Свободный человек в свободном мире

1 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 361

Сегодня Герхард Шредер – председатель наблюдательного совета консорциума по строительству Северо-Европейского газопровода «Северный поток» (Nord Stream AG). Он консультирует международный инвестиционный банк Rothschild Group. С ним подписали договоры швейцарское издательство Ringier, предложившее ему должность консультанта по международным вопросам, и нью-йоркское агентство Harry Walker, специализирующиеся на общественно-просветительской деятельности в современной лекторской индустрии по всему миру. Кстати, среди именитых докладчиков агентства мелькают такие звонкие имена, как Билл Клинтон, Эхуд Барак, Александр Квасьневский и Беназир Бхутто.

24 ноября 2005 года после назначения Ангелы Меркель федеральным канцлером экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер окончательно ушел из политики, добровольно сложив с себя полномочия депутата бундестага. Тогда казалось, что звезда Шредера навсегда померкла на мировом политическом небосводе. Вполне закономерный процесс для бывших политиков. Ну в конце концов, что можно ожидать от отставника? Издание мемуаров, выступления с докладами на разного рода конференциях и председательство в благотворительном фонде, названном в его честь, пара десятков газетных публикаций в год о бывшем государственном деятеле преимущественно в разделе «Светская хроника» или, наконец, приглашение в ток-шоу прокомментировать то или иное событие, связанное с периодом его пребывания у власти.
Однако Шредер не попал в категорию «бывших», чья историческая миссия заканчивается датой официального ухода с поста. Совсем наоборот. Он вернулся в политику в ином качестве, и его возвращение взбудоражило, озадачило и даже привело в бешенство добрую половину населения Германии, чьи гневные возгласы были подхвачены прочими «борцами» за справедливость и демократию планетарного масштаба.
В Германии до сих пор не утихают отголоски споров по поводу разнообразной трудовой деятельности экс-канцлера, который в течение нескольких месяцев после своей отставки обзавелся сразу несколькими оплачиваемыми должностями. При этом основным поводом для негодующих выпадов в адрес Шредера стало его назначение председателем наблюдательного совета акционеров консорциума по строительству СЕГ.
Вроде бы ничего особенного в этой должности нет, если бы не одно «но»: Шредеру предложили работу на предприятии, наибольшее влияние в котором имеет иностранное государство, а что хуже всего для западных поборников справедливости – этим государством является Россия (доля «Газпрома» в консорциуме – 51%, немецкие концерны E.ON и BASF получили по 24,5%).
Известие имело эффект разорвавшейся бомбы. Немецкие СМИ не умолкая говорили о том, что Шредер наносит ущерб собственным историческим заслугам, что его назначение окажет негативное влияние на германо-российские отношения, что «он получает личную финансовую выгоду от принятых им ранее политических решений» и «позволяет оплачивать свое низкопоклонство по отношению к российскому президенту Владимиру Путину», а его новая работа будет сопровождаться «налетом коррупции» и т.д. Нужно отдать должное Шредеру, который быстро отмел все обвинения в свой адрес не только морального, но и юридического характера, пригрозив клеветникам судебным расследованием. До суда действительно дошло.
В начале апреля 2006 г. Гамбургский земельный суд поставил точку в скандале вокруг трудоустройства экс-канцлера, запретив лидеру оппозиционной Свободно-демократической партии Гидо Вестервелле повторять оскорбительные высказывания о том, что Шредер якобы лично заинтересован в проекте строительства СЕГ, так как еще в сентябре 2005 г. правительство ФРГ во главе со Шредером предоставило государственные гарантии по банковскому кредиту в 900 млн. евро для «Газпрома» на прокладку наземного участка СЕГ – от Южно-Русского месторождения в Сибири до Санкт-Петербурга. Кстати, «Газпром» впоследствии от кредита отказался.
Многочисленные критики «аморального» поведения Шредера не удосужились обратить внимание, например, на то, что консорциум предоставил работу и другим, не менее значимым представителям немецкого истеблишмента. Исполнительным директором концерна был назначен Матиас Варнинг, глава Dresdner Bank. В состав наблюдательного совета наряду с руководителями российского «Газпрома» Алексеем Миллером, Александром Медведевым и Владой Русаковой вошли глава газовой компании E.ON Ruhrgas (и член совета директоров «Газпрома») Буркхард Бергманн, председатель совета директоров компании E.ON Ruhrgas Transport Ханс Петер Флорен. Интересы BASF в совете представляют зампред правления концерна Эггерт Фошерау и шеф входящей в него газовой компании Wintershall Райнир Свитсерлоот.
Не стоит отрицать, что в среде крупного европейского бизнеса не практикуется скоропалительность назначений. Но речь тогда шла о становлении консорциума, проект требовал быстрых решений. Как заметил Александр Медведев в адрес обескураженных европейцев, «у нас нет времени ждать еще полгода». Да и обе немецкие компании – участницы консорциума E.ON и BASF – не высказывали возражений против кандидатуры Шредера, политический капитал, связи и контакты которого в европейских странах должны были способствовать обеспечению должного уровня коммуникаций для успешного продвижения и реализации проекта.
Шредер прекрасно подходит на эту должность еще и потому, что проект СЕГ по праву можно назвать его «детищем». Договор о строительстве был подписан в сентябре 2005 г. – всего за десять дней до поражения социал-демократов на внеочередных выборах в бундестаг, он стал своего рода завершающим аккордом «красно-зеленой» коалиции, которая подвергалась жесткой критике со стороны оппозиции за тесное энергетическое взаимодействие с Россией. Взаимодействие, которое обусловлено объективными причинами: на сегодняшний день Россия покрывает свыше 50% потребностей ЕС и 30% потребностей Германии в природном газе, и потребности европейцев в газе будут постоянно расти. Однако немецкие политики единодушно выступают за сокращение уровня энергозависимости Германии и ЕС от России, ссылаясь на то, что однажды российский «Газпром» сможет перекрыть кран газопровода, да к тому же будет держать под контролем цены на газ в Европе. Единственный выход они видят в диверсификации поставок энергоносителей, но новых поставщиков энергии европейцы ищут в политически не самых благополучных регионах мира.
