граждан. А муниципальные власти пассивны. Они должны как-то обуздывать монополистов, а они, по сути, ничего не делают. Четвертая, пожалуй, самая серьезная проблема — капитальный ремонт. Не ясно ни юридически, кто несет за него ответственность, ни практически — каким образом и из каких источников его финансировать. По идее, этим должно заниматься государство. По меньшей мере по старым домам, но в законах данное положение нигде не прописано.



Партнеры