Как сэкономить на выборах

Спикеры работают “челноками”, а депутаты — почтальонами Печкиными

30 марта 2007 в 00:00, просмотров: 484

Как сказал один мудрец, у человека вся жизнь — подготовка к смерти.
А у депутата весь срок в Госдуме — подготовка к следующим выборам. И они уже не за горами.
У партий, сидящих в парламенте, большая фора перед остальными. Мало того что их зарегистрируют автоматически. Депутаты могут разъезжать по стране за госсчет, бесплатно рассылать письма и звонить, бомбардировать конкурентов парламентскими запросами...

“Осенью в Думе никого не увидите”

В конце января некоторые депутаты вдруг исчезли из поля зрения. Причем речь шла не о “виртуальных” народных избранниках, у которых единственным доказательством того, что они еще живы, является “работающая” в зале карточка для электронного голосования. А о реальных... “Долго не будет, не ищите, — отвечали честные помощники, — месяца два...”
“Не было” до 11 марта: эти депутаты работали на свои партии в регионах, где ожидались выборы, при этом получая зарплаты и пользуясь всеми льготами, положенными им по статусу.
В смете расходов Госдумы на 2007 год на авиа- и железнодорожные перевозки внутри страны заложено 59 млн. рублей. Считается, что депутату казна оплачивает поезд или самолет туда-обратно 11 раз в году — на “неделю работы в округах”. Плюс специальные командировки по думской линии... Но сколько на самом деле стоят бюджету перемещения каждого депутата по стране и всегда ли он ездит именно в родной регион и именно в региональную неделю — тайна за семью печатями. Эта информация в парламенте охраняется от посторонних особенно трепетно, причем всеми — от коммунистов до единороссов. Потому что нет такого депутата, который, положа руку на сердце, мог бы присягнуть: “Я ни разу не воспользовался транспортной льготой в целях, не связанных с депутатской деятельностью”. А если платит государство — экономит партийная касса...
Выборы 11 марта проходили в 14 областях и республиках. Посмотрите графики поездок по стране тяжелой партийной артиллерии, спикеров Госдумы и Совета Федерации (по совместительству — лидеров “Единой России” и “Справедливой России”): в конце февраля — начале марта Борис Грызлов посетил 8 из этих 14 регионов, Сергей Миронов объездил 9 из 14.
Спикеры — охраняемые ФСО лица, рейсами “Аэрофлота” они не летают. Значит, спецборт, командировки охране и помощникам, “мигалки”, милицейское сопровождение... 27 февраля губернатор Псковской области просто света белого не взвидел! По слухам, даже в Администрацию Президента потом жаловался! Он готовился к приему спикера Грызлова. Встречал, как положено по чиновничьему этикету, сопровождал... В середине дня вдруг как снег на голову свалился еще один спикер — Миронов. Тоже надо встречать, сопровождать? Причем оба спикера заочно, через журналистов, обменивались предвыборными “любезностями”...
После 11 марта интенсивность поездок по стране третьего и четвертого лиц в государстве резко спала. Но подождите, будет осень...
“Осенью вы вообще никого здесь не увидите”, — предсказывает опытный депутат, проработавший в Думе четыре созыва. Одни после составления партсписков поймут, что в новой Думе им не сиживать, и на все “забьют” окончательно и бесповоротно. Другие будут мотаться по регионам, варясь в котле предвыборной кампании. А спикеры опять заработают “челноками”...

Почем телеграммка от депутата?

Что поездки! Материальная база Госдумы и закон о статусе депутата дает массу других возможностей сэкономить партийные и личные средства.
Недавно вице-спикер Жириновский возмущался на заседании: видите ли, депутат Черепков рассылает членам ЛДПР письма, приглашая их в свою несуществующую партию, да еще вкладывает в письма членские билеты! Едва ли нужно объяснять, что и письма, и билеты рассылались за казенный счет... Но тут, как говорится, оба хороши. В прошлом году в июне для депутатов ввели лимит на почтовую связь, так Виктор Черепков в августе превысил его в 13 раз, а Владимир Жириновский — в 30 раз. Всего же 57 человек не уложились в жесткие рамки. Осенью даже пришлось на несколько дней приостанавливать работу думского отделения связи и предпринимать специальные меры по наведению хотя бы относительного порядка.
На этот год средств на почту и телеграф заложили в думскую смету больше, чем в прошлом (28 млн. рублей и 56 млн. рублей), но нет никакой уверенности, что хватит. Правительственная телеграмма от вице-спикера или лидера фракции с поздравлением к празднику или дню рождения может кому-то показаться ерундой на постном масле, но для очень многих чиновников, ректоров вузов или главврачей больниц такие знаки внимания дорогого стоят. А перед выборами любая мелочь может оказаться решающей...
Как проверить, связаны ли разговоры депутата или его помощника по думскому стационарному или мобильному телефону (лимит на депутата — 3300 рублей в месяц) с работой в парламенте или носят исключительно предвыборный характер? А еще Интернет, факсы, бумага, скрепки, кнопки, папки...
Чем ближе к “большим” выборам — тем больше аппараты фракций напоминают военные штабы. Снуют люди, без конца проходят какие-то совещания... В прошлой Думе одна партия принципиально предпочитала думские кабинеты для проведения секретных собраний, руководствуясь правилом “лучше пусть подслушивает ФСО, чем конкуренты”.