Напрашивается простой вопрос: неужели стабильность европейского континента может быть поставлена на карту лишь из-за того, что партнером в энергетическом сотрудничестве является Россия?!
Проблемы, с которыми сегодня сталкивается Россия, а вместе с ней и все те, кто в силу своих взглядов или профессиональных обязанностей понимают и поддерживают российские интересы, заключаются в том, что Запад не в состоянии избавиться от сложившегося десятилетиями стереотипного восприятия и клишеобразного подхода ко всему, что прямо или косвенно носит «русский отпечаток». Даже явная экономическая выгода может быть подвергнута сомнению. Но несмотря на недовольство отдельных западных политиков, газопровод строится, а Шредер занимает свой пост, не нанося при этом вреда ни германо-российским отношениям в целом, ни проекту в частности.
Официальное вступление Шредера в должность председателя совета акционеров состоялось 30 марта 2006 г. Шредер лично объявил о сумме ежегодного вознаграждения за свой труд – 250 тысяч евро, подчеркнув при этом, что он не намерен (вопреки предположениям ряда СМИ) дополнительно заниматься отдельными проектами по улучшению имиджа России.
Новое назначение Шредера стало своеобразным продолжением его политической карьеры. Он работает в международной компании, цели и задачи которой ему близки, он искренне отстаивает ее интересы. Лучшего лоббиста вряд ли удалось бы найти! 51% активов консорциума находится в распоряжении России, и поэтому абсолютно неудивительно, что Шредер, защищая интересы своей компании, тем самым защищает и интересы России.
18 января 2007 г. в респектабельном берлинском отеле «Адлон» прошел во всех отношениях знаменательный «круглый стол», главными участниками которого были помощник президента России Игорь Шувалов и экс-канцлер Германии Герхард Шредер. Выступление Шредера в очередной раз потрясло высокопоставленных немецких экспертов, чиновников и журналистов и вновь вызвало неподдельный накал страстей вокруг личности экс-канцлера и его «порочных» связей с Россией. Речь Шредера заслуживает внимания прежде всего потому, что не каждый день можно встретить западного политика, который столь страстно отстаивает российские интересы не только в сфере энергетики. В свойственной ему наступательной и уверенной манере ведения дискуссии Шредер действительно говорил в пользу России, парируя традиционные упреки своих оппонентов об авторитарном российском руководстве, об отсутствии демократического развития, ограничении деятельности гражданского общества и СМИ, о политических убийствах и прочем.
В феврале 2007 г. в Брюсселе Шредер вместе со своим коллегой Варнигом провел переговоры с комиссаром ЕС по энергетике Андрисом Пиебалгсом и комиссаром ЕС по промышленности Гюнтером Ферхойгеном, основная цель которых – добиться поддержки проекта «Северный поток» среди крупных инвесторов и влиятельных европейских политиков. Несмотря на скептический подход европейцев к этому проекту, Шредер преисполнен оптимизма и не перестает доказывать важность и необходимость его реализации, говоря о том, что проект будет играть ключевую роль для обеспечения энергобезопасности всей Европы. Правда, немецкие СМИ охарактеризовали усилия, предпринятые Шредером и Варнигом в Брюсселе, как очередной «рекламный тур». Сравнение по меньшей мере странное, если учесть, что речь идет об официальных переговорах, на которых ЕС в целом выразил поддержку проекту.
Читая публикации немецких СМИ о Шредере с момента его отставки, невольно приходишь к выводу, что для своих соотечественников экс-канцлер превратился в своеобразную белую ворону, и все из-за того, что был замечен в дружеских связях с российским президентом и тем самым перешел границу дозволенного в своих контактах с Россией. При каждом удобном случае Шредеру припоминают слова, сказанные им однажды в адрес Владимира Путина, которого он назвал «демократом чистой воды», и от которых экс-канцлер отказываться не собирается. В недавно изданных мемуарах «Решения: моя жизнь в политике», вышедших в гамбургском издательском доме «Хоффманн и Кампе» тиражом 160 тысяч экземпляров, Шредер признается, что ему нечего добавить к сказанному им ранее о российском президенте, отмечая, что Владимир Путин стремится перестроить Россию в великую державу, которая выступала бы в мире на одном уровне с США.
В первые дни своей отставки свободный от политики и обязательств Шредер был «раскрепощен и спокоен, находился в полной гармонии с самим собой» и собирался «главным образом наслаждаться жизнью» – так по крайней мере утверждал его биограф Юрген Хогрефе. Свое душевное состояние экс-канцлер пояснял тогда простыми словами: «Теперь я свободный человек в свободном мире». Но для 61-летнего полного сил и желания работать мужчины уход на покой означал бы медленную смерть. Можно по-разному относиться к Шредеру. Лично мне он импонирует прежде всего как борец, который не желает сдаваться.
7 апреля Герхарду Шредеру исполняется 63 года, он прекрасно обеспечен в финансовом плане, его окружают единомышленники, с работой у него тоже проблем нет, у него крепкий тыл: любимая жена, трое приемных детей, двое из которых – дочь Виктория и сын Грегор – были усыновлены в 2004-м и 2006-м в России. Единственное, чего ему может не хватать, так это всеобщей любви своих соотечественников. Но таков уж удел политика, который ведет свою собственную игру.



Партнеры