Документом — по конкурентам

Громкий парламентский запрос — популярный способ насолить политическому конкуренту. (Раньше был еще один похожий вариант насолить противнику перед выборами: на его регион или предприятие-спонсора насылали аудиторов Счетной палаты с финансовой проверкой, проголосовав соответствующее поручение в Госдуме. Но теперь беспокоить “зря” аудиторов Думе Кремль не велит.)
“Тяжелую артиллерию” запросов, например, пустили в ход на мартовских выборах в Заксобрание Ставропольского края — там борьба между грызловцами, чей список возглавлял губернатор Черногоров, и мироновцами, чей список возглавлял мэр областного центра Кузьмин, была особенно острой.
21 февраля фельдъегерь доставил генпрокурору Чайке пакет с только что принятыми Госдумой парламентскими запросами: немедленно провести проверки и “отреагировать”!
В одном запросе говорилось: по противозаконному решению мэра в Ставрополе демонтировали символ Победы в Великой Отечественной войне — памятник Героям-доваторцам. В другом — напоминалось о страшном ДТП, случившемся в августе 2006-го. Тогда руководитель администрации Ставрополя Тарасов превысил скорость, выехал на встречную полосу и врезался в “Волгу”. Оказывать помощь пострадавшим он не стал, с места происшествия скрылся (в запросе — ссылка на данные следствия). Пятеро пассажиров “Волги” погибли. Тарасов потом успешно выкрутился, но депутатов Госдумы интересовало не это. А то, что “в своих обращениях в Думу граждане уделяют особое внимание бездействию главы города Ставрополя Д.С.Кузьмина, который... находясь на месте ДТП, по их мнению, не оказал помощи пострадавшим”. Нет ли в поведении г-на Кузьмина признаков уголовного преступления? — спрашивали депутаты.
Про принятые Думой документы, рисующие неприглядный образ Кузьмина, не раз сообщили федеральные телеканалы. А уж что творилось в областных СМИ! Не каждый мэр удостаивается дебатов в Госдуме! И всем известно: отдельные депутаты пишут генпрокурору без конца, но парламент в целом беспокоит его очень редко...
Так ударить по политическому конкуренту громким запросом или постановлением под силу только парламентскому большинству.
...Запрос о Героях-доваторцах ударил по единороссам бумерангом. При его обсуждении в Думе член “СР” Харченко сообщил о записи заседания областного правительства, где Черногоров уговаривает снести памятник, и о соглашении с подписями Кузьмина и Черногорова о выделении 41 млн. руб. на снос памятника и ремонт перекрестка, где он стоял...
Выборы 11 марта прошли, грызловцы в Ставрополе проиграли мироновцам и забыли и про памятник, и про страшное ДТП. Интересно, а генпрокурор провел проверки? И что, интересно, выяснил?

Законы вместо патронов

Напомнить перед выборами о себе, любимых, депутатам помогают даже заведомо “непроходные” законопроекты.
Когда осенью “Родина” слилась с Партией жизни в “Справедливую Россию”, в Госдуме у г-на Миронова появилась своя фракция (29 человек). Чем дальше, тем больше она напоминает Ноев ковчег, где всякой твари по паре: националисты-рогозинцы, либералы вроде Валерия Зубова или Виктора Похмелкина... Сюда подгребают те, кому на зачищенной Кремлем политической поляне деваться больше некуда, а уходить из большой политики ну никак не хочется. Есть и примеры откровенных извращений: Геннадий Гудков громко вступил в партию “Справедливая Россия”, но по-прежнему остается членом фракции “Единая Россия”! А по Думе ходят слухи, что еще несколько десятков единороссов, поняв, что им в списках родной партии “проходные” места “не светят”, уже смотрят налево и готовы хоть сейчас уйти, но “их Сурков (замглавы Администрации Президента. — “МК”) не пускает, просит подождать хотя бы до лета...”.
Фракция “Справедливая Россия” с ноября внесла 13 законопроектов. Под многими стоит и подпись спикера СФ Миронова. Законы эти откровенно популистские и шансов на принятие почти не имеют. Самый громкий — о прогрессивном налогообложении: чтобы бедные платили даже меньше нынешних 13%, а богатые — до 30%. Но схема составлена так, что никакой прибыли бюджету принести не может — одни убытки, и авторы честно это признают, предлагая компенсировать потери из Стабфонда.
Зачем вносить законы, если шансов на принятие у них практически нет? Да потому, что выборы скоро! Если “эсеры” просто будут говорить, что у них “есть идея” пересмотреть подоходный налог, то кто обратит на это внимание? А вот если идея оформлена юридически и внесена в Госдуму в виде законопроекта — отношение к ней совсем другое, более серьезное. И напишут, и обсудят... А потом избиратель, который считает нынешний порядок налогообложения несправедливым, может, и вспомнит: “Это они предлагали тот правильный закон, но поддержки у нынешнего большинства не нашли!”
Незнакомые с политической кухней люди могут думать, что обсуждение в Думе законов, которые “все равно не примут”, — пустая трата времени. Нет, у опытных людей — каждое лыко в строку: выдержки из стенограммы заседаний и результаты голосований можно опубликовать в партийной и региональной печати (“вот кто был против такой хорошей идеи!”) и использовать потом в качестве предвыборного оружия.
Это далеко не все способы использования депутатского мандата ради заветной цели — победы на выборах. Но и эти, и другие, о которых мы не написали, гарантий победы не дают. “За гарантией надо идти в Кремль, — говорят сейчас в Думе. И добавляют: — Но если поверите только в кремлевские гарантии, дураками будете...”



Партнеры